История - наука о людях во времени, наука, в которой непрерывно надо связывать изучение мертвых с изучением живых.
Марк Блок, французский историк

Сопротивление среды

Зачем художник Евгений Петров создал «стихийный рынок» в центре Чикаго
4 августа, 2017 - 10:42

Когда-то художник из Одессы Евгений Петров сознался: «Я пишу то, что меня раздражает». Недавно в Вильнюсе, в филиале киевской галереи ЦЕХ, открылась его выставка «Где нас нет». Сюжеты тонко выписанных монохромных акварелей отвечают этим словам.

В целом выставка — о людях, оторванных от дома. Это и иммигранты из обнищалых стран, и космонавты, и те, что, напротив, только собираются лететь в космос, и якудза, и даже британская королева. Все они оказываются в очень необычных ситуациях — во-первых, вдалеке от дома, во-вторых, автор погружает их в сюрреалистические обстоятельства. Толпа ждет ракету, которая повезет осваивать новую планету, а на туристов, которые плещутся около Дворца дожей в Венеции, нападают аллигаторы. Сначала эта враждебность среды удивляет, а затем осеняет — не является ли она защитной реакцией в ответ на человеческую глупость?

КОРОЛЕВА В ОЧЕРЕДИ ЗА СУБСИДИЯМИ

«В настоящее время в мире — период усиленной миграции, и я задумался о том, что случалось бы с людьми, если бы они попадали в какую-то отдаленную точку мира, — рассказывает Евгений Петров. — Это очень трудно, если взять эмигрантов или вынужденных переселенцев. Бывает, что среда отталкивает людей, они не могут приспособиться. Дома человек ко всему привык, а в другой стране зона комфорта потеряна. На половине моих работ — наши люди, но в целом имеются в виду не только украинцы, но и, например, латиноамериканцы, китайцы».

Бабки продают овощи и другой товар у «Облачных ворот», знаменитой скульптуры Аниша Капура в Чикаго. «Решил объединить что-то монументальное, современное и наших меркантильных людей, которые в этих условиях приспособились так, чтобы что-то продать и быстро заработать деньги. Мы из всего хотели бы быстро извлечь выгоду», — комментирует работу художник.

А вот британская королева Елизавета ІІ сидит в очереди за субсидиями. Около ее ног — собачки породы корги. Рядом ожидают приема у чиновников степенные украинские бабки. Эта акварель, «Я за этой женщиной занимала», стала первой в серии. «Я представил, что было бы, если бы королева Елизавета приехала к нам и выбивала себе субсидии, сидя в очереди. Если бы это случилось, наши бабки даже не заметили бы, что перед ними Елизавета ІІ, — улыбается Петров. — Вообще мне очень нравится королева как персонаж, она — определенный символ стабильности».

Художник убежден, что стремиться туда, «где нас нет», не нужно. «Дома и стены помогают. А то, что люди вынуждены куда-то ехать, — ужасно и грустно, — добавляет Евгений. — Мои герои никак не преодолевают экстраситуации, в которых оказываются. Я поставил их в такие условия, что они должны вернуться назад». 

ВСТРЕЧА РОСКОШИ И БЕДНОСТИ

 Картины Евгения Петрова имеют объемный сюжет и воспринимаются, как сатирические рассказы. Вспоминается писатель Евгений Петров, который, кстати, когда-то жил напротив дома художника. Сначала обращаешь внимание на комичное, а затем всплывает невеселый подтекст. «Реализм с привкусом меланхолии, — характеризует эти акварели литовская искусствовед, профессор Вильнюсской академии Раминта Юренайте. — В этих работах жизнь в бедных странах сопоставляется с роскошью. Это соприкосновение простых людей, погруженных в повседневные хлопоты, и тех, кто живет привилегированной жизнью, построено очень оригинально. В жизни такое случается редко, но в своей фантазии Петров свободно помещает один мир в другой. Мне кажется, что Евгений Петров — очень грустный художник. Но с чувством юмора».

Раминта Юренайте говорит, что линия акварели, построенная на рисунке, как у Евгения Петрова, всегда присуща искусств у, но никогда не бывает доминирующей. «С другой стороны, думаю, что Петров — очень индивидуальный художник. У него есть много особенного и личного. Очень интересно то, о чем он рассказывает и как это делает», — говорит искусствовед. 

«ЦЕХ — ХОРОШИЙ ПРИМЕР ДЛЯ ГАЛЕРЕЙ ВИЛЬНЮСА»

«Точность Петрова — на уровне японских акварелистов, а его темы многоплановые. Его талант безоговорочный», — утверждает Артурас Зуокас, экс-мэр Вильнюса, который в свое время инициировал возрождение в городе района Ужупис. И этот район из заброшенного места превратился в художественный центр.

Кстати, на открытии выставки Евгения Петрова в конце июля вильнюсский филиал ЦЕХа отпраздновал первый год работы в Литве. Артурас Зуокас подчеркивает, что украинская галерея важна для литовской столицы, даже повышает ее статус. Во-первых, потому, что это — единственное представительство иностранной галереи в городе. «Еще галерея ЦЕХ показывает, что не только на уровне политики наши страны дружат и поддерживают друг друга. Есть что-то большее, чем политика и бизнес, — культура. И культурные связи развиваются на уровне частных лиц, которые сами что-то создают, инвестируют в разные проекты, — продолжает экс-мэр Вильнюса. — Также ЦЕХ является хорошим примером для литовских галерей. Здесь все делают на основе собственной инициативы. Галерея не получает деньги от Евросоюза, каких-то фондов и других организаций. Все делается на основе бизнеса. И еще благодаря этой галерее мы в Вильнюсе можем узнать об интересных художниках из Украины».

«ЛИТОВЦЫ ОЧЕНЬ ЦЕНЯТ СВОЕ ИСКУССТВО»

В отличие от персонажей Евгения Петрова, ЦЕХ в Вильнюсе не сталкивался с агрессией среды. Первый год работы в Литве стал для галереи насыщенным: кроме собственных проектов, в прошлом году здесь награждали победителей Премии молодых художников Балтии, недавно показывали кинетическую инсталляцию, которая генерирует музыку, Андрюса Шараповаса.

«Фактически мы в Литве уже десять лет, — акцентирует Александр Щелущенко, основатель галереи ЦЕХ. — В свое время Раминта Юренайте пригласила нас на Международную ярмарку современного искусства Art Vilnius. Мы принимали участие в ней шесть раз, нас признавали лучшей иностранной галереей, а нашего художника Николая Билоуса — лучшим иностранным художником. Поэтому внимание профессиональных авторитетов из мира современного искусства Вильнюса есть. Галерею ЦЕХ сразу восприняли как профессиональное пространство».

Причем в Вильнюсе галерея ориентируется в первую очередь не на литовскую аудиторию, а на коллекционеров из других стран Западной Европы и Востока. «Литовцы консервативны и очень ценят свое искусство, в отличие от украинцев. У них самый крупный коллекционер не привозит сюда «что-то западное», пафосное, а покупает свое и строит современный музей литовского искусства, — добавляет Александр. — Впрочем, здесь у нас много союзников».

Зачем художник Евгений Петров создал «стихийный рынок» в центре Чикаго
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ