Каждый народ познается по его богам и символам.
Лев Силенко, украинский мыслитель, философ, историк, писатель, номинант на Нобелевскую премию

Песни заржавелого Аида

Можно ли снять что-то интересное, даже романтическое об украинском коммунальном предприятии?
17 июля, 2019 - 11:57

Доказательство предъявят завтра на Одесском кинофестивале, в конкурсе европейских документальных фильмов. Среди восьми работ из Швеции, Дании, Бельгии, Германии, Чехии, Норвегии, Испании, Турции и Великобритании есть одна украинская с названием, уже достойным отдельного приза «Поет Ивано-Франковсктеплокоммунэнерго». Англоязычный вариант, кстати, не менее остроумный: Heat Singers, что означает «Певцы тепла» или «Горячие певцы», еще и слово Heat (тепло) созвучно с жаргонизмом «хит», что означает коммерчески успешную песню.

Для авторки фильма, 33-летней Надежды Парфан, это стопроцентный дебют и в кино, и в режиссуре. Ранее она изучала культурологию в Киево-Могилянке, писала статьи, вела культурные и общественные проекты, возглавляла фестиваль кино и урбанистики «86» в Славутиче.

Конечно, к любой персоне, имеющей отношение к кинематографу: рано или поздно приходит это искушение: стать за камеру. Материал у Надежды был под рукой: ее мать работает в вышеупомянутом предприятии, однако главный герой — председатель профсоюза Иван Васильевич. Круг его обязанностей немал, но любимое занятие — профсоюзный хор, в котором поют диспетчеры, слесари, ремонтники, бухгалтеры. Хор хороший и слаженный, практически профессиональный, берет призовые места на отраслевых соревнованиях. Репертуар — народные песни.

Надежда строит фильм на очевидном конфликте между коммунально-бытовой прозой и песенным ритуалом. Первая, впрочем, полна собственных сюрпризов, а иногда и откровенного абсурда вроде горячей дискуссии на предмет участия в соревнованиях по перетягиванию каната. Собственно «коммуналку», все эти котельные и подвалы, трубы и бойлеры режиссерка снимает в несколько ирреалистичной, местами даже мистической оптике. Что, впрочем, отнюдь не скрывает ужасное состояние всего этого хозяйства; местами оно на фильм ужасов и похоже.

И тем ярче и трогательнее хоровые сцены — тоже своего рода метафизика.

Финал грустный: Васильевич уходит на пенсию, и провожают его песней — прямо в цеху.

Конечно, фильм не лишен недостатков, типичных для дебюта — в частности, потери ритма и определенного «провисания» в середине. И все же вышла местами трогательная, местами смешная, преимущественно увлекательная повесть о коммунальном подполье величиной со страну — о котором мы, рядовые потребители, почти ничего не знаем. То есть не знали. Доселе.

Оказывается, там, в заржавелом Аиде, есть жизнь. И там поют.

Газета: 
Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

comments powered by HyperComments