Достоинство государства в конечном итоге зависит от достоинства личностей, которые его создают.
Джон Стюарт Милль, английский философ, политический экономист XIX века

«Русская Правда»: первый кодекс законов на Руси

19 августа, 2004 - 18:38
ТВОРЕЦ «РУССКОЙ ПРАВДЫ» КНЯЗЬ ЯРОСЛАВ МУДРЫЙ

В этом году исполнилось 950 лет со дня смерти Ярослава Мудрого, князя Киевской Руси-Украины, который, — как писал Н.Карамзин, — «хотя и не присоединял оружием новых земель, но возвратил утраченное Россиею в бедствиях междоусобия; не всегда побеждал, но всегда оказывал мужество; успокоил отечество и любил народ свой». Изданный Ярославом Мудрым сборник законов, названный «Русской Правдой», был первым летописным кодексом судебных законов древней Руси-Украины, объединяющим гражданское и уголовное право и все процессы судопроизводства того исторического времени, охватывающего весь ХI век. И хотя в «Русской Правде» использовались и некоторые законы Владимира Великого (980—1015) частично заимствующие даже основы византийского и скандинавского правоведения», «здесь, — как замечал М.Грушевский, — мы в подавляющем большинстве имеем исконное русское право».

Приведем некоторые примеры уголовной ответственности, предусмотренные законами Ярослава в наказание за убийство гражданина, воровство частной собственности граждан (законы эти часто были не совсем справедливыми по отношению к имущим гражданам и жестокими — к холопам и рабам). При этом следует напомнить, что к холопам обельным или полным относились следующие категории граждан того времени: человек, купленный при свидетелях; тот, кто не может удовольствовать своих заимодавцев; тот, кто женится на рабе без всякого условия; тот, кто без условия пойдет в слуги или в ключники и наемник (закуп), на время закабаленный человек, который, не выслужив срока, уйдет. Древнейшими рабами в Руси-Украине были, конечно, потомки военнопленных, но в то время были и другие причины, которые могли лишать людей свободы.

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА УБИЙСТВА, ТРАВМЫ И УГРОЗЫ

Личная безопасность в уголовных законах Ярослава оценивалась очень высоко. Поэтому в одной из первых статей закона так и сказано: «Кто убьет человека, тому родственники убитого мстят за смерть смертью». В том случае, если у убитого не окажется мстителей, то с убийцы взыскиваются в казну деньги в следующих размерах: за голову боярина княжеского или гражданина именитого или приближенного к княжескому двору — 80 гривен, т.е. двойную виру; за княжеского отрока, повара, конюха, купца и др., т.е. за всякого свободного человека (варяжского племени) или славянина — 40 гривен, т.е. одну виру; а за убиение жены — 20 гривен, т.е. полвиры; за убийство сельского старосты, ремесленника и за кормилицу — 12 гривен; за простого холопа боярского и людского — 5 гривен и, наконец, за раба — 6 гривен, и верх того в казну 12 гривен дани или пени. При этом следует заметить, что 1 гривна в то время ценилась очень высоко, так, за 1 гривну можно было купить 20 баранов или одного рабочего вола.

В уголовных законах Ярослава учитывались и условия, при которых было совершено убийство или покушение на него, с нанесением угроз или травм. Так, например, за убийство человека в споре или в пьяном виде, если при этом убийце удалось скрыться, то округа (ветвь), где совершилось убийство, платит за него штраф — дикую виру, но в разные сроки и в несколько лет. В том случае, если убийца не скроется, то взыскивается с округи или волости половина виры — 20 гривен, а другая половина с самого убийцы. Если же убийство произошло без всякой ссоры, то волость не платит за убийцу, но выдает его «на поток» — или в руки государя — «с женою, с детьми и с имением».

Это последнее положение уголовного закона для нашего времени выглядит очень жестоко и несправедливо, однако тогда считалось, что жена и дети были ответственны за вину мужа и родителя, так как были его собственностью. За всякие действия, связанные с насилием, законы Ярослава предусматривали различную пеню в гривнах. Например, за любой удар необнаженным мечом или его рукояткой, тростью, чашею или ладонью — штраф в 12 гривен; палицею или жердию — 3 гривны; за всякую легкую рану или толчок — 3 гривны в казну и раненному 1 гривна на лечение. Более строгие штрафы предусматривались за повреждение носа, руки, глаза, ноги, когда виновник платил 20 гривен в казну, а самому изувеченному — 10 гривен. Даже за угрозу мечом — пеня в 1 гривну.

Особенно защищали законы Ярослава людей состоятельных, имущих. Так, например, тот, кто самовольно накажет именитого гражданина (огнищанина) или земледельца (смерда), должен уплатить пеню в казну в 12 гривен за первого и 3 гривны за второго, а каждому битому по 1 гривне. В том случае, если холоп или раб ударит свободного человека и скроется, а хозяин не выдаст его, то взыскивалось 12 гривен с хозяина. Раб, обидевший своего хозяина, может быть даже лишен жизни за эту обиду, так гласил закон.

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ВОРОВСТВО, ДОЛГИ И НЕДОЗВОЛЕННЫЙ ПРОМЫСЕЛ

Очень жестокими, а порой античеловеческими (по сегодняшним законам) были во времена Ярослава Мудрого меры наказания за воровство. Так, например, по тем законам всякий имел право убить на месте настигнутого ночного вора (татя). А тот, кто продержит его связанным до утра, обязан идти с ним на княжий двор для совершения правосудия. В том случае, если связанный вор по каким-то причинам будет убит — это является преступлением, и виновный платит в казну 12 гривен. Особенно ценился в те времена в хозяйстве и на войне конь, поэтому за его похищение была предусмотрена особая мера наказания. В законе о ней говорилось так: «Тать коневой выдается головою князю и теряет все права гражданские, вольность и собственность». Сурово наказывалось и воровство личного домашнего хозяйства, скота или зерна.

Весьма строго наказывались в законе действия, приносящие вред или гибель живой природе, в том числе полезным животным или растениям, т.е. по сегодняшним понятиям, браконьерство. Так, например, «за бобра, украденного из норы, определяется 12 гривен пени». Здесь идет речь о так называемых племенных бобрах, с потерей которых хозяин лишался всего возможного приплода. За умышленно зарезанного чужого коня или другую скотину злоумышленник платит 12 гривен в казну, а хозяину — 1 гривну. За срезанные деревья с племенными ульями пчел виновный обязан внести в казну 3 гривны, за дерево — полгривны, за изгнание пчел — 3 гривны, а хозяину «за мед нелаженного улья — 10 кун, а за лаженного — 5 кун».

В законе предусмотрена особая кара за поджог дома или гумна. Такой зажигатель «выдается головою князю со всем имением, из коего надобно прежде вознаградить убыток, понесенный хозяином гумна или дома».

Одной из важных исторических особенностей законов Ярослава было и положение о том, как хозяин отвечал перед законом за несвоевременную выдачу слуге заработанных им денег. В этом случае господин обязан был уплатить истцу 60 кун пени, а если он насильственно отнимал у слуги деньги, то возвратив их, платил еще в казну 3 гривны пени. Строго наказывались по закону должники, вовремя не возвращающие или не желающие вовсе возвращать денежные долги. Так, по закону требовалось, чтобы истец по возврату денег представил свидетелей и, если они поклянутся в справедливости его требований, заимодавец берет свои деньги и еще 3 гривны в удовлетворение.

Особая доверенность в законе к людям торговым иллюстрируется тем, что если купец поверил деньги другому купцу для торговли, и должник начнет запираться, то свидетели в этом случае не нужны, а ответчик сам должен присягать. Проявил особую заботу закон о защите прав купцов-иностранцев, что имело историческое значение для успешной внешнеторговой деятельности в Руси-Украине. В этом случае закон обязывает общеизвестного должника, которому иностранец поверил свой товар, продать со всем его имуществом и первыми вырученными деньгами удовлетворить иностранца или казну. Если купец утратит вверенный ему товар в пьянстве, или промотает, или испортит по небрежности, то взаимодавцы по закону имеют право поступить с ним, как им угодно: отсрочить ли платежные долги или продать самого должника в неволю.

ОСНОВЫ СУДОПРОИЗВОДСТВА ПРИ ЯРОСЛАВЕ МУДРОМ

Главой правосудия в те исторические времена считался князь, а княжеский двор — местом суда. Но, как правило, государь поручал свою власть тиунам и своим отрокам, а чиновники, которым надлежало решать уголовные дела, назывались вирниками, и каждый судья имел помощника или отрока, метельника или писца. Они брали запас от граждан и пошлину с каждого дела. Для объезда своей волости каждому вирнику или его писцу давали лошадей. Для решения судебного дела истец должен идти с ответчиком на взвод перед 12 гражданами, т.е. присяжными, которые разбирали обстоятельства дела по совести, а судья определял меру наказания. Важную роль играли свидетели в каждом уголовном деле. По закону Ярослава «всякий уголовный донос требует свидетелей и присяги семи человек, но варяг и чужестранец обязывается представлять только двух». Следовательно, и здесь отмечается покровительство иноземцам. Далее в законе отмечается, что свидетели должны быть всегда гражданами свободными и только «по нужде и в малом иске дозволено сослаться на тиуна боярского или закабаленного слугу». В заключение следует напомнить, что подобная практика судопроизводства была и в Скандинавии, откуда этот мудрый устав перешел в Великобританию. Истории известен факт существования думы из 12 присяжных заседателей еще в VIII веке в Датском королевстве. Таким образом, уголовные законы Ярослава содержат в себе полную систему нашего древнего законодательства, охватывая богатый исторический опыт других стран, и отвечающую тогдашним нравам в Руси-Украине.

Олег ЯСТРЕБОВ, кандидат технических наук
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ