Мир, прогресс, права человека - эти три цели неразрывно связаны. Невозможно достичь какой-то из них, пренебрегая другими.
Андрей Сахаров, физик, правозащитник, диссидент, общественный и политический деятель, лауреат Нобелевской премии мира

Юстиниан — наставник епископов

Автор «Симфонии церкви и державы»
26 апреля, 2006 - 18:52
ПОСТРОЕННАЯ ЮСТИНИАНОМ ЦЕРКОВЬ ХОРА В КОНСТАНТИНОПОЛЕ. («ХОРА» — «В ПОЛЕ») / ПОРТРЕТ ИМПЕРАТОРА ЮСТИНИАНА В БАЗИЛИКЕ САН ВИТАЛЕ РАВЕННЫ ИМПЕРАТРИЦА ФЕОДОРА (СЛЕВА) И ЕЕ ОКРУЖЕНИЕ. МОЗАИКА ИЗ БАЗИЛИКИ САН ВИТАЛЕ ГОРОДА РАВЕННА ХРАМ СВЯТОЙ СОФИИ, ПРЕВРАЩЕННЫЙ В МЕЧЕТЬ

Сегодня мы расскажем нашим читателям об императоре Восточной Римской империи Юстиниане I, который занимает особое место не только во всемирной истории и не только в истории православия, но также в истории всего христианства. По той причине, что именно его философия и политика церкви, его видение взаимоотношений церкви и государства стали тем корнем, от которого проросли многие важные и драматические социальные процессы, влияние которых ощущаются и сегодня. Речь идет прежде всего о расколах-разделениях христианства. Ибо авторитарная церковная политика императора Юстиниана I и его последователей на троне не могла не отпугивать самостоятельную западную церковь, что в результате привело к взаимным проклятиям 1054 года. И не раскол ли 1054 года стал в ХVI столетии желанным прецедентом для деления западной церкви на католиков и протестантов? Кто знает, каким бы был мир, Европа, а особенно Восточная Европа, если бы христианство осталось единой, неразделенной церковью? И кто знает, каким бы было православие Восточной Европы без теории «Симфонии» (см. ниже), созданной и успешно претворенной в жизнь на многие столетия Юстинианом?

БИОГРАФИЯ

Сведения о жизни, характере, окружении и политике императора Юстиниана I Великого — Флавия Петра Савватия Юстиниана (483 — 565) историки черпают главным образом из книг его современника — придворного писателя-историка Прокопия Кесарийского. Сохранилось две истории правления императора Юстиниана, написанные Прокопием, — парадная и обличительная. Парадная — «История войн Юстиниана» и «Трактат о постройках Юстиниана» — наполнена безмерными восхвалениями. В другой, так называемой тайной истории («История аркана»), собраны все преступления и ошибки императора, а также сплетни того времени, где император и его жена щедро поливаются помоями. Хотя объективно Юстиниан был, по- видимому, не хуже, хотя и не лучше других императоров.

Происходил Юстиниан из семьи иллирийских (сегодня — Хорватия) крестьян. По крови был славянином, хотя его родным языком был латинский. Образование он получил в Константинополе, в совершенстве владел греческим; взойдя на трон, он сделал именно греческий языком Восточной Римской империи, т.е. Византии. Статус Юстиниана вскоре возвысился в связи с тем, что его дядя Юстин стал императором. С годами Юстин впал в слабоумие, поэтому управление империей перешло к Юстиниану — способному, угодливому, образованному. В 527 г., после кончины Юстина, 45-летний Юстиниан начал свое длительное 38-летнее царствование.

ВОСХОЖДЕНИЕ НА ПРЕСТОЛ

Свою императорскую власть Юстиниану пришлось утверждать насилием. В первой половине VI века население Константинополя еще не имело по отношению к своим василевсам (царям) того почтения, которое установилось позже. Столичные жители не только выкрикивали свое мнение на ипподроме во время ристалищ (в те времена место современного футбола занимали гонки колесниц), но и брались за оружие. Предыдущие императоры вели с плебсом Константинополя перманентную войну, а иногда отсиживались в своих дворцах, как в осажденных крепостях. Юстиниан решил прекратить все эти безобразия, чего бы это ему ни стоило. И имел на то причину: начало его правления было отмечено столичным восстанием под названием «Ника» («Победа»): мятежники ворвались в тюрьму и освободили всех заключенных горожан, подожгли город, угрожали жизни императорской семьи. Спасли нового императора полководцы Велизарий и Мунд, а также мужество Феодоры. С неслыханной жестокостью было подавлено восстание, что надолго устрашило жителей Константинополя. И потом Юстиниан правил почти спокойно.

ИМПЕРАТОР

Что за человек был этот новый император? По словам Прокопия, был он хитрым, коварным, неискренним, и к тому же умел хорошо скрывать свои чувства, даже гнев — имел дар превосходного актера и умел даже проливать крокодиловы слезы. Как пишут современники, ложь была естественной составляющей его жизни как в быту, так и в политике. Ему ничего не стоило давать любые обещания или заключать какие угодно договора, скрепляя их страшными клятвами — император отказывался от них с большой легкостью. Не брезговал он и доносами и никогда никого не прощал. Очень опасным было коварство императора — Юстиниан никогда внешне не проявлял ни гнева, ни раздражения, даже если был очень недоволен. Но вопреки своему высокому положению, а также твердому характеру, он старался казаться доступным и милостивым ко всем, кто к нему обращался. Более того, доступ к нему был действительно открыт для всех. Однако, как пишет Прокопий, внешностью, языком, манерами, мышлением он был подобен варвару, которым и был в действительности. Это, возможно, объясняет тот факт, что император вел почти аскетический образ жизни — так мало его привлекала роскошь.

В его пользу говорит также то, что Юстиниан был необычайно трудолюбивым человеком, вникавшим во все детали правления. Он был не только хитрым политиком, но и придирчивым администратором, умел очень хорошо подбирать людей. Поэтому всегда имел в своем распоряжении талантливых полководцев, лучших в мире юристов, прославленных архитекторов, историков, художников.

Кроме всего прочего, Юстиниан «прославился» в истории своей женой — императрицей Феодорой, которой как ее современники, так и позднейшие историки приписывают многочисленные пороки. Прокопий в своей «Тайной истории» живописует эти пороки во всех «неаппетитных» подробностях. Отец Феодоры был надсмотрщиком зверей в цирке, и красивая девочка с детства участвовала в цирковых представлениях. Людей своего времени она поражала бесстыдством; молва приписывает ей чрезвычайную развращенность и ненасытность во всех возможных пороках. Но вопреки всему Юстиниан был полностью ею пленен, женился на ней после многих лет сожительства и разделил с нею престол. Прокопий подробно описывает дворцовый быт Феодоры — в соответствии с древними рецептами сохранения красоты, она почти все время спала, принимала особые ванны, например: купалась в крови животных (ходили слухи, в крови младенцев), тратила баснословные деньги на восточные масла и пр. Звездными часами Феодоры были посещение Юстинианом ее апартаментов, а также появление перед народом в цирке или на других зрелищах в Константинополе. Исследователи считают, что Феодора была очень умна, имела твердый мужской характер, ясный трезвый ум и непоколебимую настойчивость в достижении своих целей. Это особенно проявлялось в минуты опасности, когда терял голову император. В храмах Равенны (Италия) прекрасно сохранились прижизненные мозаичные портреты Юстиниана и Феодоры.

Став в 527 году императором, Юстиниан имел весьма амбициозные планы, среди которых было три главных: упорядочить законы империи, навести порядок в православных делах, восстановить и приумножить былое величие Римской империи.

ЮРИСДИКЦИЯ

Вопреки всем тем беззакониям, которые всегда позволял себе император, при его деятельном и компетентном участии в государстве были проведены существенные реформы в области права. К тому времени старое римское право, непрестанно и хаотично дополняемое новыми эдиктами, допускало возможность практически любого истолкования — в зависимости от искусства того или иного юриста. Поэтому почти сразу же после вступления на трон Юстиниан распорядился провести колоссальную работу по упорядочению огромного наследства античной юриспруденции, в которой он сам принимал активное участие, и созданию до сих пор знаменитого «Кодекса Юстиниана». Тогда были кодифицированы указы императоров от Адриана до Юстиниана, после чего Юстиниан категорически запретил какую-либо законотворческую, комментаторскую и критическую деятельность юристов — с этого времени только император имел право комментировать, толковать или издавать законы. Благодаря Юстиниану римское право еще в средневековье стало доступным Западу и Востоку, а через законодательство Наполеона дошло до сегодняшнего дня.

ИМПЕРАТОР-СТРОИТЕЛЬ

Во время восстания «Ника» погиб храм Св. Софии, построенный Константином Великим в IV ст. Но не прошло и 40 дней, как по велению императора рабочие приступили к сооружению нового храма. Десять тысяч человек под руководством лучших архитекторов трудились на этой масштабной стройке в течение почти шести лет. Император, одевшись в полотняную тунику, ежедневно наблюдал за ходом работ и поощрял усердие строителей своим фамильярно-дружеским обращением, заботливостью и наградами. Новый храм поражал размерами, величиной купола и невиданной по красоте и богатству внутренней отделкой. Известно, что после освящения собора Юстиниан обошел его и воскликнул: «Слава Богу, признавшему меня достойным для свершения такого чуда! Я победил тебя, о Соломон!» (это было сравнение с храмом Соломона в Иерусалиме). Речь идет о храме, который и сегодня можно видеть в Стамбуле — бывшем Константинополе; однако уже несколько столетий подряд там не правят службу Божью.

Возрождение Софии положило начало масштабной строительной деятельности Юстиниана. Только в одном Константинополе и в его предместьях Юстиниан построил 25 церквей, украшенных мрамором и золотом, многочисленные дворцы на европейском и азиатском берегах пролива, общественные здания. Строительство велось не только в Константинополе — едва ли не в каждом городе империи были построены мосты, госпитали и водопроводы, отстраивались города, разрушенные войнами или землетрясениями, на границах империи сооружались крепости, замки, защитные рвы. Так, в Греции были исправлены развалившиеся укрепления Афин и Коринфа, защищен укреплениями Фермопильский проход. То же делалось на всех других границах, в том числе в Крыму.

ИМПЕРАТОР-ЗАВОЕВАТЕЛЬ

Юстиниан непрерывно воевал со всеми своими соседями, пытаясь осуществить амбициозную мечту — возвратить государству границы великой Римской империи, в частности, присоединить к Византии всю Италию, побережье Африки и Ближний Восток. Он писал: «Мы надеемся, что Бог вернет нам страны, которыми владели древние римляне вплоть до двух океанов». Неудивительно поэтому, что его царствование прошло в ожесточенных войнах с Востоком и Западом. Планы Юстиниана осуществились далеко не полностью, хотя его завоевания были весьма значительны. Это — в значительной степени заслуга талантливого и верного императору военачальника Велизария. Наиболее тревожным было то, что завоеванные с большими потерями земли снова и снова переходили в другие руки. Как пишет Прокопий Кесарийский, гунны, славяне и анты почти каждый год совершали набеги на земли империи и превращали их в безлюдную пустыню. И хотя Римская империя в известной степени возродилась, заплаченная за это цена была неоправданно велика, что понимали даже современники Юстиниана.

ОРТОДОКСИЯ — ДЕЛА ПРАВОСЛАВНЫЕ

К концу жизни император значительно охладел к честолюбивым политическим мечтам своей молодости. Он увлекся теологией и все меньше и меньше внимания обращал на дела государства, предпочитая проводить время в спорах с иерархами церкви или даже с невежественными простыми монахами. В империи тогда еще не утихли догматические (и драматические) споры, бушевавшие на первых Вселенских Соборах (IV — V ст.), тогда в этих дискуссиях участвовали едва ли не все слои населения империи, в особенности жители Константинополя.

В своей деятельности Юстиниан не разделял законы светские и церковные, потому в Кодексе законов империи он поместил, в частности, закон об обязательном и всеобщем праздновании Рождества Христова, Крещения Господня, Воскресения, Благовещения Пресвятой Богородицы, а также статью о так называемой Пентархии — делении вселенского христианства на пять патриархий — Римскую, Константинопольскую, Александрийскую и Антиохийскую. Стоит отметить, что именно Юстиниан первым титуловал Константинопольского Патриарха как вселенского Патриарха. В частной жизни император также проявлял высокое благочестие, значительное время проводя в храмах и в молитвах.

Император был искренне убежден, что он является первым авторитетом богословия во Вселенной, постоянно вел борьбу с язычниками (людьми, не принявшими христианство) и, более всего, с еретиками (заметим, что в VI ст. христиане все еще дискутировали догматические вопросы веры). Император обнародовал указ, согласно которому язычники и еретики практически лишались гражданских прав — не допускались на государственную службу, лишались имущества и права исповедовать свою веру: Юстиниан писал: «Справедливо лишать земных благ того, кто неправильно поклоняется Богу», — и посылал для усмирения непокорных войска. А против самаритян, которые отказывались креститься, была объявлена настоящая война, тянувшаяся три года; в ней было убито несколько десятков тысяч непокорных. Оставшиеся в живых были насильственно крещены или проданы в рабство в другие страны. Для императора не имело ни малейшего значения то обстоятельство, что при этом погибло большое количество солдат и что, как пишет британский историк Гиббон в своей знаменитой книге «Упадок и падение Римской империи», «плодородная провинция превратилась в пустыню, покрытую пеплом и развалинами».

Одним из важнейших исторических свершений Юстиниана была разработка православно-государственной (или государственно-православной) идеологии. И хотя делами церкви занимались и предшествующие императоры (Константин Великий, Феодосий Великий и др.), именно Юстиниан I разработал принцип «симфонии» («согласие», «созвучие», «союз») двух властей — государственной и церковной. В преамбуле к знаменитой «Шестой новелле» (то есть к новой законодательной статье) императора Юстиниана говорится:

«Величайшие дары Божьи человеку, дарованные Вышним человеколюбием — священство (Sacerdotium) и царство (Imperium). Одно служит вещам Божественным, другое управляет и заботится о вещах человеческих; и то, и другое происходит от одного и того же начала и устраивают человеческую жизнь... Если священство будет во всем безупречно и причастно дерзновениям к Богу, то царство будет правильно устраивать врученное ему общество — возникает некая благая симфония». (Некоторые критики считают, что в этих словах имеется формальная богословская ошибка, ибо в Новом Завете не содержится ни одного слова, подразумевающего возможность достижения некоей статичной «симфонии» между Царством Божьим и миром, а тем более — между Царством Божьим и царством земным.)

По примеру своих предшественников на троне, Юстиниан созвал в 553 году Пятый Вселенский Собор, осудивший ереси того времени. Юстиниан считал, что хотя решения епископов Собора сами по себе действительны, они становятся еще более действительными благодаря присутствию и одобрению императора. Во всех церковных спорах того времени окончательное решение принимал именно император, а не собрание епископов. Показательным был, например, спор об учении Оригена (богослов III ст.); Юстиниан действовал тут полностью авторитарно, независимо от епископов: он издал документ, в котором подробно проанализировал заблуждения Оригена, а в резюме осудил его в форме десяти анафематствований (посмертных). Затем император потребовал, чтобы все «пять Патриархов Вселенной» подписались под его осуждением. Это стало яркой иллюстрацией принципа церковно-государственной «симфонии».

Юстиниан не только сочинял эдикты такого рода, но и применял самые жесткие меры к тем, кто их не признавал. Собственно, он действовал по принципу старого — еще дохристианского — римского законодательства, согласно которому все то, что угодно императору, всегда имеет силу закона. И хотя Юстиниан любил ссылаться на Священное Писание, на каноны, на святых отцов, он всегда делал только то, что сам считал нужным и полезным, ибо был искренне уверен в полной ответственности императора за церковные дела. В преамбуле к одному из своих законов Юстиниан говорит: «Что же есть более великого, более святого, чем императорское величество?!» В другом месте он пишет: «Нет ничего недоступного для надзора царю, принявшему от Бога общее попечение о всех людях. Императору подобает верховное попечение о церквях и забота о спасении поданных. Император — блюститель канонов и Божественных Законов. Он через Собор и священников утверждает Правую веру». Впрочем, Юстиниан не был особенно оригинальным — еще Константин Великий (IV ст.) называл себя «сослужителем епископов» и председательствовал на Первом Вселенском Соборе, который сам и созвал.

Нужно отдать справедливость Юстиниану — его церковные законы касаются всех сторон церковной жизни. В них говорится не только о вероучении, но и о богослужении. Император присваивает себе исключительное право толковать старинные церковные правила, создавать новые канонические нормы. Например, он впервые вводит во Вселенской Церкви правило целибата (безбрачия) епископов. При участии Юстиниана был также сформулирован принцип Пентархии — учения о божественном установлении пяти («Пента») поместных церквей в пределах христианской империи (сегодня таких церквей 14 — в различных государствах).

Юстиниан умер в преклонном возрасте. До конца своих дней он занимался богословием и даже впал в ересь — только смерть помешала ему опубликовать «еретический» эдикт (с которым духовенство, конечно же, согласилось бы). Его теория величественной «симфонии» церкви и императора, вернее — императора и церкви, была принята на вооружение почти во всех православных государствах и сохраняется — в том или ином виде — до нашего времени. Но действительно значительным наследием императора Юстиниана остается собор Софии Премудрости Божьей, а также другие его постройки, пережившие без малого 15 веков; храмы в Константинополе и Равенне. А в монастыре Св. Екатерины на Синае в главной базилике есть надпись: «Упокоению блаженной памяти императрицы Феодоры» — свидетельство трогательной любви императора к своей жене Феодоре.

Все то, что связано с теорией и практикой «Симфонии церкви и государства» Юстиниана, имеет прямое отношение не только к прошлому, но определяет также многие современные церковно-социальные процессы в Украине. Потому что история православия на наших землях — это история подчинения князей церкви князьям светским, то есть правителям. Для примера вспомним, что именно левобережный гетман Иван Самойлович активно способствовал переходу Киевской митрополии в юрисдикцию Московской церкви (1686 г.), той церкви, которая столетиями управлялась (и управляется сегодня) светской властью. Примеров более чем достаточно. Иван Грозный помыкал митрополитом Московским Филиппом, а потом погубил его. Петр I одним росчерком пера покончил с патриаршеством Московской церкви, заменив патриарха «равнопатриаршим» (!) синодом под светским надзором. Сталин также своевольно восстановил патриаршество — своей, а не церковной — единоличной волей. Вспомним также, как по желанию кремлевской власти значительная часть духовенства СССР вошла в состав настоящего разведывательного подразделения (дома и за границей). Или о том, что к экспансии за рубежом русской идеи сегодня активно привлечена церковь, которая из поместной, какой она является по существу, превращается как бы во вселенскую. Подобно католической церкви, с тем, однако, «небольшим» различием, что за спинами католиков- миссионеров не стоит ядерная держава. А для современной Украины особенно важен тот несомненный факт, что за неуступчивостью Московской патриархии в делах автокефалии Украинской церкви стоит сегодня не только собственно церковная политика, но и Кремль. Налицо — полная «симфония» Юстиниана.

В материале использованы работы: Гиббона «The decline & Fall Roman Empire», Михаила Поснова «История христианской Церкви», «Тайная история» Прокопия, а также очерк протоиерея Валентина Асмуса.

Клара ГУДЗИК, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments