Оружие вытаскивают грешники, натягивают лука своего, чтобы перестрелять нищих, заколоть правых сердцем. Оружие их войдет в сердце их, и луки их сломаются.
Владимир Мономах, великий князь киевский (1113-1125), государственный и политический деятель

Кремль выдвигает новые ультиматумы Западу

10 января, 2022 - 10:43

Кажется, со сталинских времен в адрес Запада официальные спикеры Москвы не произносили ничего подобного – ни по содержанию, ни по стилистике. Более того: даже печально известный Вячеслав Молотов, alter ego «вождя народов» и нарком иностранных дел, был несколько сдержаннее. Разве что преемник Молотова Андрей Вышинский, переброшенный Сталиным с должности прокурора СССР и «генератора» московских процессов 1936–38 годов на отношения с заграницей, был столь же брутально-хамским по отношению к западным партнерам. За что и получил в 1949 году должность министра иностранных дел, а в 1953 году – постоянного представителя СССР при ООН. Этот персонаж обогатил лексикон дипломатии такими словесами, которые он употреблял в выступлениях с трибуны ООН: «прожженные жулики, мерзкие твари, проходимцы, бандиты, наглецы, презренные авантюристы». Он мог сказать, указывая пальцем на оппонента-дипломата или чиновника: «Вот он, поджигатель войны! Гнусный клеветник! Грубый фальсификатор! Сумасшедший!» Предложения же Запада он часто характеризовал следующим образом: «Базарные сплетни и вранье! Несусветный вздор! Ничтожны и фальшивы предложения, идущие из атлантического лагеря!» И вот сейчас появился достойный преемник Вышинского – заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков, прибывший на российско-американские переговоры относительно т.н. «гарантий безопасности» в Женеву.

Приехав туда, 9 января в интервью ТАСС Рябков безапелляционно заявил: «Даже неспециалисту понятно, что требовать от России уступок в ситуации, когда именно НАТО на протяжении всех последних десятилетий стремится, что называется, "оттеснить" нашу страну и перевести ее если не на роль подчиненного, то в любом случае на вторые роли в европейской и международной политике, причем сделать это с нанесением прямого ущерба нашей безопасности, больше не получится». Нужно ли это комментировать? Оказывается, не внутренняя и внешняя политика Кремля, не провальное состояние экономики (когда даже нефтегазовая сфера, на которой держится Россия как «бензоколонка Европы», находится в кризисе), не массовый побег из государства более или менее образованной молодой публики, а злонамеренные происки НАТО – причина всех бед! Для того чтобы этих бед не было, Запад должен на односторонней основе отказаться от расширения НАТО и ликвидировать уже созданную военную инфраструктуру на территории бывшего «соцлагеря», то есть бывших сателлитов СССР: «Так что НАТО надо собирать манатки и отправляться на рубежи 1997 года». Чем не реинкарнация духа и стиля Вышинского?

А для тех, кто, возможно, считает формулу «собирать манатки» неудачной шуткой, Рябков разъяснил: «Я хотел бы прежде всего услышать в ходе предстоящих контактов что-то более внятное по нерасширению НАТО, отзыву решения бухарестского саммита 2008 года, по недопустимости для США и натовских стран продолжать геополитическое освоение, по сути дела, всего пространства, подконтрольного этой группе государств, к западу, северо-западу, юго-западу от наших границ. И это главное для нас, а совершенно не те аспекты, на которых сейчас фокусируется американская сторона». Другими словами, Байден и Блинкен, стройтесь! Смирно! Шагом марш исполнять наши прихоти, а ваши опасения и предостережения нас не интересуют. При этом договоренности РФ с США и НАТО о «гарантиях безопасности» России должны иметь юридический характер, а трудности ратификации соглашений внутри Альянса Кремль не интересуют: «Пусть они решают свои проблемы с ратификацией, с процедурами предоставления нам необходимых гарантий как они хотят. Но без этого просто не обойдется». Другими словами, Москва не считает государства – члены НАТО суверенными, для нее они какое-то «географическое недоразумение», и разговаривать с ними нет необходимости. Достаточно высказать ультиматум (точнее, целый ряд ультиматумов) американцам – и все.

Что касается Украины, то США должны гарантировать (на уровне международных соглашений) отказ размещать там «ударные вооружения». Что вкладывается в это понятие? Похоже, все, что будет мешать России завоевать Украинское государство. И, конечно, такие же гарантии (с соответствующими соглашениями), что Украина никогда не будет членом Североатлантического Альянса. А вдобавок российская сторона не планирует затрагивать ситуацию в Казахстане и не считает, что привлечение сил ОДКБ требует дополнительных объяснений. Точка.

Что ж, по крайней мере честно, не правда ли? Кто-то может сказать – блеф, устрашение, за этими словесам ничего реального нет, никакого плана практических действий. Так ли это? Есть сомнения… Вспомним, что Сталин назначил Вышинского министром иностранных дел во время резкого обострения «холодной войны» и накануне начала войны в Корее. А еще Сталин, похоже, планировал ядерный удар по США, приказав развернуть сто новых бомбардировочных дивизий и освоить полеты с расположенных на льду Северного Ледовитого океана аэродромов – иначе долететь до Штатов массы советских бомбардировщиков не могли. Впрочем, сталинское окружение куда более реально оценивало ситуацию и не собиралось быть объектами американских ядерных ударов. И Сталина очень вовремя не стало… Не знаю, найдутся ли в путинском окружении трезвые и решительные люди, способные остановить «национального лидера», который, кажется, всерьез считает себя чуть ли не всесильным политиком первой четверти ХХІ века и готов в случае чего громко «хлопнуть дверью», превратив оппонентов в радиоактивную пыль. Фантастика? К сожалению, кажется, что нет. Тоталитарные режимы (а путинизм на глазах мира очевидно превратился из жесткого авторитаризма в откровенный тоталитаризм) имеют свою логику. Известная исследовательница тоталитаризма Ханна Арендт в свое время отметила, что в Третьем Рейхе неоднократно поезда с пополнением для фронта стояли и пережидали другие поезда, которые везли евреев в лагеря смерти – это было для Гитлера важнее выигрыша войны. А что самое важное для Путина? Точно сказать трудно, но понятно, что все уступки ему только усиливают его самовлюбленность и агрессивность.

Новини партнерів




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ