Не могут вести кого-то за собой те, которые не имеют никаких внутренних данных на то, чтобы самих себя повести.
Вячеслав Липинский, украинский политический деятель, историк, историософ, социолог, публицист

«Это испытание было тяжелым, прежде всего, морально...»

Журналисту Николаю Семене оккупанты наконец вернули «голос»
29 января, 2020 - 18:44
ФОТО ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА НИКОЛАЯ СЕМЕНЫ

История ужасной несправедливости и репрессий, которая началась в апреле 2016 года, надеемся, наконец подошла к концу. Крымский журналист, до аннексии — многолетний собкор «Дня» в АРК, автор ресурса «Крым. Реалии» Николай Семена получил постановление от подконтрольного России Железнодорожного районного суда Симферополя о досрочном прекращении испытательного срока и снятии с него судимости. «Ходатайство осужденного Семены об отмене освобождения от отбывания снятия судимости — удовлетворить. Отменить условное осуждение относительно Семены по приговору от 22 сентября 2017 года и снять с него судимость по этому приговору», — говорится в постановлении суда оккупантов в Крыму.

Напомним, 19 апреля 2016 года в жилье Николая Михайловича в Симферополе были проведены обыски, а он вызван на допрос, где выдвинули обвинение по «специальной» статье 280.1. Уголовного кодекса России «призывы к нарушению территориальной целостности РФ». Поводом для репрессий стала опубликованная Семеной под псевдонимом статья в разделе «Мнения» на ресурсе Крым.Реалии с заглавием «Блокада — первый необходимый шаг по освобождению Крыма». Дальше было «следствие» в фсбшном стиле, оккупантский суд и приговор — два с половиной года условно с испытательным сроком в три года и запретом заниматься публичной деятельностью (больше о ходе процесса читайте в статье «Заблокировать «инакомыслие» в «Дне» № 167 от 21 сентября 2017 года). Конечно, адвокаты Николая Семены оспаривали это решение и вот наконец добились своего.

Искренне поздравляя Николая Михайловича, мы спросили его, как прошло время вынужденного молчания, очень ли это было трудно и что он планирует дальше:

— Это испытание было тяжелым, прежде всего морально. Дважды в месяц, во 2-й и 4-й понедельник, я должен был в письменном виде отчитываться в уголовной инспекции, чем занимался в свободное время, не совершал ли новых административных и уголовных преступлений, не злоупотреблял ли алкогольными напитками или наркотиками, не водился ли с людьми с антисоциальным поведением, не принимал ли участия в массовых мероприятиях и не вел ли публичную деятельность в сети интернет, — рассказывает Николай Семена.

— Более того, постоянная негласная слежка чувствовалась в социальных сетях, в электронной почте, в телефонах и других средствах связи, даже в банковских делах, поскольку такая организация, как Росфинмониторинг занесла меня в специальный «перечень действующих террористов и экстремистов». И потому, что по всем этим параметрам оказалось «нет» — суд и принял решение сократить испытательный срок и снять судимость после того, как об этом стали хлопотать мы с адвокатом Александром Попковым.

Был ли этот опыт полезным? С философской точки  зрения да, потому что ничего не бывает бесследно, и я глубже познал лицемерное российское правосудие. Но с человеческой точки зрения нет, потому что я из-за насилия России, принуждения к молчанию под угрозой быть брошенным в тюрьму потерял практически четыре года творческой работы, за которые мог бы сделать много полезного для Украины, для коллег и друзей, для общества.

Однако это время я использовал с большой пользой — на перечитывание давно забытой литературы и чтение новых книг. Хотя я имею большую собственную библиотеку из приблизительно 2 тысяч томов, но приходилось также пользоваться крымской научной библиотекой имени И.Франко, благо там меня не воспринимали как террориста. Мне удалось углубить знания как по истории Украины и России, так и по философии, юриспруденции, литературе, политике, социологии и т.п. Поэтому к последующей  аналитической работе в сфере массовой информации я в настоящий момент подготовлен еще больше, чем раньше.

Кроме того, у меня появилось несколько новых замыслов, в частности, я начал контактировать со многими земляками, учеными, историками, краеведами и продолжаю собирать материал для книги о своем родном историческом селе Вороньки на Черниговщине, в котором похоронены декабристы Сергей и Мария Волконские и их друг декабрист Александр Поджио. Это очень интересная и многозначительная история, которая не известна большинству украинцев, ведь и среди журналистов не все знают, что эти выдающиеся люди нашли последний приют именно в украинской земле. Параллельно будет рассказ о многих выдающихся земляках, которые внесли большой вклад в развитие в Украине сельского хозяйства, промышленности, образования, науки и культуры.

Планирую также написать книгу о Крыме, я ищу на этой земле и в здешних людях то, что еще не рассказано  украинским читателям. И мне, надеюсь, это удастся. Конечно, я вернусь в журналистику и буду работать, я просто соскучился по настоящей профессиональной работе. 

Ольга ХАРЧЕНКО, «День»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ