... когда в нынешнюю глухую ночь украинство не будет себя ничем заявлять ясным и громким, то никто не пойдет за ним, когда наступит утро. А он наступит непременно.
Михаил Драгоманов, украинский публицист, историк, философ, экономист, литературовед, общественный деятель

«Когда бежал, размышлял о своей судьбе»

В Литературно-мемориальном музее Михаила Булгакова открылась выставка «Бег», посвященная истории одной киевской семьи

«КИЕВ НАСТОЛЬКО ОСЛЕПИТЕЛЕН...»

Современник Булгакова, американский писатель Торнтон Уайлдер сказал: «Жестокость, боль и смятение царят в мире, но людям дано превозмочь безнадежность, создавая прекрасные вещи, достойные изначальной красоты этого мира». Об этом — новая выставка. О невозможности выбора эпохи проживания жизни и возможности остаться человеком в нечеловеческие времена.

В семье Булгаковых было семеро детей, а еще воспитывались два кузена и кузина. Десять судеб — десять историй, которые начинаются в первом зале, «во времена легендарные». Здесь карта Киева — «нет красивее города на свете...», на рояле ноты — «Аида» и песни Шуберта, в почтовом ящике рождественские и пасхальные открытки. И всюду — лица любимых людей. Атмосфера домашнего уюта, где «печка грела и растила» «беспечальное юное поколение. Тогда-то в сердцах у этого поколения родилась уверенность, что вся жизнь пройдет в белом цвете, тихо, спокойно, зори, закаты...». Но нет! В центре стеклянный куб, он мешает и настораживает. Внутри куба предметы самого разного плана — так люди в спешке собирают вещи, не зная, что понадобится в пути, потому что «внезапно и грозно наступила история». Звучит мотив оставленного дома: «Никогда не сдергивайте абажур с лампы!». Сдернутый абажур — разрушение нормы, на смену которой приходит хаос и разруха.

О «темных временах» расскажут три экспоната второго зала: письмо Михаила сестре Надежде 31 января 1917 года: «Все воочию видел и понял окончательно, что произошло...»; письмо мамы Варвары Михайловны Надежде 13 января 1918 года: «Я всё-таки мечтаю о возможности собраться нам всем на лето в Бучу, если только она останется у нас, и если мы до лета не умрём все голодной смертью». И историческая справка сестры Надежды о киевских событиях 1917 — 1920 гг., где по датам расписаны все смены властей. «По счету киевлян у них было 18 переворотов... я точно могу сообщить, что их было 14, причем 10 из них я лично пережил» (М. Булгаков «Киев-город»).

В письменном столе — материалы, посвященные Михаилу Булгакову, который на протяжении всей последующей жизни приезжал в Киев, но уже ни разу в этот дом не вошел. Приходил на Андреевский спуск и стоял на противоположной стороне, а зайти так и не смог... И в 1936 году написал другу Сергею Ермолинскому: «Киев настолько ослепителен, что у меня родилось желание покинуть Москву, переселиться, чтобы дожить жизнь над Днепром».

«ПОЗОВИ, КОГДА ТЕБЕ ЭТОГО ЗАХОЧЕТСЯ»

Фотографии, письма, документы, стихи складываются в повествование о братьях и сестрах писателя, для которых дом № 13 на всю жизнь останется потерянным раем. Все они получили образование в лучших учебных заведениях города: братья — в Первой киевской гимназии, родные сестры — Вера, Надежда, Варвара, Елена — в гимназии Святой Екатерины при Евангелическо-Лютеранской церкви. Вера в Киеве пела в капелле Александра Кошица, окончила Фребелевский педагогический институт, Варвара училась к Киевской консерватории, Елена — в Киевском институте народного образования им. Драгоманова по специальности преподаватель литературно-лингвистических дисциплин, знала 6 иностранных языков. Сестры, пройдя дорогу скитаний и невзгод, переезжают в Москву. В 1931 мужья Варвары и Надежды были репрессированы по делу «Весна», и позднее семья Варвары проживала в Новосибирске, куда был выслан ее муж Леонид Карум. Надежда, окончив в Москве Высшие женские курсы, преподавала, заведовала школой и стала хранителем семейного архива и первым биографом Михаила Булгакова.

НИКОЛАЙ БУЛГАКОВ, РОДНОЙ БРАТ МИХАИЛА БУЛГАКОВА, СТУДЕНТ МЕДИЦИНСКОГО ФАКУЛЬТЕТА УНИВЕРСИТЕТА В ЗАГРЕБЕ (ХОРВАТИЯ). 1928 Г. 

«Польская кузина» Илария приехала в Киев из Холма учиться на Высших женских курсах, в начале I мировой войны служила сестрой милосердия в киевском госпитале, около 10 лет прожила в Москве. А когда в конце 20-х гг. удалось выехать в Холм, преподавала там музыку и русский язык, вела театральный кружок, публиковала статьи в журнале «Церковный вестник». И в 1930 написала статью «Холмская чудотворная икона Божьей Матери», изданную в Варшаве отдельной брошюрой — она представлена на выставке (О Холмской чудотворной иконе см. публикацию «Люди і образ господній», Дмитро Степовик, «День», № 130-131, 28.07.2017, №135-136, 3.08.2017). Заметим, что статью Илария писала, когда икона считалась утерянной навсегда. А в 1944 году во время бомбардировки поезда, который вывозил церковные сокровища, Илария, рискуя жизнью, спасла эту икону — вынесла из огня, пришла с ней в Люблин и передала священнику. Сегодня Холмская икона Божьей матери, памятник Византийского искусства ХІ—ХІІ ст., — главный экспонат Волынского музея икон в Луцке.

Родные сестры были рядом со старшим братом до конца его земной жизни, и вот письмо Веры от 9 февраля 1940 года: «Родной и дорогой мой миленький братик! Все мы крепко любим тебя и остро воспринимаем твою тяжелую болезнь. Каждая из нас готова доставить тебе малейшую радость, облегчить тебя и помочь тебе и твоей семье. Позови, когда тебе этого захочется». А кузина Илария, в последние годы жизни послушница Марфо-Мариинской обители в Польше, в память о Михаиле Булгакове в 1977 году установила на Святой Горе Грабарка крест с надписью «Боже, прости меня».

Испытание на «бег» в полной мере прошли братья Булгакова. Родные —  Николай и Иван покинули Киев навсегда в 1919 году с Добровольческой армией и оказались в Париже, а кузенов судьба увела за океан. Кузен Константин, один из ближайших друзей юности Булгакова и герой его известных карикатур «Tempora mutantur», в начале 20-х гг., находясь на службе в Киеве переводчиком в АРА (American Relief Administration), был главной опорой и кормильцем семьи Булгаковых. В 1924 тайно пересек границу и через Польшу выехал в Мексику, а затем в США, где занимался бизнесом. Кузен Николай сделал успешную музыкальную карьеру в Голливуде — кинопродюсер, дирижер, композитор, лауреат премии имени Гершвина 1947 года.

ПЕРВОЙ ПУБЛИКАЦИИ БУЛГАКОВА «ГРЯДУЩИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ» — 100 ЛЕТ

Директор музея Людмила Губианури ответила на вопросы «Дня»:

— Как возникла идея создания столь необычной выставки?

— 21 ноября, в день архистратига Михаила, небесного покровителя Киева, в доме на Андреевском спуске, 13, праздновали именины Михаила Булгакова, а из дневника жены Елены Сергеевны известно, что и в Москве это был праздничный день. Интересно, что в семье Булгаковых было принято дарить подарки, которые выходят за пределы бытовой жизни: книги, ноты, билеты в театр. И в нашем музее сложилась традиция — в день рождения Булгакова и его именины либо выпускать новое издание, либо открывать выставку. В этом году для выставки есть особый повод: ровно 100 лет назад, осенью 1919 года Булгаков покидает Киев и этот дом. Он был мобилизован и отправлен на Кавказ в рядах Добровольческой армии. Кавказ — не просто мост, который соединяет два главных города его жизни: Киев и Москву. Это место, куда он приезжает доктором, а уезжает писателем. Недолго служит врачом, но вскоре делает свой главный выбор — начинает работать в театре, пишет пьесы, сам выступает на сцене. И первая публикация — это тоже Кавказ: 100 лет назад, в ноябре 1919 года в газете «Грозный» было напечатано его эссе «Грядущие перспективы», подписанное «М.Б.».

КУЗЕН НИКОЛАЙ БУЛГАКОВ В ГРУППЕ УЧЕНИКОВ АНГЛИЙСКОЙ ГИМНАЗИИ В ТОКИО (ВЕРХНИЙ РЯД, ВТОРОЙ СПРАВА). НАЧАЛО ХХ ВЕКА.

Сегодня Украина отмечает 100-летие создания украинской государственности. Поэтому появилась возможность рассказать о важнейшем периоде истории страны на примере одной киевской семьи — профессора Киевской духовной академии Афанасия Ивановича Булгакова. За 30-летнюю деятельность нашего музея мы постоянно сталкиваемся с интересом посетителей не только к личности писателя, но и к его братьям и сестрам. Помимо семерых детей в доме воспитывались два племянника и племянница, которые также покидают Киев, и их дальнейшие судьбы не менее интересны, чем судьба самого Булгакова.

Выставка построена на оригиналах, мы показываем самые важные, уникальные материалы. А назвали ее «Бег» потому, что герои выставки не отправляются в путешествие — для многих из них это, действительно, стало продолжением судеб огромного количества людей, которые вынуждены были спасаться от большевиков. И один из таких ярких зрительных образов бега — фрагмент картины Казимира Малевича «Скачет красная конница».

Выставка состоялась благодаря поддержке друзей музея — UKRSIBBANK BNP Paribas Group и Благотворительного фонда Владислава Трубицына «Культурные новации».

— Что помогает музейщикам в работе над выставкой?

— Недавно в интернете я увидела воспоминания Маргариты Броницкой из Америки, нам удалось с ней связаться, и она прислала замечательный рассказ из семейного архива. У ее мамы была подруга Елена Валентиновна Шаповалова, которая говорила, что пьеса «Бег» — сюжет ее жизни, поскольку она находилась в такой же ситуации, как и героиня пьесы. После революции она с детьми оказалась на Кавказе. Муж ее бросил, она осталась совершенно одна. И спас ее Михаил Булгаков — именно он в те жуткие годы протянул ей руку помощи. Потом, долгое время Елена Валентиновна ничего о нем не знала, но в своей непростой советской жизни, если и вспоминала о ком-то с теплом, то только о Михаиле Булгакове. Со временем поняла, кто он, познакомилась с Еленой Сергеевной, стала читать его книги и, прочитав пьесу «Бег», осознала, что это тоже ее история. Мы благодарны Маргарите Броницкой за ее воспоминания, которые еще ближе освещают тему бега: так работа над выставкой позволяет продолжить научные исследования.

ПОСТУПАТЬ РАЗУМНО — ОСОБЫЙ ДАР

— Что помогло детям Булгаковым не сломаться, выстоять, достойно прожить жизнь?

— Важный вопрос — судьбы братьев и сестер Булгаковых тяжелые и непростые. Сестры остались в советской России и, учитывая их биографию, не были востребованы в силу своих талантов и человеческих качеств. Их мужья были репрессированы, сестрам пришлось тяжело работать, чтобы спасти и прокормить свои семьи. Братья оказались в эмиграции, а сам Михаил Булгаков, находясь на Кавказе, прокручивает сюжет собственной эмиграции, который, возможно, довел бы до конца, если бы не тяжелая болезнь.

И хотя судьбы детей сложились по-разному, все они подтверждают то, о чем сказала мать Булгаковых Варвара Михайловна. Она сама о себе писала, что обладает особым даром — умением сконцентрироваться и в самые тяжелые и опасные минуты жизни поступать разумно. Все дети унаследовали этот дар от мамы и смогли выжить — благодаря домашнему воспитанию и маминой теории трудотерапии. У них было огромное количество умений выживать. Мама ведь не знала, что произойдет революция и гражданская война, но своим воспитанием их подготовила. Они знали языки, умели давать уроки музыки, шить, вышивать, печатать. Так, брат Николай, оказавшись в эмиграции в Загребе, возглавил студенческое братство, сумел организовать быт студентов университета, создал столовую и прачечную, фактически, организовал студенческий профсоюз. А еще инициировал создание театра и оркестра, которым сам дирижировал. Через год после его смерти архиепископ Иоанн Сан-Францисский написал статью «К годовщине кончины великого человека», в которой назвал Николая Булгакова «блестяще-талантливым, во всех отношениях выдающимся человеком, не знавшим компромиссов с совестью, посвятившим всего себя созиданию».

ГЕРОИ ВЫСТАВКИ НЕ ОТПРАВЛЯЮТСЯ В ПУТЕШЕСТВИЕ — ДЛЯ МНОГИХ ИЗ НИХ ЭТО, ДЕЙСТВИТЕЛЬНО, СТАЛО ПРОДОЛЖЕНИЕМ СУДЕБ ОГРОМНОГО КОЛИЧЕСТВА ЛЮДЕЙ, КОТОРЫЕ ВЫНУЖДЕНЫ БЫЛИ СПАСАТЬСЯ ОТ БОЛЬШЕВИКОВ

 

Если Николай стал профессором Пастеровского института, всемирно известным ученым-микробиологом, реализованным в силу своих талантов, то младший брат Иван не смог реализоваться. В определенный период своей парижской биографии дошел до состояния бродяжничества, бездомья, но в конце жизни сумел справиться со своими проблемами — нашел убежище в монастыре, помогал людям и пел в церковном хоре.

— Посетители музея нередко после экскурсии говорят: «Хочу перечитать «Белую гвардию». А у выставки «Бег» какая сверхзадача?

— Сегодня тема потери своего дома, когда людям нужно начинать жизнь заново, актуальна в Украине. Судьба семьи Булгаковых показывает, что история циклична, и события 100-летней давности повторяются. Для меня важно, что мы отмечаем столетие событий, которые происходили в Киеве, и наша выставка представляет одну страницу этой истории — летопись киевской семьи, которая пережила все на собственном опыте. Мы делимся этим опытом, и, может быть, кому-то он поможет пережить и свою собственную историю.

Не случайно третья часть выставки находится за стеклом — это пространство музейной библиотеки: сны, мечты, размышления, литературные странствия, воплотившиеся в книгах, которые реальны, их можно читать. Так происходит постоянное возвращение Булгакова и всех героев выставки в Киев, в дом, где они росли и благодаря его ценностям обрели силы для новой жизни после «бега».

Ольга САВИЦКАЯ, фото Николая ТИМЧЕНКО, «День»

«День» у Facebook, , Google+

Новини партнерів