Корень демократии в активности граждан, а залог - в обеспечении прав человека.
Зиновий Красовский, поэт, писатель, общественный и политический деятель, политзаключенный советских лагерей, член Украинской Хельсинской группы

Последний суд над «нацистским преступником»

Почему Германия взялась за дело Демьянюка, которого не смог осудить израильский суд?
8 февраля, 1996 - 21:47

На судебном процессе в Мюнхене над выходцем из Украины, лишенным американского гражданства и обвиняемым прокуратурой в причастности к убийству 29 тыс. евреев, Джоном (Иваном) Демьянюком, сенсации не произошло. А ведь эта сенсация еще в начале процесса была анонсирована. Еще тогда сообщили, что двое уцелевших узников концлагеря Собибор не могут опознать Демьянюка как охранника лагеря. И вот теперь эти двое — Блатт и Бяловиц, тщательно восстановив в памяти пережитое, признались, что не узнают Демьянюка. Также еще до начала стало известно, что 23 заявленных обвинением свидетеля, как оказалось, уже умерли. Как горько иронизировал известный американский публицист Пат Бьюкенен, уже на протяжении 30 лет принимающий участие в защите Демьянюка, такое впечатление, что свидетели умерли сразу после того, как подписали показания против Демьянюка, в частности, какой-то Данильченко, объявленный «новым свидетелем» после того, как в 1993 году Демьянюка оправдали в Израиле, где перед этим приговорили к повешению как «Ивана Грозного» из концлагеря Треблинка. Демьянюк тогда вернулся в США, ему восстановили гражданство, а сам он — на свою беду — начал судиться с министерством юстиции за несправедливое обвинение. В 2001 году министерство ударило в ответ, начав второй круг преследования.

И тогда, и сейчас Демьянюк утверждает, что никогда не был в Треблинке, Собиборе и Травниках, а, попав в 1942 году в плен, всю войну пробыл в лагере для советских военнопленных. Правда, теперь это говорят его адвокаты, потому что сам подсудимый находится в тяжелом состоянии и, похоже, даже не понимает, что происходит вокруг. Кстати, суд над охранниками лагеря Собибор состоялся еще в 1966 году. Пятерых обвиняемых во главе с начальником охраны Эрихом Лихманом... освободили, поскольку немецкий суд решил, что он отдавал приказы убивать, а его подчиненные убивали по принуждению, под страхом смерти! Интересен и тот факт, что свидетель Блатт совсем не помнит немецких охранников, зато постоянно утверждал, что «вокруг были одни украинцы, без них фабрика смерти не могла бы функционировать». Адвокат Демьянюка Ульрих Буш так прокомментировал этот «наезд на украинцев»: «Немцы убили в лагерях три миллиона славян. И это тоже холокост. Демьянюк тоже стал жертвой геноцида. Можно вспомнить и коллаборационизм самих евреев в концлагерях. Но ведь эта тема — табу! Однако во время суда об этом будет сказано».

КТО ЖЕ БЫЛ «УЖАСНЫМ ИВАНОМ»

Стоит вспомнить, как происходило опознание Демьянюка как «Ивана Грозного» — надзирателя-садиста концлагеря Треблинка еще в начале 1980-х. С протоколами допросов бывшего эсэсовца Отто Горна, который был помощником «Ивана Грозного», удалось ознакомиться конгрессмену Джиму Треффиканту. Он единственный из всего состава Конгресса (несколько сотен человек), кто согласился выслушать семью Демьянюка и, ужаснувшись очевидной фабрикации следствия, взялся за защиту. Когда он попытался приобщить к делу другого, как ему казалось, добросовестного конгрессмена Дану Рорабахера, тот, узнав подробности, закричал: «Это политическое самоубийство!», намекая на недовольство израильского лобби, которое уже тогда контролировало Капитолий. И оказался абсолютно прав: Треффикант давно уже не в Конгрессе, а Рорабахер и дальше переизбирается. Оказалось, что двое агентов Офиса специальных расследований министерства юстиции США Гаранд и Догерти показывали Горну две пачки фотографий людей разного возраста и, как указано в протоколах, «кавказской внешности», но в каждой из них было фото Демьянюка. Горн так и не смог опознать его, только отметил, что его фото он уже видел в предыдущей пачке (протоколы подписаны и прокурором Московитцем). Но уже вскоре на процессе в Кливленде по лишению Демьянюка американского гражданства, а затем на суде в Израиле Горн утверждал, что сразу узнал в Демьянюке «Ивана Грозного».

Нужно заметить, что по показаниям уцелевших узников, допросам охранников, «Иваном Грозным» могло быть несколько человек, внешний вид которых и даже национальность совершенно не совпадают с таковыми Демьянюка. В свое время им называли другого выходца из Украины, на то время уже мертвого Ивана Марченко (на него указали 18 бывших охранников концлагеря Треблинка еще в 1978 году, еще до того, как следственная машина завертелась против Демьянюка). Возможно, такой распространенный у нас перевод прозвища палача — «Иван Грозный», который связывает его с русским царем, а, следовательно, подчеркивает славянское происхождение изверга, тоже сыграл против Демьянюка. Существует также версия, что «Ужасный Иван» (точный перевод) — это собирательный образ. Как установил тогда еще шеф офиса коммуникаций президента Рейгана Пат Бьюкенен, который тоже поплатился за защиту Демьянюка политической карьерой, польские селяне, проживавшие недалеко от Треблинки, свидетельствовали, что «Ужасным Иваном» называли огромного ростом и молчаливого дегенерата — оператора газовой камеры, который часто приходил в сельский шинок напиться. Другие свидетели указывали на немца, опять же огромного роста и крупного телосложения, который попал в концлагерь за уголовные преступления и «искупал» вину убийством узников. Его звали Кристианом Виртом, поэтому узники прозвали его «Ужасным Кристианом». По одним данным, Вирта убили во время восстания в концлагере в 1944 году, по другим — его перевели служить в Югославию, где он был убит партизанами опять же в 1944-м.

УДОСТОВЕРЕНИЕ: ДОКАЗАТЕЛЬСТВО ИЛИ ФАЛЬШИВКА?

Как на процессе в Израиле, так и на суде в Мюнхене главным документальным доказательством против Демьянюка служит его якобы удостоверение охранника, прошедшего соответствующую подготовку в лагере Травники, с фотографией, но без указания даты и места выдачи. Однако эксперты еще на израильском суде установили, что удостоверение фальшивое. А общественные защитники, прежде всего, Джером Брентар, который сразу после войны в Германии занимался поиском нацистских преступников, разыскали бывшего коменданта лагеря Карла Штрайбеля. И тот однозначно заявил, что никак не мог бы подписать такое удостоверение без даты и места выдачи. Более того, Штрайбель утверждал, что на каждого, кто проходил подготовку в Травниках, заводили личное дело, обязательно с отпечатками пальцев и тому подобным (Personalbogen). «Советские войска, — утверждал Штрайбель, — так быстро захватили лагерь, что все личные дела уцелели. Немедленно после разговора с защитниками Штрайбелю приказали держать язык за зубами. О личном деле Демьянюка, если он действительно прошел подготовку в Травниках, никогда не спрашивают. А теперь даже авторы немецкой правительственной корпорации «Немецкой волны» в своих комментариях откровенно признаются, что это удостоверение и немецким судом может быть признано фальшивкой! Да что там штатные пропагандисты, когда пресс-секретарь суда заявил, что суд, вероятно, не сможет осудить Демьянюка!

ДЕЛО ФЕДОРЕНКО И ХОЛОДНАЯ ВОЙНА

Если кому-либо из американских должностных лиц придется отвечать за 30-летнее преследование американского гражданина, то скандал непременно извлечет на свет и дело Ивана Федоренко, тоже выходца из Украины, лишенного американского гражданства в тот же период, что и Демьянюк. В Федоренко тоже пытались «узнать» «Ивана Грозного». На процессе по лишению гражданства во Флориде дошло до откровенного фарса. Когда заявленного обвинением свидетеля Туровского судья попросил указать на охранника лагеря Треблинка Федоренко, тот показал на среднего возраста зрителя в зале. Другого «свидетеля» — Чарного — судья сам отклонил после его выступления, указав в стенограмме, что тот — «театральная фигура, которая менее всего вызывает доверия как очевидец». Несмотря на то, что лжесвидетельство и в США является уголовным преступлением, ни один из таких «свидетелей» не был привлечен. Более того, спустя несколько лет они поехали в Израиль свидетельствовать в суде уже против Демьянюка!

А Федоренко все же лишили американского гражданства. И он подал апелляцию. А дальше, как пишет Джером Брентар, с Федоренко поговорил руководитель Офиса специальных расследований Нил Шер: «Послушайте, вы уже старый человек, а рассмотрение апелляции отнимет несколько лет и все ваши деньги. Почему бы вам не поехать доживать в Украину, к жене и сыну?» Дело в том, что после войны Федоренко несколько раз (!) приезжал в Украину навестить семью. Интересно, правда? Вероятный преступник периодически ездит на родину, прекрасно зная, что в Советском Союзе постоянно разыскивают всех, кто сотрудничал с немецкими оккупантами! И Федоренко соглашается. Он меняет все свои сбережения на советские рубли и приезжает в УССР, где его немедленно арестовывают за незаконный ввоз валюты. А позже судят по обвинению в военных преступлениях и преступлениях против человечества со смертным приговором. Я помню короткую стандартную заметку в газетах в мае 1985 года о том, что в Симферополе состоялся военный трибунал над бывшим советским гражданином И. Федоренко — «приговор приведен в исполнение». Никаких сюжетов по телевидению, ни одного судебного очерка в прессе. Хотя подобные дела по выявлению коллаборационистов всегда предавались широкой огласке: кроме сообщений из суда, создавали целые документальные фильмы, где показывали свидетелей и места преступлений. Например, в то же время в советских медиа широко освещалось разоблачение «Анки-пулеметчицы», совершавшей массовые казни на оккупированной российской территории. Ее искали 40 лет и нашли под видом добросовестной труженицы, заботливой матери, жены инвалида войны, с удостоверением участницы партизанского движения, которая к празднику 9 Мая ходила по школам выступать...

Брентар утверждает, что наводку на Федоренко Москве дал американский Офис специальных расследований. Многие авторы замечают, что тогда, в разгар холодной войны, сложился удивительный симбиоз общих интересов между Офисом и КГБ. Офису нужно было доказать свою необходимость ради сохранения должностей и бюджета, а КГБ — попасть в украинскую диаспору в США, которая имела на то время самое влиятельное (после израильского) лобби в американском правительстве.

Нужно отдать должное, в Советском Союзе никогда не прекращали поиск настоящих нацистских преступников. Но в пропаганде часто решают, что все средства хороши. Помню, как уже в независимой Украине бывший депутат канадского парламента Юрий Шимко просил газету «Вісті з України» напечатать опровержение на заметку еще начала 1980-х о том, что он якобы сотрудничал с немецкими оккупантами. Самым обидным для него было то обстоятельство, что эта ложь тогда пошла и по Северной Америке, и дальше — не кто-нибудь, а парламентарий! Понятно, что заметка была не инициативой редакции, а спущена из КГБ. А там даже не приняли во внимание тот факт, что Шимко родился в... 1940 году!

В этом контексте, похоже, вовсе не случайна позитивная реакция России на суд над Демьянюком в Мюнхене. Представитель российского МИДа А.Нестеренко назвал процесс «знаковым событием» и похвалил суд за «объективное расследование всех деяний Демьянюка», таким образом начхав на презумпцию невиновности. Нестеренко похвастался и передачей Германии «копий документов по делу Демьянюка», но не уточнил, каких именно. Неужели нашлось его личное дело охранника из лагеря Травники? Если бы так, в мюнхенском суде обвинение уже бы визжало от радости! Или снова копия пресловутого удостоверения? Москва уже несколько лет обвиняет Украину и страны Балтии в «оправдании и героизации нацистских приспешников». Пропагандистская кампания, нужно признать, ведется умело и при полной беспомощности властей украинских. Последняя акция — собрание в Берлине, организованное так называемым «Всемирным конгрессом русскоязычного еврейства» (ВКРЕ) сенатора от Пензенской области Б. Шпигеля (при помощи и участии депутатов из украинского парламента Б. Фельдмана и В. Колесниченко). Участники обнародовали резолюцию с этими обвинениями в адрес Украины.

Как сообщил экс-депутат израильского Кнессета В. Авнери, пару недель назад министр иностранных дел А. Либерман (в прошлом — вышибала в баре) собрал почти 150 послов и поставил им первоочередной задачей «выступить за достоинство страны, атаковать любого, кто критикует Израиль». Один посол некстати засмеялся и тут же получил... Это к тому, что стоило хотя бы протест выразить немецкому правительству за гостеприимство для такого провокационного сборища — тот же Израиль, кстати, отказал организаторам их принять из-за «неоднозначности»... Но у нас, как известно, карьерное благополучие совершенно не пересекается с достоинством, профессионализмом и патриотизмом...

ПОЧЕМУ ГЕРМАНИЯ?

Когда Демьянюка в очередной раз лишили американского гражданства и готовили к депортации, ни Украина, ни Польша (где совершались преступления, в которых его обвиняют) не изъявили желания устроить суд у себя. Зато неожиданно проявила интерес Германия (по просьбе американского министерства юстиции?), чья прокуратура перенесла «место преступлений» Демьянюка из концлагеря Треблинка в концлагерь Собибор. Такое рвение не может не вызывать вопросов, ведь опыт ФРГ в преследовании нацистских преступников не совсем образцовый. Еще в 1953 году там амнистировали тех, кто отдавал приказы казнить сограждан, отказывавшихся воевать против войск антигитлеровской коалиции. В 1965 году ФРГ прекратила возбуждение уголовных дел по установленному ранее сроку давности. А в 1969 году вообще объявила амнистию. И вот — широко рекламируемый суд над «нацистским преступником», который, как утверждают, почему-то «будет последним». Похоже, что прав Пат Бьюкенен, когда пишет следующее: «Демьянюк должен послужить жертвенным ягненком, чья кровь должна смыть пятна грехов Германии». А член Польского института искусств и науки, издатель отцовского дневника во времена оккупации (кстати, высоко оцененный руководством израильского Яд ва-Шема) Ян Чекаевски уточняет: «Разве не ирония, что теперь немцы (...) взяли на себя роль судей. Не пытаются ли они отвести внимание от собственной ответственности? Я не могу избавиться от мысли, что дело Демьянюка не имеет ничего общего со справедливостью. Это пропагандистское средство, служащее интересам определенной группы в министерстве юстиции США, которая отчаянно доказывает свою необходимость. Тогда как такие люди, как Демьянюк, просто умирают».

Суд в Мюнхене должен продолжаться до мая включительно. Маловероятно, что больной раком и страдающий болезнью почек Демьянюк доживет до его конца. Возможно, в этом и заключается расчет организаторов. В таком случае можно будет громко объявить, что «нацистский преступник не дожил до справедливого приговора».

Игорь СЛИСАРЕНКО
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments