Каждый народ познается по его богам и символам.
Лев Силенко, украинский мыслитель, философ, историк, писатель, номинант на Нобелевскую премию

Длинный путь борьбы

Мифы вокруг неуместности, нелепости, несуразности независимости рассчитаны на то, чтобы не дать украинцам сформировать стойкие формы идентичности
23 августа, 2019 - 12:58

Накануне Дня независимости можно услышать, что настоящая независимость Украины началась не в 1991 году, а в 2014-ом. Тезис о том, что независимость досталась украинцам даром, упала с неба, тоже уже стал едва ли не частью общепринятого мировосприятия. Для кого-то это действительно именно так. Но те, кто всю жизнь боролся против советского господства, прошел лагеря, был диссидентом или по крайней мере знал об истории украинской национально-освободительной борьбы, провозглашение Акта о независимости Украины — это не подарок. Есть и такие, для кого и сегодня независимость Украины остается под вопросом. Они считают, что не искорененный «русский мир», или «вашингтонский обком» — все это признаки того, что независимость Украины так и не наступила. Параллельно в общественном дискурсе постоянно возникает болтовня о третьем пути и особом украинском «светлом пути». Почему так? Вроде бы в одной стране живем, все рядом. Но современная Украина у каждого своя. Ее история, культура, поражения и победы — у каждого разные.

Дело, конечно, не в Украине. Дело в нас. Пока одни умирают за свободу, жертвуют, падают и поднимаются, пока здесь и сейчас одни люди, зная цену, не сдаются, другим все падает с неба. Но они все равно недовольны, хотят еще, и не важно, из чьих рук. Одни борются за субъектность, а другие не прекращают искать себе хороших царей и щедрых господ. На самом деле с независимостью Украины все в порядке. Она провозглашена 28 лет назад. А вот свободных духом людей, способных на построение независимого государства, до сих пор мало. Если рассматривать ситуацию с этой точки зрения, то спор о датах не имеет смысла. Ведь она основывается на претензиях общества к качеству государства, которое возродилось несколько десятилетий назад. А должна была бы сосредоточиваться на недостаточном стремлении к созданию государства в массах. То есть на нас самих. Сомнения в независимости Украины являются крайне опасным приемом психологического влияния, который размывает социальную идентичность украинцев.

В начале 2000-х в Крыму День незалежності называли «днем незаможності». Таким образом насаждалась ассоциативная связь, что свобода означает бедность, а московское господство ведет к богатой жизни. Вы думаете, что пророссийские жители востока и юга годами плевали на украинские флаги из-за любви к России? Нет. Они ждали «конца эпохи украинской бедности», о которой им рассказывали десятилетиями с экранов оброссийщеного телевидения. Потом, в 2014 году, это искусственно сконструированное пренебрежение к Украине было конвертировано в обещания российских пенсий, зарплат и других нефтяных подарков в обмен на отказ от государственного суверенитета. В начале этого процесса денационализации был маленький пропагандистский штамп, в котором понятие свободы связывалось с колбасой и уровнем ВВП на душу населения. С помощью этого обесценивается независимость, как фундаментальное условие для развития. Люди просто не понимают, что несмотря на то, что свободные не всегда бывают сытыми, рабы никогда не бывают богатыми. У них просто не может быть такого шанса. Независимость не может быть гарантией. Она дает возможность.

Или другой манипулятивный вброс — о государственности, которая якобы упала с неба. Повторение тезиса о случайности 1991 года вымывает из коллективного сознания украинцев упоминания о цене, о поколениях, которые боролись за собственную государственность. Их якобы нет и никогда не было. Таким образом создается впечатление, что личная победа миллионов предков к событиям сегодняшним не имеет никакого отношения. Более того! Мол, борьба вообще не имеет смысла. Именно из-за этого непонимания причинно-следственных связей возникают разговоры, что державники столетней давности, воины УПА, шестидесятники и даже Мазепа — все они проиграли. Мол, были бы умными, сидели бы себе тихонько на берегу, коллаборировали, как все остальные, и ждали пока свобода сама упадет им в рот. Такие вещи создают ошибочные сценарии коллективного выживания и дают добро на безразличие. С их помощью формируется жизненная позиция «вне политики», которая становится все более распространенной среди украинцев. Но в действительности, если хорошо поскоблить свидетелей «падения независимости с неба», то все они будут мало чем отличаться от имперцев. То же пренебрежение к борьбе, те же слова о неполноценности украинского народа.

В социологии существует теория, согласно которой социальная идентичность понимается как субъективное соответствие принадлежности человека определенной группе. Человек сам относит себя к той или иной прослойке, той или иной истории, сам выбирает систему ценностей и идеалов. Социальная идентичность бывает унаследованной, то есть усвоенной от предшествующих поколений; сконструированной через собственный выбор и собственные достижения; амбивалентной, качающейся с линией партии и в любой момент примыкающей к большинству; а также конфузийной — в которой уживается несколько диаметрально противоположных систем ценностей, как то: любовь к стихам Лины Костенко и сериалу «Сваты» одновременно. Унаследованная и достигнутая идентичность является стойкой. Амбивалентная и конфузийная свидетельствуют о неопределенности лица. Мифы вокруг неуместности, нелепости, несуразности независимости рассчитаны на то, чтобы не дать украинцам сформировать стойкие формы идентичности.

 Россия продолжает прилагать усилия, чтобы деклассированное и денационализированное постсоветское болото никогда не стало нацией.

Пренебрежительное отношение к длинному пути борьбы за украинскую независимость порождает малороссийских чудовищ. При первой же возможности они готовы поступить «мудро», то есть: отречься от героев, промолчать, вонзить нож в спину и открыть ворота врагу.

Для людей, которые не осознают вес и значение Независимости Украины, сегодняшнее сопротивление российской агрессии тоже кажется надоедливым раздражителем или очередным бессмысленным поступком непонятных для них одиночек. И неважно, украшают они себя при этом веночками или демонстративно  носят буденовку. Все они уничтожают украинскую идею, которая содержится в понятии «независимость». Все помнят речь Василя Стуса на премьере фильма «Тени забытых предков». Среди сплошного господства вражеского режима он осмелился публично заявить об убийстве Аллы Горской и о новом этапе истребления украинской интеллигенции. Конечно, он знал, что за это он будет арестован, а возможно даже убит. Но представьте себе, что думали в тот момент интеллигенты, которые собрались в кинотеатре посмотреть полузапрещенный фильм. «Ну зачем он это делает? Зачем? Мы тоже против всего этого, но молчим, не дергаемся и не высовываемся. Из-за него нас всех сейчас «заберут куда надо». Безумный! Разве не достаточно того, что все мы здесь? Так надо, чтобы нас всех здесь еще и пересажали?»

Украину любили не те, кто молчал, а те, кто демонстрировал несокрушимость украинского духа. Разве для таких, как Василь Стус, независимость досталась даром? В «падение независимости с неба» верят лишь те, кто никогда не боролся. Они и сейчас не борются. Ждут «новое лицо», порядочного человека при власти, справедливого распределения общих ресурсов. И путают гражданскую позицию с голосованием за очередную полову. Из-за этого потенциальные украинские державники до сих пор не имеют шанса прийти к власти в Украине. Их не воспринимает дезориентированный народ, зашикивают псевдоинтеллигенты, травят циники и хамы.

Тем не менее, у меня есть для вас и хорошая новость. Людей, которые отвергают пропагандистские мифы об украинской независимости, становится все больше. Движение на присоединение к корням и интеграцию в самоидентичность именно украинских ценностей становится все более мощным. А это значит, что независимая Украина все ближе становится к построению украинской государственности. Когда-то она все-таки дождется свободных и независимых нас.

Газета: 
Новини партнерів


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ