Как несвоевременны решения власть имущих. Когда они за что-нибудь, наконец, решаются взяться, жизнь уже ушла вперед, и они снова остаются перед разбитым корытом.
Павел Скоропадский, выдающийся украинский государственный и политический деятель, военачальник, последний гетман Украины

Освободительные процессы в Англии и Украине XVII в.

Оливер Кромвель и Богдан Хмельницкий
1 августа, 2019 - 17:39
БРИТАНСКИЙ ПАРЛАМЕНТ (ФОТО) УЖЕ МНОГО ВЕКОВ НАЗАД УТВЕРДИЛ КОНСТИТУЦИОННЫЙ ПРИНЦИП: «КОРОЛЬ ПРАВИТ В ПАРЛАМЕНТЕ». ПОУЧИТЕЛЬНО СРАВНИТЬ ЭТО С ВЛАСТЬЮ НАШИХ ГЕТМАНОВ И КАЗАЦКОЙ РАДОЙ / ФОТО БОРИСА КОРПУСЕНКО

Известный украинский мыслитель, историк и политический деятель В.Липинский отмечает, что в исторической жизни происходит постоянное восстановление или изменение аристократии. Главная причина этого явления заключается в том, что уровень развития материальной культуры нации, достигаемый под руководством определенного аристократического слоя, перерастает политические организационные формы, созданные для нации властью этого слоя. В результате формируются новые активные группы, которые хотят устранить старую аристократию, захватить власть, организовать и возглавить нацию в соответствии с собственными интересами.

Если в результате уступок и компромиссов старая аристократия и новые активные группы объединяются, то создается новая национальная аристократия, которая в более совершенных организационных политических формах продолжает дело предыдущей. В случае остановки эволюционной регенерации элиты наступает ее смена в более радикальных формах — путем внешней войны или внутренней революции.

В.Липинский разные формы взаимоотношений активного меньшинства, творящего государство, и пассивного большинства каждой нации видит в методах организации национальной аристократии, которые в своих основных чертах повторяются в те или иные периоды их существования. Эти методы он называл охлократией, классократией и демократией.

Классократический способ организации общества вызывает наибольшие симпатии В. Липинского. В этой системе отношений имеется равновесие между властью государства и свободой граждан и ассоциаций. Граждане занимаются свободной экономической, политической и культурной деятельностью, которая, однако, регламентируется авторитетной в обществе и стабильной государственной властью. Классократическому обществу присуща развитая классовая дифференциация и автономия органов классового самоуправления. Высшие прослойки всех классов составляют в своей совокупности ведущий слой нации.

Оптимальным вариантом ведущего слоя у В.Липинского является сочетующий черты воина и продуцента. Такое сочетание имело место в разные времена — в Древнем Риме оно было присуще римским патрициям, в Новое время в Англии — джентри, в Украине — местному казачеству.

Образцом правления классократии В.Липинский считал английское общество, которое достигло этого на определенном этапе своего исторического развития. Характерной особенностью новой английской рыцарской аристократии было то, что полученные ею имения имели сравнительно небольшие размеры, а право полного персонального владения было связано с обязанностью военной службы королю. Монарх осуществлял свою власть над нерыцарскими пассивными массами опосредованно — через эту аристократию, а непосредственно — через королевских государственных правительственных чиновников.

В итоге английское общество избежало антикоролевского феодального анархизма, который привел к разложению и разрушительной трансформации классократической земельно-рыцарской аристократии на европейском континенте.

По мере роста материального производства по образцу классовой земельной аристократии по ее «образу и подобию» со временем создаются аристократии (элиты) всех других продуцирующих классов. Благодаря постоянной и авторитетной монархической власти в английском обществе происходит постоянное возобновление гармоничного и ритмичного равновесия между консерватизмом старой классовой аристократии и продвижением и революционностью аристократии новых классов.

Это равновесие не смогли нарушить периоды обострения внутренней борьбы, которая имела место в Англии во время попыток то ли королевской, то ли революционной власти ликвидировать установленную систему классовой аристократии и заменить ее абсолютистско-деспотической, охлократической властью. Указанные тенденции общественного развития обусловили ограничение одним национальным законодательством и королевской власти, и сил поступательных и консервативных классов.

Английская классократическая система сложилась окончательно после «славной революции» 1688  г., когда, по выражению М.Драгоманова, «Англия стала примером новейшего легитимизма конституционного, при котором монарх должен быть верховным символом законоправного государства и даже стражем конституции перед партиями».

Однако ее зарождение произошло в времена Вильгельма Завоевателя благодаря тому, что его рыцарский слой был не только организованной силой, но и той силой, которая ограничила свое завоевательское стремление в соответствии с восприятием «пассивных масс». Это ограничение нашло свое проявление в единой религии, которая дала и «активным» и «пассивным» элементам нации одни и те же законы морали и единую монархическую власть. При этом, как отмечал М.Драгоманов, «та большая сила, которая была выработана Вильгельмом І для Короны королевской, сила, которой в те времена корона не имела нигде в Западной Европе», заставила Англию раньше других западноевропейских государств стать на путь борьбы с вероятными проявлениями деспотизма королевской власти. Уже в конце ХІІІ — начале ХІV в. были заложены два основных фундамента конституционной монархии и политической свободы — «1) непременной потребности суда для того, чтобы наказать Англичанина и 2) такой же потребности согласия парламента, чтобы наложить на Англичанина налог». Из этих двух условий, которые неоднократно нарушались монархией вплоть до 1688 г., в конечном итоге вырос и утвердился принцип, согласно которому «Англией правит король в парламенте (King in parliament)»».

Подобные типы класократической организации общества или отдельные ее элементы В.Липинский видит в разных странах Европы, в том числе и в Украине. Однако возникновение украинско-русской государственности и начальный этап ее развития ученый связывает с охлократией.

В Украине к конку ХVІ в. стало понятно, что древняя украинская аристократия, сформированная во времена Старокиевского государства, уже разлагается и неспособна поддерживать свой авторитет среди других классов и играть роль общественного лидера. Следовательно, дело национального самоутверждения, продолжения государственнической традиции должно было перейти в руки других социальных слоев, как это было во многих странах Европы. Таким новым социумом в Украине оказалось казачество. Именно казачеству пришлось принять эстафету предыдущей русской «класократии», которая длительное время находилась в состоянии разложения и деструкции. Городовое казачество оказалось способным направить стихийные проявления протестов разных сословий в русло долговременной национально-освободительной борьбы против польского господства. Это мощное движение в конечном итоге привело к ликвидации власти польской администрации в Украине и образованию независимого Украинского государства.

В.Липинский неоднократно отмечал, «что для теории политической умелости» является обязательным разделение на «активные» и «пассивные» элементы. При этом ведущую роль в политике всегда играют активные элементы того или иного типа. Эта трансформация, которая превратила казачество в важный фактор «классократического» общества в Украине, сделала его типологически похожим на новое английское дворянство — джентри, которое сформировалось приблизительно в тех же хронологических границах, что и казачество.

Казачество возникло как сословие, которое объединило в себе черты, казалось бы, антагонистических слоев — крестьянства и служивого боярства — шляхты. Этот синкретизм казачества, его способность принимать в свои ряды активные элементы других социумов В.Липинский считает ценной государственно созидательной чертой, которая обеспечивала авторитет среди других слоев общества в то время, когда старая аристократическая элита все больше теряла этот авторитет. В ХVІІ веке, во времена Б.Хмельницкого, отмечает ученый, казачество объединило «под этим новым названием здоровые остатки старой украинской шляхты и лучшую часть смелого воинственного, готового на жертву за целую нацию крестьянства». Три основных общественных типа, о которых шла речь, зависят от наследственности (дидичности) и воспитания определенных черт, которые являются основанием для существования этих типов.

Наблюдение В.Липинского является чрезвычайно важным для понимания трансформации украинского казачества, которую оно испытало в течение ХVІ—ХVІІ в. и которая имела далеко идущие национально-политические и социально-экономические последствия.

Конечно, процесс этого объединения начался намного раньше. С начала становления казачества, которое формировалось в значительной мере из крестьянства, в его среде было немало представителей шляхты, которые прививали новому социуму элементы своего мировоззрения, быта, обычаев. Значительный прилив в ряды казачества остатков до недавнего времени сильной прослойки служебного боярства — низшей социальной категории феодально-рыцарского сословия в Украине — состоялся в второй половине XVI в., после заключения Люблинской унии.

Принимая в свою среду представителей военно-благородного сословия, казачество использовало их военный опыт, проникалось их мировоззренческими и определенными социальными корпоративными признаками. Адаптируясь и переосмысливаясь, эти признаки становились достоянием украинского казачества и формировали его сословную известность как самостоятельного социума. Наряду с трансформацией мировоззренческо-социальных ориентиров казачества происходила эволюция его экономической деятельности. С появлением реестрового казачества наблюдаем его постоянное стремление обеспечить свои имущественные права, освободиться от налогов и своеволия местных старост, расширить хозяйственную деятельность, права владения землей, свободную торговлю, организацию промыслов, производство горилки, рыбную ловлю и т.п.

Со временем в среде казачества растет количество оседлых зажиточных хозяев, которые колонизируют новые земли, существенно расширяя казацкое землевладение. В руках степенного казачества временами оказывались значительные земельные владения, которые не уступали владениям среднего шляхтича. Принципиальной чертой казацкого землевладения было то, что оно опиралось на использование наемного труда, и это в значительной мере определяло социальное поведение казачества.

С укреплением казачества польское правительство и благородно-магнатский слой в целом были вынуждены считаться с новыми социально-правовыми особенностями казачества, в основе которых наряду с антикрепостническими стремлениями крестьянства лежали также намерения бывшего украинского мелкого рыцарства добиться иммунитета от местных правительственных чиновников и злоупотреблений магнатерии.

Чрезвычайно важную колонизационную и цивилизационную функцию казачества отметил Арнольд Тойнби, который, в частности, писал: «Подобно тому, как современные западные «строительные империи» подавили своих примитивных противников преобладающим индустриальным могуществом, казаки подавили кочевников, опираясь на развитую культуру земледелия». Именно в хозяйственной деятельности казачества английский мыслитель увидел «некоторые признаки, которые скорее принадлежат будущему, чем прошлому». Вот почему казацкие объединения напоминали А. Тойнби «колониальные владения современного западного мира». Этот прорыв в будущее, носителем которого оказалось казачество, был предопределен формированием в его среде буржуазных отношений, и это дает основания считать его участником важных социально-экономических сдвигов, которые происходили в Европе.

Начало. Продолжение читайте в следующем выпуске страницы «История и Я»

Юрий ТЕРЕЩЕНКО
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ