Диктаторы ездят верхом на тиграх, боясь с них слезть. А тигры тем временем начинают испытывать голод.
Уинстон Черчилль, государственный деятель Великобритании, писатель, лауреат Нобелевской премии по литературе

Валдай: Ну вот! Теперь пойдут упреки, подозрения!

26 октября, 2020 - 13:21

Выступление Владимира Путина на Валдайском форуме в режиме он-лайн иной раз заставляет усомниться в его адекватности окружающей действительности по крайней мере, тогда, когда речь заходит об Алексее Навальном. Возьмем, например, следующий пассаж: «Начну с начала Вашего вопроса по поводу отравлений. Мы много раз слышали по поводу отравлений то там, то здесь, это уже не в первый раз звучит, – это первое. Второе: если бы фигурант, о котором Вы говорите, власти, во всяком случае, хотели бы кого?то отравить, вряд ли отправили бы его на лечение в Германию, не так ли? Сразу же, как только жена этого гражданина обратилась ко мне, я тут же дал поручение прокуратуре проверить возможность выезда его за границу на лечение, имея в виду, что могли бы ведь не выпускать, потому что у него были ограничения, связанные с судебным следствием и уголовным делом. У него были ограничения на выезд. Я сразу попросил Генеральную прокуратуру разрешить это сделать. Он уехал».

Речь, понятно, идет об отравлении Алексея Навального. Владимир Владимирович, пожалел, что в разговоре с Макроном все-таки упомянул имя главного российского оппозиционера и вернулся к прежней практике неназывания его. Видно, когда-то в юности нагадала Путину гадалка: «Будет тебе счастье великое! Большим человеком станешь и великим государем! Но ждет тебя смерть лютая, если только три раза в один день произнесешь вслух слово «Навальный»!»

Но помимо совершенно мистического ужаса президента России, между прочим, президента ядерной сверхдержавы, перед лидером российской оппозиции, недоотравленным и восстанавливающимся сейчас за границей, в словах Путина еще немало саморазоблачительных моментов. После Валдайского выступления российского президента у самых закоренелых скептиков не должно остаться и тени сомнения в том, что именно он отдал приказ о ликвидации Навального. Владимир Владимирович прямо допустил, что российские власти могут желать отравить кого-то из своих граждан, и тогда уж точно за границу человека не выпустят. Более того, никто и не сомневался, что Навального отпустили в Германию с разрешения Путина. Но Владимир Владимирович вдруг решил этим похвастать на весь мир. Правда, для этого пришлось соврать, что в отношении Навального в момент госпитализации действовали ограничения на выезд в связи с судимостью (на самом деле – нет, о чем Навальный заявил сразу же после путинского выступления). Но ни это главное.

Главное в том, что Путин публично подтвердил, что в России нет не только верховенства права, но и вообще какого-либо правового поля, раз президент может прямо давать указания генеральному прокурору. И если даже человек будет умирать, президент может не выпустить его за границу для лечения, просто потому, что так хочет. В общем, в ситуации с отравлением Навального Путин очень напоминает героиню следующего популярного анекдота. Муж внезапно возвращается домой из командировки и застает такую картину. У зеркала стоит голый мужик. В постели сидит  голая жена и кокетливо говорит: «Ну вот, опять пойдут упреки, подозрения!». А требование к Германии предоставить материалы анализов Навального для того, чтобы решить вопрос о возбуждении уголовного дела – это то же самое, как если бы следователю для возбуждения дела об убийстве, при наличии трупа с огнестрельными ранениями, требовалось сначала найти пистолет, из которого жертва была убита.

Помимо истории с Навальным, наиболее важными кажутся высказывания Путина, связанные с армяно-азербайджанским конфликтом. Владимир Владимирович заявил буквально следующее: «Вы сказали о том, что у России всегда были особые связи с Арменией. Но у нас всегда были особые связи и с Азербайджаном. В России проживает более двух миллионов армян и около двух миллионов азербайджанцев. Это не только те люди, которые приехали на временные заработки, но и те, которые здесь живут практически постоянно. Миллиарды долларов – миллиарды! – они направляют на поддержку своих семей, работая в России. У всех этих людей очень устойчивые, близкие связи в России на гуманитарном уровне, межличностные, деловые, гуманитарные, семейные. Поэтому для нас и Армения, и Азербайджан – равные партнёры. И для нас огромная трагедия, когда там гибнут люди. Мы хотим выстраивать полноценные отношения как с Арменией, так и с Азербайджаном.

Да, есть элементы, причём в каждом случае выстраивания отношений с каждой из этих стран есть нечто такое, что отличает наши отношения с другим партнёром. Ну с Арменией это христианство. Но у нас есть очень тесные связи с Азербайджаном и по другим направлениям.

Что касается религиозной составляющей, я хочу обратить ваше внимание, что почти 15 процентов населения Российской Федерации исповедуют ислам. И даже в этом смысле Азербайджан не чужая для нас страна».

Уже этот пассаж ясно говорит о том, что Россия не собирается вступать в нынешний конфликт на стороне Армении. Путин также заявил о потерях сторон, очевидно, получив доклад от российской разведки: «По нашим данным, с обеих сторон более двух тысяч погибших с одной стороны и с другой. Общее число погибших приближается уже к пяти тысячам». Однако, если общее число погибших действительно составляет около 5 тыс. человек, то, исходя из реального хода боевых действий, потери сторон скорее следует оценить в следующей пропорции: более 1 тыс. убитых у Азербайджана и более 3 тыс. убитых у Армении. По словам президента России, «мы занимаем такую позицию, которая позволила бы нам пользоваться доверием как у одной, так и у другой стороны и играть существенную роль в качестве посредников в урегулировании этого конфликта по сближению позиций. Мне бы очень хотелось, чтобы этот компромисс был найден». А еще Путин высоко оценил отношения России и Турции, хотя и посетовал на то, что Анкара не признает присоединение Крыма к России. Такая позиция России сейчас – на руку Баку, так как без прямой военной помощи со стороны Москвы Ереван вряд ли долго продержится.

Про Белоруссию Путин сказал, что «Россия не вмешивалась в то, что там происходило. Мы рассчитываем, что и никто не будет вмешиваться, никто не будет раскручивать в своих интересах этот конфликт и навязывать какие?то решения белорусскому народу… нужно дать возможность самим белорусам спокойно разобраться со всей ситуацией, принять соответствующие решения. В том числе, может быть, эти решения лежат на пути принятия поправок в действующую Конституцию либо принятия новой Конституции». Также Путин заявил: «Но то, что происходило в Белоруссии, выгодно отличается от того, что происходило на улицах некоторых крупных городов развитых демократий, понимаете? Да, жёсткость была, и всё, а может быть, даже неоправданная, тогда пусть ответят те, кто это допустил. Но в целом, если сравнивать и посмотреть на картинки – во всяком случае, безоружному человеку в спину никто не стрелял из боевого оружия, вот я о чём. Поэтому давайте спокойненько с этим разбираться». Из этих сентенций можно сделать о том, что Россия продолжает поддерживать Александра Лукашенко, но не дает ему санкции на применение боевого оружия против демонстрантов.

А когда Путин на голубом глазу заявляет: «В России с самого начала эпидемии во главу угла мы поставили главную ценность – жизнь и безопасность людей. И это был осознанный выбор, продиктованный культурой, духовными традициями нашего народа, его сложнейшей, порой драматичной историей», то не приходится сомневаться, что во главе угла в России стоит жизнь и безопасность одного человека – российского президента.

Новини партнерів




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ