Флаг имеет силу тогда, когда его несут.
Евгений Сверстюк, украинский литературный критик, эссеист, поэт, мыслитель, философ, политзаключенный советского режима

Василий НЕЧЕПА: «Кобзари всегда шли впереди войска»

28 декабря, 1999 - 00:00

Сегодня, 28 декабря, в Национальной филармонии состоится концерт-моно- спектакль «З берегів зачарованої Десни» известного кобзаря-лирника Василия Нечепы, заслуженного артиста Украины, лауреата литературной премии им. И.Нечуя-Левицкого.

— Василий Григорьевич, вы — представитель черниговской кобзарской школы. Кто был вашим учителем?

— Кобзарство имеет давние традиции и практически во все времена уничтожалось, поскольку всегда было в оппозиции к власти. Кобзари несли правду, рассказывали об истории Украины и в своих песнях мечтали о свободе нашей страны. Известный писатель-историк Игнат Хоткевич считал, что более древней, по сравнению с полтавской и харьковской, была старосветская черниговская кобзарская школа. И Терентий (Терешко) Пархоменко (1872-1911) — наиболее выдающийся ее представитель. Он оказал огромное влияние и на современную украинскую музыку. Кстати, кобза, на которой я играю, сделана по чертежам инструмента легендарного Терешко. Она настроена диатонично (7 бунков, 16 приструнков) со специфическими полутоновыми переключателями, которые позволяют быстро перестроить кобзу из одной тональности в другую. Я с детства увлекался народной песней. Моим первым педагогом в музыке стал Александр Степанович Сопига. Потом я учился играть на скрипке. Закончил Черновицкое музыкальное училище как певец и хоровой дирижер (класс Леонида Михайловича Пашина). А играть на кобзе и лире меня научил Александр Корниевский. Как видите, у меня было много учителей. За 20 лет на сцене прошел «университеты», работая солистом в различных коллективах: хор «Десна», военный ансамбль группы советских войск в Германии, а также Черниговская филармония.

— Есть определенные исторические стереотипы: кобзари — это слепые певцы. Когда-то у них даже был свой язык. Что осталось от той седой старины? Каково кобзарство сейчас? Кто пишет современные произведения?

— Кобзарство — это целая наука. Отцы-наставники учили не только петь, но и сеять зерна правды в души человеческие. Чтобы получить разрешение, нужно было многое уметь. Кобзари — это, в первую очередь, высокообразованные просветители. Когда-то слепых мальчиков брали в науку с малолетства. Только выдержав экзамены, они становились кобзарями. В их репертуаре обязательно было исполнение псалмов, исторических дум и народных песен. Во времена Богдана Хмельницкого кобзарями были бывшие воины-казаки, которым татары в плену глаза выкалывали. И тогда вместо сабли они брали кобзу, шли впереди войска, призывая людей защищать родину.

Кобзарский язык — лебийский. Он как код, тайна для непосвященных. Когда говорили: «Кудень клевий лебінь!» — это означало: «Добрый день тебе, дед». Жандармы никогда не могли понять, о чем слепые говорили. Язык кобзарей исследовали Кулиш и Лысенко. Они еще застали тех старых мастеров. Почти всех их уничтожила советская власть. Немало кобзарей погибло в сталинских лагерях, остались считанные произведения, написанные в тот период. Очень много утеряно. Мы собираем по словечкам, хотим выпустить словарь.

Кобзарство сегодня совсем не архаичное. Да, мы храним традиции, но нас волнует и наше время, и будущее. Поэтому в свои про- граммы я включаю не только малоизвестные думы, легенды, былины и переводы Черниговского края, но также и произведения со- временных поэтов и композиторов. Песня «На Чорнобиль журавлі летіли», с которой я объездил почти полмира, написана Д. Павлычко и А. Билашом, а популярная «Чого в слезах калина» — А. Пашкевичем. Год назад у нас в Украине появился творческий кобзарский союз. Меня очень радует, что живет бандурное дело. Играть на инструменте учат в музыкальных школах, училищах, университете культуры и в консерватории. У меня у самого дети бандуристы (сын Роман и дочка Маруся).

— Вы много гастролировали по разным странам. Недавно вернулись из Ливана. Неужели там знают кобзарскую песню? — Много украинцев разбросано по свету. Очень мощные диаспоры в Австралии, Канаде и в Америке. Десять лет назад предпринял кругосветное путешествие: Россия — Югославия — Объединенные Арабские Эмираты — Индия — Австралия — Гавайи — Канада, Америка и страны Западной Европы. Странствовал три месяца и три дня. Выступал в переполненных залах. Эти гастроли останутся в памяти на всю жизнь. Я, может быть, одним из первых завязал отношения с бельгийской общиной, которой руководит Владимир Котляр. Там создан большой гуманитарный фонд помощи детям-чернобыльцам. За рубежом выступаю с концертами и на заработанные средства покупаю лекарства. Передал в фонд около 200 тонн медикаментов.

Ливан — экзотическая страна. Меня удивило, что во многих домах там висят портреты Маркса и Ленина. Это в основном у тех, кто получил высшее образование в Москве или Киеве. Почти каждый второй привез из бывшего Советского Союза себе жену. По-разному у них складывается жизнь на чужбине, но послушать украинскую песню всегда собиралось много публики. Я выступал на Днях искусства Украины. Дал четыре концерта в городах Сайда, Триполи, Библас и Бейруте. Хочу поблагодарить представителей украинского и российского посольств в Ливане, которые помогли в организации этих гастролей.

— В своих, концертах, помимо кобзы, вы играете еще на лире...

— У меня колесная лира, сделанная наподобие старинных украинских лир. Но у нее хроматическая клавиатура, которая позволяет играть в миноре и в мажоре без перестройки. Ее сделали на Мельнице-Подольской экспериментальной фабрике музыкальных инструментов.

— В Украинском доме в «Кобзарской горнице» есть интересный экспонат — вышитая ваша песня. Чья это была идея?

— Мне очень приятно, что черкасская художница Александра Телиженко вышила пять моих песен на полотенцах. Она послушала, как я исполняю различные произведения, и сама выбрала те, которые вдохновили ее на такой оригинальный труд. Каждое полотенце — произведение искусства. Но мне особенно нравятся полотна на песни «Україненько моя», которую написали Негода и Пашкевич, и «На Чорнобиль журавлі летіли» (авторы Павлычко — Билаш).

Татьяна ПОЛИЩУК, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments