А самое большое наказание - это быть под властью худшего человека, чем ты, когда ты сам не согласился руководить.
Платон, древнегреческий философ, епиграматист, поэт, один из родоначальников европейской философии

Американские санкции и судьба Ирана. Региональный контекст

8 ноября, 2018 - 17:07

Итак, второй пакет американских санкций в отношении Ирана введен. Таким образом, несмотря на противоречивые заявления президента Дональда Трампа и длительную войну лоббистов, Вашингтон ввел полномасштабные санкции против властей Ирана. Это - вполне предсказуемое, всеми ожидаемое и неизбежное в логике текущего длительного конфликта в ближневосточном регионе решение анонсировал в пятницу 2 ноября госсекретарь Майк Помпео, которій сообщил журналистам, что с понедельника 5 ноября все ограничения в отношении Ирана вернутся к уровню, которой вводил рычаги контроля и регулирования, отмененные ядерными соглашениями 2015.

Введение нынешних санкций, по словам Помпео, «направлено на то, что лишить режим поступлений, которые он использует для распространения смерти и разрушения во всем мире». «Наша конечная цель», - заявил Помпео, - «заставить Иран отказаться от должным образом зафиксированных и документированных действий и вести себя как нормальная страна».

Итак, в отличие от предыдущих ограничительных мер, на этот раз речь идет не столько о попытке прекратить перспективные программы по разработке оружия массового уничтожения или средств его доставки, сколько о наказании за участие в захватнических войнах, финансирование наемников и террористов.

Об исчерпанности ядерной сделки 2015, несмотря на отсутствие достоверных доказательств ее нарушения со стороны Ирана, администрация США заявила еще в мае 2018, и с тех пор началось возвращение санкционного режима с целью остановки «преступной деятельности Тегерана». С тех пор восстановление и даже усиление ограничительных мер было лишь делом времени. По словам министра финансов Стива Мнучина, «департамент Казначейства добавил более 700 наименований в список санкционных объектов. Теперь этот перечень включает сотни целей, которые были ранее освобождены от санкций, а также более 300 новых наименований. Это больше, чем мы раньше когда-либо делали ».

По словам Белого дома, санкции нацелены на крупных экспортеров нефти, судоходные компании и крупные иранские банки, включая Центральный банк страны и другие финансовые учреждения. США также будут «ориентироваться на тех, кто пытается нарушить или обойти санкции».

Этот режим санкций вводится для того, чтобы «отрезать доходы, которые власть использует для поддержки террористических группировок, для причинения глобальной нестабильности, финансирования своих ядерной и ракетной программ, а также для обогащения своих лидеров». Вводя эту «кампанию максимального давления», администрация США стремится не допустить получения иранской властью валюты, что должно гарантировать, что уТегерана не будет средств на поддержку террористических группировок, которые генерируют нестабильность на Среднем Востоке, таких как ливанская «Хизбалла», йеменские Хуситы, шиитское ополчение аль-Хашд аш-Шааби в Ираке, режим сирийского диктатора Башара Асада и воюющие на его стороне поддерживаемые Ираном группировки «Лива Фатимиюн» и «Лива Зайнабиюн», набранные из афганских и пакистанских наемников.

В результате ядерной сделки в 2015, когда администрация Барака Обамы, осуществляя стратегию умиротворения режима, отменила санкции, которые строго ограничивали экономические возможности иранских властей, Ирану был обеспечен легальный доступ к важнейшим рынкам Европы и Азии, в результате чего власть получила доступ к более чем 150 млрд. долларов, в том числе и ранее замороженных активов. В течение следующих трех лет почти 200 млрд. было потрачено на военные авантюры и поддержку террористических группировок и наемников. Еще в прошлом году более 350 тысяч боевиков содержались Ираном в нескольких странах региона, воевавших за создание «шиитского полумесяца» и продвижение интересов иранских властей.

Белый дом утверждает, что введение санкций с мая 2018 уже лишило Иран около 2 миллиардов долларов, в результате чего экономика погрузилась в кризис, а военная активность поддерживаемых Ираном боевиков заметно уменьшилась. Например, только этим летом про-иранские боевики были эвакуированы из нескольких своих баз в центральной, западной и восточной Сирии, было заметно свернута помощь боевикам в Йемене, в результате чего те находятся на грани военного поражения, а в Ираке распространяются антииранские протесты на фоне значительного ослабления проиранских сил. Нынешний экономический упадок привел к тому, что даже афганские беженцы - основной контингент группировки «Фатимиюн» - вынуждены оставлять Иран в поисках лучшей доли, в результате чего количество боевиков, как говорят, сократилась почти на четверть.

Стратегия стабилизации, которую внедряет американская администрация на Среднем Востоке, предполагает постепенный вывод за пределы конфликта и устранение всех игроков, которые генерируют несистемное насилие. После фактического устранения ИГ наступила очередь Ирана (кстати, не трудно предположить, кто станет следующим).

Понятно, что любые экономические санкции являются мерами долгосрочного воздействия и теоретически они не должны быстро и непосредственно приводить к изменениям режимов, но текущая внутренняя ситуация в Иране и обстановка в регионе складываются таким образом, что санкции могут составить вполне реальную угрозу не только стабильности, но и самому существованию сложной властной конструкции Ирана в текущем виде.

Высокоразвитое, сложноорганизованное иранское общество из-за хронического экономического упадка, вызванного военными авантюрами власти, находится сейчас во взрывоопасном состоянии: непрерывные забастовки практически во всех отраслях хозяйства, перманентные локальные энергетические, продовольственные и водные кризисы, продолжающийся коллапс финансовых учреждений, постоянные сокращения производств и рабочих, быстро и безумно растущая бедность (количество бедных превышает уже 27 миллионов, то есть треть населения, а количество тех, кто страдает от хронической нехватки продовольствия и водных ресурсов достигает уже 60 миллионов человек) и безработицы (особенно среди молодежи, где работы не имеют от 30 до 40%), неслыханная инфляция, которая в этом году преодолела отметку в 80%, упадок торговли продолжаются уже около года и вызывают массовые беспорядки , которые вспыхивают с разной интенсивностью в разных местах страны с прошлой зимы.

Власть, увлеченная экспансионистские проектами, не имеет иного решения внутренних проблем, угрожающих существованию страны, кроме как сбрасывать социальное напряжение через внешние войны. Это вызывает мощное недовольство общества, а теперь и эта призрачная возможность существенно ограничена внешними санкциями.

Разумеется, новые санкции США будут эффективны и осложнят получение Ираном денег на войну и нестабильность только в случае, если большинство мирового сообщества их поддержит. Целый ряд факторов - специфическое политическое поведение президента Трампа, неопределенность долгосрочных последствий санкций, неоднозначные последствия для гуманитарной ситуации в стране и регионе, активная работа иранских лоббистов в политическом истеблишменте западных стран - все это не способствует достижению быстрого и прочного консенсуса ни в мировом сообществе, ни даже среди западных стран.

Впрочем, по характерной привычкой «плохих парней», иранские власти делают все возможное, чтобы консолидировать своих противников. Недавно предупрежденная террористическая атака в Дании, связанных с иранской властью исполнителей которой сейчас разыскивают в ЕС, так же как и предыдущие теракты, организованные иранскими сетями в Албании и Франции, склоняют европейских политиков в сторону Вашингтона.

Кроме того, несмотря на усилия президента Хасана Рухани и министра иностранных дел Мохаммада Джавада Зарифа, Совет стражей конституции Ирана - постоянно действующий независимый орган, призванный защищать основы государственного строя и предотвращать возникновение противоречий между конституцией и постановлениями Маджлиса (парламента), в состав которой входят шесть клерикалов, назначенных непосредственно аятоллой Хаменеи и шесть других лиц - только что наложил вето на решение о присоединении Ирана к Конфедерации по борьбе с финансированием терроризма и на ратификацию Конвенции о противодействии финансированию терроризма.

Дело в том, что решение о присоединении к американским санкциям со стороны ЕС, Китая, Индии и РФ напрямую зависело от того, ратифицирует ли Иран эту конвенцию. Сейчас, после провала голосования, легальных способов обойти санкции становится все меньше.

Сейчас все выглядит так, что никто в мире не будет рисковать связываться с токсичным иранским правительством, чтобы попасть под действительно болезненных и системных американских санкций. И это, с большой вероятностью, приведет к серьезным последствиям для клерикального истеблишмента Ирана. Не стоит думать, что ситуация только вернется в состояние до 2015 - сейчас безвозвратно изменилась и власть, и общество Ирана, и ситуация в регионе, и окружающий мир, и санкции стали беспрецедентно жесткими – значит, и результат будет отличный.

Итак, в случае, если санкции будут реализованы в полном объеме, последствия для иранских властей с высокой вероятностью могут быть фатальными. И главное, что должно беспокоить мировое сообщество - это вопрос уменьшения рисков, которые будут связаны с критически растущей нестабильностью иранских властей, в первую очередь, защиты населения - как самого Ирана, так и соседних стран.

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments