Не достижения техники, а вес Слова в обществе определяет меру его цивилизованности.
Андрей Содомора, украинский переводчик, писатель, ученый

«Он людей читал, как книгу»

Вспоминаем Ивана Миколайчука. О легендарном актере украинского кино рассказывает «Дню» его коллега и друг Иван Гаврилюк
15 июня, 2017 - 14:23

«ПЕСНИ — КАК КИНО»

 — Дом Миколайчука обладал чрезвычайной энергетикой — здесь был микромир и макромир для души и сердца, — признает И. ГАВРИЛЮК. — За его семейным столом всегда пели. Это были старинные украинские песни, с удивительными сюжетами. Песни — как кино! Хотя актеры кино зарабатывали копейки, гостеприимство было прежде всего. Потому что щедрость Ивана и его жены Марички не знали границ!

С Миколайчуком мне повезло вместе сыграть в фильмах: «Аннычка», «Захар Беркут», «Вавилон ХХ», «Искупление чужих грехов», «Возвращение Баттерфляй», «Канал» ... Иван как актер мог что-нибудь мне подсказать, посоветовать. Делал это ненавязчиво, тепло, по-дружески. Я прислушивался к сказанному ... У него были законченные киносценарии «Украденного счастья», «Каменный души», которые цензура запретила за национализм. Можно было бы и сейчас снять эти работы, но они уже никогда не будут миколайчукивскими. Он сумел реализовываться и как актер, и как сценарист ... В него была заложена редкая черта пророка: людей читал, как книгу!

Он публично не был бунтарем, но КГБ не сводил с него глаз. Он, как и Леонид Быков, все вынашивал в себе ... Помню, как фильм «Белая птица с черной отметиной» демонстрировали для делегатов ХХIV съезда КПУ. Лента понравилась, поддержал даже Петр Шелест, тогдашний первый украинский коммунист. Но почему-то резко негативно отозвались во Львове. «Фильм очень вредный, — заявил первый секретарь Львовского обкома компартии Виктор Добрик, — для жителей Западной Украины, особенно молодежи, потому что вызывает националистические чувства» ... Это был страшный удар по цвету украинского кино. Как могла Ивана в который раз не охватить депрессия? И опять же — все в себе ... С началом 1970-х фильмы с участием Ивана Миколайчука негласно попали под статью «слишком националистические».

 Кстати, еще раньше, в 1965-м, после акции протеста, совершенного киевской интеллигенцией на премьере «Тени забытых предков», фильм объявили «неблагонадежным» и сняли с проката, а за авторами и актерами установили наблюдение. Позднее на полку попала картина «Пропавшая грамота», а экраны заполонили украинцы-болваны в стиле пьес Александра Корнийчука. Все труднее стало доказывать свое право быть украинцем и в творчестве, и в жизни. Ивана Миколайчука заставили отказаться от роли Ореста в фильме «Белая птица с черной отметиной», написанной специально под него, якобы такой привлекательный типаж не может играть роль «бандита» (Ореста сыграл Богдан Ступка, а Миколайчук — Петра).

 Восемь лет ждал утверждения сценарий фильма «Такая поздняя, ​​такая теплая осень». Лента «Каменная душа» по Хоткевичу, для которой Миколайчук написал сценарий вместе с Борисом Ивченко, снимался по другому тексту.

ЗЕМЛЯКИ

Иван Миколайчук с Владимиром Ивасюком были близкими земляками — из одного района (Кицманского Черновицкой области). Ивасюк всегда заходил к Ивану, когда приезжал в Киев. «В начале 1970-х Володя получал фантастические по тем временам гонорары за свои песни. И когда нам не хватало чего-нибудь к столу, композитор мог спокойно сказать: «Возьми там, в сумке, сколько нужно».

Иван в интересных, задушевных разговорах мог просидеть до утра, потом бежал на работу.

Как ни парадоксально это сейчас звучит, но Ивана Миколайчука познакомил с пятнадцатилетним школьником Владимиром Ивасюком никто иной как ... Ленин. Осенью 1964 года Ивасюк с друзьями гулял по парку, и кто-то из них решил закинуть картуз на гипсовый бюст Ленина, что и было сделано. Когда же ребята полезли снимать картуз, незакрепленная скульптура вождя вдруг упала с постамента и разбилась. Все попадают в милицию, вскоре открывают «дело Владимира Ивасюка», возникает вопрос об исключении его из комсомола, изгнании из школы. Инициатора оказии Володю Ивасюка вместе с родителями затаскали по инстанциям. Юноша к тому времени уже проявил себя большим талантом, учителя начали искать какие-нибудь «выходы» на знаменитостей, чтобы парня спасти. Вот так и вышли на Ивана Миколайчука, усилиями которого скандал удалось замять. Об этом не раз вспоминали Иван и Маричка. Миколайчук выручил Володю. Пошел по всем инстанциям, где мог только пройтись, замолвил за него слово и сказал: «Не портите парню карьеру музыканта. Он абсолютно ничего дурного не хотел, просто случай такой с каждым может произойти».

Володя очень любил талант своего друга. Оба земляка всегда находили общий язык, так как были творческими людьми, особенно Иван, который уже начал писать сам сценарии к фильмам и много снимался. Им было о чем поговорить. Иван ему предложил: «Давай сделаем совместную работу». Конечно, они мечтали об этом. К большому сожалению, этого не произошло
из-за убийства тридцатилетнего Ивасюка в 1979 году ...

«ТАЛАНТ В АПТЕКЕ НЕ КУПИШЬ»

В 1970-х многие кинофильмы снимались в Карпатах, и вся съемочная группа ехала туда через Львов. Или снимали в городе Льва. С Игорем Билозиром познакомился в 1977 году, когда снимался в главной роли в фильме «Искупление чужих грехов ». Нас свел вместе Иван Миколайчук, который знал Билозира раньше. Игорь был очень светлый. Вот говорят, что незаменимых людей не бывает и что свято место пусто не бывает. Да неправда все это! И святое место бывает пустым, и кто знает, родится ли кто-нибудь подобный Билозиру или Ивасюку, если нет новых Миколайчуков и Брондуковых, или Степанковых ...
А сколько знали и пели колядок! Запевалой был Иван Миколайчук, затем вступал Кость Петрович Степанков, и затягивали все вместе. Как жаль, что не были сняты такие незабываемые вечеринки ...
А как они любили и гордились друг другом. Господь Небесный и судьба свели нас всех вместе. Миколайчук любил повторять: «Талант в аптеке не купишь».

«СГОРЕЛА ДУША»

Окончательное «отлучение» великого буковинца от экрана произошло в 1973 году. Причиной стал конфликт Миколайчука с одним высокопоставленным чиновником от культуры, которому Иван сделал замечание относительно манеры поведения. С тех пор имя Ивана Миколайчука вычеркивалось из списков всех съемочных групп, разве что время от времени случались эпизодические роли. «Только 1979 году удалось выбить разрешение на съемки «Вавилона ХХ» по роману Василия Земляка «Лебедина зграя». Фильма, ставшего режиссерским дебютом и, наряду с «Тенями ...», — второй вершиной творчества Миколайчука, — отмечает Иван Гаврилюк. — Фильма, который возвращал в искусство основы поэтического кино, возвращал душу и был чем-то гораздо более глубоким, чем просто философской притчей о жизни и смерти.

Сценарий к нему Иван написал за три дня и три ночи! Несколько раз снимались и переснимались сцены из фильма «Такая поздняя, ​​такая теплая осень» — то и дело там находили какую-нибудь крамолу. Немало предложений он отклоняет сам — его талант был гораздо больше узких рамок идеологических однодневок. «Сгорела душа», — признавался он мне незадолго до смерти.

У Ивана не было выхода эмоций. Поэтому сердце в какой-то момент не выдержало ... Миколайчук умер 3 августа 1987 года ...
 

Михаил МАСЛИЙ. Фото из архива Ивана ГАВРИЛЮКА
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ