История - самый высокий учитель, у которого самые плохие ученики
Индира Ганди - премьер-министр Индии

«Украинизация» во времена Директории

Современные уроки давних событий
11 декабря, 1996 - 19:09
ГЕТМАН СКОРОПАДСКИЙ, ПО СОБСТВЕННЫМ СЛОВАМ, «НЕ ВИДЕЛ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЛЮДЕЙ СРЕДИ УКРАИНЦЕВ»

В ноябре 2008 г. прошло 90 лет с начала деятельности Директории. Созданая в ночь с 13 на 14 ноября 1918 г. на тайном заседании в доме Министерства путей сообщения при участии представителей всех политических сил, входивших в Национальный Союз, она провозгласила и в значительной степени направила свою работу на восстановление и развитие завоеваний первого этапа освободительной борьбы, завоеванных в ходе осуществления Центральной Радой политики украинизации в течение марта 1917 — апреля 1918 гг.

Исторические документы свидетельствуют: украинизация началась в 1917 г. и проводила ее Украинская Центральная Рада, которая и ввела в широкое обращение понятие «украинизация», начав те процессы, которые составляли ее содержание. В своей резолюции от 22 апреля 1917 г. УЦР определила: свою деятельность она проводит «стоя на принципе украинизации всей жизни на Украине». Анализируя события того времени В. Винниченко подтверждал, что требование постановлений и резолюций всех обществ и организаций было единодушным: «украинизация всех отраслей жизни». То есть, речь шла об украинизации как всеохватывающем процессе приведения всей национальной государственной, политической, социально-экономической и духовной жизни в соответствие с интересами и запросам украинского народа. Украинизация в таком смысле провозглашалась «принципом» и «программой» УЦР. Этот термин использовался ею как для обозначения содержания и форм широкого прогресса украинства, так и для определения направления, содержания динамики отдельных сфер народной жизни, конкретных структур и ячеек.

Политика украинизации объективно придавала системный характер деятельности различных форм национальной самоорганизации, общественным и государственным образованиям, в первую очередь — УЦР и Директории, УНР, ходу всей освободительной борьбы 1917 — 1921 гг. Она была направлена на восстановление достойного места украинского народа среди других наций, его свободное и всестороннее развитие, возрождение и развитие национальной государственности, защиту соборности украинских земель, демократизацию всей общественной жизни, подъем культуры, решение острых социально-экономических проблем в интересах как коренного этноса, так и всего населения Украины. При этом процесс украинизации должен был сочетаться с соблюдением широких прав национальных меньшинств.

Именно возникновение и главное направление деятельности Директории объективно стали проявлением возобновления процесса украинизации, начатого в марте 1917 г. Этот орган был образован украинскими политическими партиями и организациями, которые не восприняли гетманского переворота, осуществленного при помощи немецких и австрийских штыков. В отличие от образованных демократическим способом и украинскими политическими силами Центральной Рады и Украинской Народной Республики гетман был приведен к власти по инициативе и путем прямого силового вмешательства Центральных держав. Договор последних с УНР предусматривал пребывание их войск в Украине только для помощи в обороне края против внешней агрессии. Центральная Рада решительно выступала против иностранного вмешательства во внутренние дела Украины. Гетманат же был установлен фактически иностранной армией после разгона УЦР, ликвидации государственных и общественно-политических структур УНР немецкими военными подразделениями или при их помощи. Он опирался на последние в своей внутренней политике, социально-экономическая и государственно-политическая составляющие которой соответствовали в первую очередь интересам зажиточных неукраинских слоев населения и зарубежных государств, не воспринимались большинством народа и осуществлялись преимущественно силовыми методами.

Все же мощный импульс, данный украинизации освободительной борьбой народа, не смог в полной мере преодолеть чуждые ей силы. Они были вынуждены хотя бы частично и нередко формально, но учитывать некоторые достижения УЦР и УНР. В частности, гетманские мятежники и их немецко-австрийские опекуны побоялись полностью отказаться от национальной государственности, которая была сохранена в урезанной форме, названа гетманской и украинской (до 1917 г. об этом не могло быть и речи). Использовались: название введенной УЦР денежной единицы (карбованец), национальная символика, различные украинские термины (гетман, атаман, староста и тому подобное), провозглашено восстановление казачества, продолжен начатый УНР процесс установления дипломатических отношений с зарубежными странами и так далее.

Но гетманат контролировался и использовался Германией и Австро-Венгрией в первую очередь в собственных интересах. Были ликвидированы или загнаны в подполье украинские демократические общественно-политические структуры. Гетманские вооруженные силы образовывались и действовали под надзором, а то и по прямым указаниям оккупантов, были переполнены бывшими царскими офицерами, которые мечтали о реставрации «единой и неделимой». При их активном участии осуществлялись экзекуции, массовые казни тысяч и тысяч украинцев, особенно когда речь шла о подавлении крестьянских и рабочих выступлений, возврате земель, имений, предприятий бывшим помещикам, крупным владельцам, о реквизициях продовольствия, других материальных ценностей в пользу Центральных держав.

В Лубенском и Золотоношском уездах Полтавщины, например, гетманские и немецкие карательные отряды усмиряли крестьян артиллерией, пулеметами, расстрелами захваченных в плен. Ворвавшись после артиллерийского обстрела в с. Канеж на Херсонщине, оккупанты расстреляли 60 повстанцев, 8 повесили на крыльях мельниц, а всего уничтожили 117 человек. В Нежинском уезде от рук карателей погибло около 3 тысяч человек.

Под давлением национальных патриотических сил, в условиях нарастающих крестьянских восстаний, рабочих выступлений и с целью хоть как-то ослабить напряженность в обществе, со второй половины 1918 г. гетман принял ряд мер по расширению сети украинских образовательных заведений и учреждений культуры, основал Академию наук. Но при этом провозглашалось, что этническое происхождение человека является его частным делом. Поэтому обеспечение национальных и социальных интересов украинства, которые веками попирались и нуждались в особом внимании и защите, гетманатом не рассматривалось как приоритетное направление государственной политики, а украинизация эпохи УЦР и УНР или предложения в плане ее продолжения вспоминалась, как правило, в контексте негативных характеристик. Такой подход В. Винниченко правильно назвал «национальной контрреволюцией гетманщины».

В этих условиях украинские политические силы развернули борьбу за восстановление провозглашенной Центральной Радой Украинской Народной Республики и продолжение ее политики украинизации всей общественной, государственной, экономической, культурной, духовной жизни. В мае 1918 г. украинские партии (самостийныки-социалисты, трудовая, демократы-хлеборобы, социалисты-федералисты, объединенный совет железных дорог, главный совет почтово-телеграфного союза) объединились в Украинский Национально-Государственный (с августа — Национальный) Союз. В его первом публичном документе «Меморіял» заявлялось: «Хороший государственный строй может завести только национальный демократический деловой кабинет, составленный в большинстве из известных украинских деятелей, вообще из лиц украинской ориентации, которые имели бы полное доверие широких украинских масс». А в своих «Політичних засадах» (август 1918 г.) Союз (из него в это время вышла партия демократов-хлеборобов, но в его состав вступили УСДРП, УПСР (центральное течение), Всеукраинский союз земств, Крестьянский союз, Всеукраинский учительский союз, Украинское юридические общество, Студенческий союз, Галицко-Буковинская рада, Украинская крымская рада, Черноморская рада, Холмский комитет) провозгласил, что он «организует украинскую политически-общественную волю и представляя ее, принимает все соответствующие меры для ее проявления и реализации, как в пределах Украины, так и за ее пределами». Главный совет УНС возглавляли основатели и руководящие деятели Центральной Рады, соавторы и активные проводники ее политики украинизации — сначала А. Никовский, а потом — В. Винниченко.

В образованную Союзом для практической реализации этих задач Директорию (ноябрь 1918 г.) вошли известные украинские деятели (В. Винниченко, П. Андриевский, А. Макаренко, С. Петлюра, Ф. Швец), которые в прошлом были членами УЦР или Генерального Секретариата, других государственных или социально-общественных структур УНР и принимали активное участие в процессе украинизации. Из сторонников последнего состоял и определенный 14 ноября Директорией «высший революционный орган борьбы» в Киеве — Украинский Военный Революционный Комитет (УВРК), в который в разное время входили М. Авдиенко, В. Чехивский, А. Писоцкий, З. Высоцкий, П. Галаган, Й. Завгородний, М. Марченко, А. Драгомирецкий, К. Прокопенко, Г. Черепенко, В. Мартос, Н. Порш, В. Мазуренко, Л. Михайлив. Уже сам состав этих образований выразительно свидетельствовал об их национальном характере, в отличие от многих гетманских структур.

Ведь при гетманщине в первом и последующих составах Совета Министров хотя и было немало уроженцев Украины, но по партийной принадлежности, убеждениям и действиям они представляли российских кадетов и октябристов или другие антиукраинские силы. Как свидетельствовал В. Винниченко «из всего кабинета министров один или два министра знали украинский язык... Гетман по-украински говорить не умел (подтверждением верности такого наблюдения является и написание Скоропадским своих мемуаров под названием «Воспоминания» и неопубликованных «Дневников» на русском языке. — В.Ш.). Все окружение его... состояло из русской «забубенной» офицерни, которая истинно-русскими словами ругала и высмеивала и украинское государство, и украинский язык, и все украинское. По министерствам высшие руководящие должности были... засажены людьми соответствующими новому строю». Это признавал и сам П. Скоропадский, который позже отмечал, что руководители, например, гетманських комиссий по подготовке городских и земских выборов — соответственно еще дореволюционный председатель Киевской городской думы И. Дьяков и крупный землевладелец, председатель реакционного антиукраинского по составу и деятельности Союза промышленности, торговли и финансов (Протофис) О. Голицын «ничего общего не имели с украинцами, хотя оба были уроженцами нашего края». Такую характеристику можно отнести к большинству других его должностных лиц, потому что Скоропадский, по его же словам, «положительно не видел действительно государственных людей среди украинцев». И вообще он считал, что «наш украинец будет всегда украинцем «русским» в отличие от «галицийских» украинцев». При таком подходе нечего было и думать о защите коренных интересов украинства в государстве, где властвовали далекие от коренного этноса чиновники.

К тому же сам гетман, как и руководители его правительств (Ф. Лизогуб, С. Гербель), многих министерств, местных органов управления принадлежали к зажиточным, в основном обрусевшим или неукраинским слоям — крупным землевладельцам, предпринимателям, купцам, дореволюционным царским должностным лицам, офицерам, высокопоставленным юристам. Они заботились, в первую очередь, о собственных интересах, узкоклассовых симпатиях своего клана, пренебрегали запросами крестьянства, рабочего класса, трудовой интеллигенции, которые составляли абсолютное большинство как украинства, так и национальных меньшинств.

Гетман отбросил внедренные во время украинизации демократические методы деятельности, авторитарно сосредоточил в своих руках высшую законодательную, исполнительную и судебную власть, что противоречило устремлениям большинства населения. Украинские же политические силы, которые выступали против него, создавали национальные по составу и демократические по природе коллегиальные органы (Национальный Союз, Директория, Военно-Революционный комитет, Трудовой конгресс) и стремились добиться восстановления украинизации всех отраслей жизни. Они в своих обращениях к гетману, немецкому народу, оккупационным военным властям, а Винниченко и Петлюра — во время личных встреч со Скоропадским, пытались убедить его и немецких чиновников изменить государственный строй, состав руководящих структур, содержание и методы деятельности гетманата в соответствии с потребностями большинства населения — украинцев.

Позитивного отклика это не имело. А упомянутые инициаторы таких предложений были взяты под арест и посажены в тюрьмы. В таких условиях, когда государственное управление в Украине осуществлялось преимущественно силовыми методами, а оккупационные войска и гетманские отряды начали массовые расправы с неугодными, в ответ запылал пожар стихийного повстанческо-партизанского движения, не оставалось ничего другого, как призывать к свержению гетманской власти. Провозглашение гетманом 15 ноября федерации с белогвардейскими режимами юга России еще больше отдалило от него национально-патриотические силы.

При этом Директория пыталась использовать имеющиеся в наличии возможности, особенно в связи с началом революции в Германии, чтобы до минимума свести возможные негативные последствия силовых противостояний. Уже в первом своем воззвании Директория предложила «П. Скоропадскому и его министрам оставить обманом и насилием захваченные правительственные должности. Во имя покоя, порядка в Республике предлагаем сделать это немедленно, без кровопролития. Офицерским российским организациям предлагаем сложить оружие и выехать за пределы Украины, куда кто пожелает». Здесь же высказывалась надежда на понимание немецкими военными желаний подавленного украинства. К сожалению, этот призыв не принят во внимание гетманатом, что заставило Директорию в соответствии с обстановкой призвать украинство к борьбе против него. В частности, 26 ноября она принимает постановление о решительном отпоре противникам возрождения УНР, которые «любыми способами будут мешать народному самоуправлению... Власть на местах, в селах, в городках и городах принадлежит органам народного самоуправления и комиссарам народного правительства Директории. Комиссарам Директории твердо приказывается... всех, кто будет призывать к грабежам, разбоям, уничтожению народного добра — помещичьих хозяйств, сахарных заводов и т. д. арестовывать и предавать военному суду. Всякий, кто в этот момент мешает народу в борьбе с гетманскими помещиками и капиталистами, препятствующими образованию народной власти Республики, тот является преступником». УВРК как центр борьбы в Киеве за переход власти к Директории сразу же после своего возникновения активно объединяет общественные силы, вооруженные подразделения, организовывает разведку и связь. При помощи Ревкома железных дорог Украины и Главного совета союзов Правобережной железной дороги по телеграфу рассылаются их воззвания и другие документы Директории с призывом к восстанию, блокируется распространение гетманских предписаний. Большое внимание уделяется агитационно-разъяснительной работе в немецких войсках, вследствие которой удалось добиться их невмешательства в события. А Саксонский полк даже заявил о поддержке борьбы украинских демократических сил против гетманата.

В ночь с 22 на 23 ноября, когда революционные боевые группы захватили ряд районов (Подол, часть Лукьяновки, Куреневки, Лыбидского и Старокиевского участков) УВРК вместе с рабочими профсоюзами и Демократическим центром социалистических партий образовывает Оперативный штаб (М. Авдиенко, П. Галаган, Г. Горобец) по руководству антигетманским восстанием в городе. Направленные в различные районы столицы более 800 агитаторов привлекали на сторону повстанцев широкие круги городской общественности. И когда войска Директории пошли в наступление на Киев, рабочие отряды и военные группы при поддержке киевлян по приказу Оперативного штаба в ночь с 13 на 14 декабря 1918 г. без особых жертв обезоружили гетманские подразделения и взяли под свой контроль гетманскую канцелярию, военное министерство, генеральный штаб, все основные части города. УВРК 14 декабря назначил временный, до прибытия в Киев Директории, Совет Комиссаров во главе с В. Чехивским, в состав которого вошли такие известные украинские деятели, как Н. Галаган, В. Мазуренко, Д. Донцов, А. Лотоцкий, Б. Мартос и другие. На следующий день во все министерства и ведомства на срок до трех недель были направлены специальные уполномоченные УРВК — комиссары для обеспечения функционирования первых «соответственно потребностям момента и указаниям Директории». С их помощью Совет Комиссаров сумел в сжатые сроки взять под контроль технический аппарат министерств и обеспечить необходимое направление его деятельности.

Окончание читайте в следующем выпуске страницы «Украина Incognita»

Владимир ШЕВЧЕНКО, доктор исторических наук, профессор, заслуженный работник образования Украины
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments