Не могут вести кого-то за собой те, которые не имеют никаких внутренних данных на то, чтобы самих себя повести.
Вячеслав Липинский, украинский политический деятель, историк, историософ, социолог, публицист

Игорь Редкин: «С моей стороны пусть это будет подвижничество»

Участники гуманитарного проекта «28. Музыка достоинства» подвели итоги
18 февраля, 2020 - 18:37

С украинскими градостроителями даже не знаешь, куда их творческая судьба заведет. Вот, например, в 1955 г. Владимир Дахно закончил архитектурный факультет Киевского инженерно-строительного института, пять лет работал по специальности, даже поступил в аспирантуру, а в качестве диссертации создал проектную документацию школьного городка возле рынка «Юность»: смелый проект, где между двумя корпусами должен был располагаться... стадион. Однако в 1960 г. 35-летний архитектор пошел в мультипликаторы, а через семь лет начал создавать знаменитую мультсагу  «Как казаки...»

Чуть больше чем сорок лет назад, восьмикласснику Криворожской средней школы №7 Игорю Редкину старшие товарищи из техникума, которые лабали в любительском ВИА Дома культуры Металлургов, на пальцах показали, как играть хиты «Deep Purple» и... Фрэнка Заппы. Но в рокеры тот не подался, а выбрал другой путь в жизни — градостроение. Поступил в 1979 г. на архитектурный факультет Киевского инженерно-строительного института, в далеком 1983-м четвертокурсник впервые услышал и сыграл танцевальный хит «Let’s Dance» («Давайте танцевать») в исполнении британского поп-хамелеона. С тех пор музыка и архитектура по его жизни пошли рука об руку, так как их длительное время единила... живопись.

Долгое время выставлять свои полотна на публичный обзор Игорь Редкин медлил. Только 25 апреля  2019 г. в киевской галерее-баре «It’s NOT Тhe LOUVR» («Это не Лувр») он устроил необычную виставку-перформанс «гала-шоу», когда в приглушенном свете зрителей поразили шесть картин (120х80) — «Andy W», «Zappa», «Lennon», «Bowie Hushh», «Basquiat Dreams», «Lady G», «L Gaga». Достаточно быстро «коммерческий поп-арт» с украинским акцентом национально сориентировался. Ведь Онука, Джамала, «Бумбокс» не менее знаковые личности для современной украинской молодежи, чем Фрэнк Заппа и Дэвид Боуи.

* * *

— Расскажи, пожалуйста, о гуманитарном проекте «28. Музыка достоинства».

— Идея благотворительной акции, направленной в поддержку одаренных детей в музыкальной области, возникла еще в июне 2019-го года. И шаг за шагом мы приближались к этому событию. Толкала творческий замысел давняя мечта — создать галерею портретов знаковых музыкантов современности, которые олицетворяют само развитие национальной поп-музыки периода независимости. Поэтому и название само выпрыгнуло — «28. Музыка достоинства».

Еще во время первой твоей выставки-перформанса «гала-шоу» я обратил внимание на достаточно сложную авторскую технику. Это какой-то фьюжн в поп-арте?

— Не скрываю, что гениальная манера Энди Уорхола не только меня вдохновляет реминисценциями. Однако мне хотелось не кого-то цитировать, а предложить собственное виденье. Ты прав, замысел обусловил использование разнообразных техник. Написание каждого полотна технологически выверялось. Сначала на будущую картину ложилась трафаретная печать, потом налагалась острая черно-белая графика, а точку ставила экспрессивная живопись, которая завершала индивидуальный образ.

— В итоге возникла серия поп-артовых портретов выдающихся музыкантов: Тарас Петриненко, Святослав Вакарчук, Олег Скрипка, Козьма Скрябин, Руслана, Верка Сердючка, Джамала, «Оnuka», «ДахаБраха», «Бумбокс».

— Да. Появился вопрос, где выставить эту коллекцию неформатно-фигуративной живописи, и мы перебрали добрых два десятка столичных арт-галерей, а остановились на зале №1 национального информационного агентства «Укринформ».

Как так случилось?

— Приехали мы на встречу к генеральному директору «Укринформа» Александру Харченко, детально рассказали весь план: пресс-конференция, выставка, аукцион работ и приобретение музыкальных инструментов для одаренных украинских детей. У Александра Александровича мы нашли полную поддержку, а на следующий после пресс-конференции день, 6 декабря 2019 года, все десять картин почти на три недели были вывешены в витрине агентства «Укринформ».

Скажи, а почему не в обычной арт-галерее проводилась выставка?

— Возможно, сработал элемент честолюбия художника, плюс «Укринформ» — это прекрасная информационная площадка, где действует профессиональная пресс-служба. Честолюбие в том понимании, что на улице Богдана Хмельницкого пешеходный траффик безумный. Кто-то меня убеждал, что таким образом экспозицию просмотрело минимум сто тысяч зрителей. Ведь современный художник рисует работы, надеясь, что его произведения будут видеть люди, много людей.

Признайся, какой для тебя была важнейшая рецензия и от кого она прозвучала, когда твои десять авторских портретов экспонировалось в витринах «Укринформа»?

— Чтобы повысить цену лота на аукционе, я лично встречался почти с каждым из своих героев. Ни одного негативного отзыва о своих работах я не услышал. Скажу больше, для меня важной была оценка Русланы, которая презентовала нашу выставку и просила своего менеджера приобрести ей... ее портрет. Очень важным было видеообращение фронтвуман «Оnuka» Натальи Жижченко. Для меня стала незабываемой радостная реакция Олега Скрипки, который принимал участие во второй пресс-конференции и передаче инструментов талантливой молодежи.

Признайся, ты же — топовый столичный архитектор, но не олигарх! Зачем это меценатство тебе?

— Во-первых, я хорошо помню свою детскую гитару, на которой я когда-то учился играть. Да, я не стал профессиональным музыкантом, и в сознании осталось, на каких «дровах» приходилось играть. Во-вторых, уже в подростковом возрасте была у меня знакомая девушка, которой я симпатизировал, а она страдала от того, что у нее нет нормальной скрипки! Есть и другие отсылки в глубокое детство и юность плюс постоянный интерес к художественному образованию, к музыкальному образованию и натолкнули меня на мысль: нечего роптать, мол, на культуру денег государство не дает, а сам ты, лично, что сделал, чтобы твой путь страданий никто не продолжал!?!

— Знаю, что, определяясь с точкой приложения благотворительности, ты посетил ряд столичных школ. Говорил ли ты с юными скрипачами, и если говорил, то о чем?

— Нет. Не говорил: на это не было времени... Встретишься с заместителем директора по административно-хозяйственной работе и — дальше. Везде я видел и слышал одно и то же.

— Украина богата: у детей — на таланты, у взрослых — на щедрые сердца.

— Это так. И важно хотя бы горстке из нас вовремя помочь юным украинским дарованиям, чтобы они получали хорошее музыкальное образование, пользуясь в учебе  качественными музыкальными инструментами. Вот почему возникла идея выставки, а за ней — благотворительного аукциона. И вот они перед нами — скрипки.

Игорь, попробуй назвать: что больше всего поразило в школе?

— Думаю, энтузиазм педагогов и самоотверженность детей. В конце концов, остановился я на адресной помощи Киевской средней специализированной музыкальной школе имени Николая Лысенко. С заместителем директора по административно-хозяйственной работе Игорем Грибовым мы прошлись по ее коридорам, классам и некоторым другим помещениям. На окружающую действительность я смотрел не глазами благодетеля, а архитектора.

Поразило ужасное наследие совка в интерьере?

— Если откровенно, то Киевская музыкальная школа имени Николая Лысенко давно требует мощной реконструкции. Там буквально все надо привести в порядок: классы, аудитории, служебные помещения. Больше всего поразила (просто наповал!) экскурсия в кладовую, где хранятся списанные музыкальные инструменты. Это реально склад «дров» — скрипок и виолончелей, списанных не так давно, но сделанных, в основном, на Киевской мебельной фабрике имени В.Н.Боженко. Для меня это был культурологический настоящий шок!

— Скажи, а почему ты решил не по профилю своей деятельности помочь детям — не каким-то интересным архитектурным проектом, а именно выставкой живописи?

— Архитектурные проекты мы обычно делаем с подачи и по требованиям определенного заказчика — частного или государства. Конечно, я мог бы подготовить — сам для себя — проект консерватории, музея современного искусства или храма музыки. Но. Но это была бы лишь моя мечта на тему архитектуры, связанная с музыкой. Реальным ученикам это не помогло бы.

В конце концов, это и хорошо, что мыслил ты сугубо прагматично!

— А какой должна быть благотворительность в наше время!?! Я размышлял так: если начинать благотворительную акцию «28. Музыка достоинства», а в ее основу положить создание галереи знаковых украинских музыкантов периода независимости — будет очень созвучно с аукционом и адресной помощью конкретной музыкальной школе.

Помогать нужно маленькими делами, а не большими словами.

— Абсолютно согласен.

Признайся, а откуда в тебе зазвучала тема скрипки?

— Действительно, для меня скрипка это — само совершенство с точки зрения звукодобычи. Я неплохо играю на гитаре, но, дотронувшись до скрипки, я никогда не добуду из нее те волшебные звуки, которые должны из нее нестись. Поэтому скрипка для меня — это какой-то абсолют в создании музыки и совершенного звучания.

— Известно, что при активных консультациях известного арт-эксперта, куратора и владельца галереи «Karas Gаllery» Евгения Карася интернет-аукцион начался достаточно быстро. Каковы его итоги?

— Для меня это тоже был колоссальный опыт, ведь было с чем сравнивать. К концу первой выставки — «гала-шоу», то есть к 21 мая 2019 г., четыре из семи работ в киевской галерее-баре «It’s NOT Тhe LOUVR» были проданы. Причем по цене автора. В ходе культурной и образовательной инициативы «28. Музыка достоинства» продались шесть из десяти картин, но покупатели заплатили только за пять. Дали о себе знать объективные причины (несовершенство интернет-аукционов) и субъективные (нехватка опыта аукциониста).

Как дальше развивался благотворительный проект?

— Правду говоря — после интернет-аукциона можно было и не париться: либо попросить платежку от киевского дилера нужных инструментов, либо перевести на счет школы и обо всем забыть. Мне показалось это половинчатой благотворительностью.

В каком смысле?

— Деньги тыкнул и «!Adios Amigos!». Однако на полпути я не привык что-то бросать. Во-первых, я выслушал педагогов Киевской средней специализированной музыкальной школы имени Николая Лысенко: чего больше всего не хватает и какие, в первую очередь, инструменты воспитанникам нужны. Во-вторых, я посоветовался со специалистами, какие самые оптимальные модели. В-третьих, посмотрел украинский рынок музыкальных инструментов и, наконец, понял, что мне следует ехать в Прагу.

В Прагу!?!

— Именно так. Разные консультанты одной из первых называли старинную чешскую мануфактуру «Strunal Schonbach s.r.o.», которая в городке Лубе специализируется на изготовлении струнных инструментов. С 1992 г. это  наследник знаменитого когда-то акционерного общества «Cremona», на одноименных гитарах которого выросло целое поколение советских рокеров. Итак, я нашел телефон и...

— Не рассказывай: твой английский — достаточно приличный...

— Итак, меня соединили с менеджером по продаже Иржиной Михловой (Jirina Michlova). Мы обсудили все детали заказа, остановились на модели — «Stradivarius». В результате переговоров через несколько недель я прилетел в Прагу, где в офисе  «Strunal Schonbach s.r.o.» приобрел от производителя три скрипки.

Все так легко, оказывается?

— Некоторые трудности я опустил — дело не в них, а в результате. Чешская мануфактура оказалась узкоспециализированной: она продуцирует только музыкальные инструменты.

Это как?

— Скажем, смычки «Strunal Schonbach s.r.o.» не производит. Пришлось смычки комплектовать отдельно, у специализированной немецкой фирмы «Dorfler». Скажу так: вся комплектация оказалась непростой. Скрипки покупались в Чехии, а смычки и красивый футляр у разных немецких производителей. Для одаренных детей все хотелось сделать по высшему разряду.

Зачем, Игорь, ты так усложнял себе жизнь?

— Я — не миллионер, да и не может в Украине им быть художник. Поэтому моя цель была не столько собрать средства, сколько наиболее эффективно их использовать. Тем более что согласно советам педагогов для развития детского музыкального образования Киевская средняя специализирована музыкальная школа имени Николая Лысенко требовала полного (!!!) комплекта качественных музыкальных инструментов.

Это как?

— Нужны были музыкальные инструменты для разных возрастных групп, а именно: три скрипки разных размеров — 1/8, 1/4 и 1/2.  Самое удивительное то, что, по-видимому, только в скрипичном образовании существует тонкая градация размеров инструментов, которая учитывает возраст детей. То есть если бы вы решили учить ребенка играть на фортепиано или на гитаре, никто бы даже не придумал покупать фортепиано, гитару или другой музыкальный инструмент в уменьшенных размерах. Но скрипка — это такая тонкая материя, где разного возраста дети играют на разного размера инструментах. И... быстро скрипки перерастают.

Когда проект завершен, чего ты ожидаешь?

— Надеюсь, что еще в этой четверти мы в школе услышим прекрасное звучание чешских скрипок модели «Stradivarius». Надеемся, что эти инструменты долго и плодотворно будут служить делу детского образования. Хотелось бы верить, что не одно поколение талантливых украинских детей на них будет шлифовать свое мастерство, а некоторые из них впоследствии станут профессионалами высокого класса!

Скажи, как ты видишь развитие идеи? Что дальше?

— Хотелось бы иногда получать обратную связь: как эти скрипки содействуют развитию одаренных детей. И как итог однажды услышать скрипичный концерт в исполнении воспитанников Киевской средней специализированной музыкальной школы имени Николая Лысенко, которые не просто встают на ноги а становятся мастерами музыки!

Каким тебе видится проект 2021 к 30-летию Независимости?

— Мне кажется, что нужно отобрать талантливых молодых исполнителей, которые определят вектор движения на следующее десятилетие отечественной поп-музыки. Да, есть риск, что кого-то из тех юных дарований широкая публика еще не знает. Но с моей стороны пусть это будет подвижничество в том, чтобы кистью популяризировать самобытную и мощную украинскую музыку 2030-х годов.

Александр РУДЯЧЕНКО. Фото из архива Игоря Редкина
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ