Для государства полезно, чтобы знатные люди были достойными своих предков.
Цицерон, древнеримский политический деятель, выдающийся оратор, философ и литератор

Без патетики

О Майдане: что это было и куда делось?
20 ноября, 1996 - 20:53

Серию публикаций о Майдане 2004-го «День» не прекращает вот уже пять лет. Мы каждый день ищем последствия Майдана. Только не в политике, хотя там их тоже хотелось бы видеть, а в конкретных шагах с гражданским темпераментом. Последняя такая публикация появилась в «Дне» буквально вчера на первой полосе. «Маленькая победа стратегического значения» — материал о том, как общественность Киева отвоевала у застройщиков клочок земли на Пейзажной аллее в центре столицы и создала там симпатичный скульптурный сквер. Бесспорно, это всего лишь маленький клочок. Но шаг за шагом — и мы такие «клочки» гражданского общества объединим в большую страну. Нужно сказать, что эксперты и читатели «Дня» верили в это еще до Майдана. Наверное, потому, что знали потенциал Украины задолго до 2004-го. Поэтому Майдан нас не удивил до глубины души и особой эйфории не вызвал. «День» тогда начал серьезный разговор о том, чем же был Майдан на самом деле, каковы его причины и последствия? Тональность дискуссии на страницах «Дня» в 2004 — 2005 годах значительно отличалась от общих настроений. Уже 10 декабря, когда еще стояли палатки на украинских площадях, мы спросили экспертов: «Что это было?». И уже тогда они отвечали: на качественно более высокий уровень перешло общество, но не стали другими политики.

Сегодня вы не найдете на страницах «Дня» разочарования в послемайданных годах и майданных политиках. Нельзя было от них ожидать больше того, на что они способны. А вот общество, конечно, могло сделать больше. Потому что оно способно на большее. Майдан это доказал.

Пять лет спустя мы задали нашим экспертам фактически те же вопросы, что и тогда, в конце 2004-го. Ответы к вашему вниманию.

Вопросы анкеты к 5-й годовщине Майдана

1. В ноябре 2004 года (когда у многих ответ на вопрос о Майдане был однозначным) «День» спросил своих экспертов и читателей: «Что это было?». «Потрясение», «революция», «украинский подъем», отвечали тогда. С тех пор прошло пять лет, а мы снова к вам с «детским» вопросом: «Что это было?»

2. Из дня сегодняшнего: хорошо, что был Майдан? Плохо? Его причины и последствия?

3. Какую политическую тенденцию вы поддерживаете сегодня и имеет ли она конкретную фамилию (мы ждем размышлений и аргументов).

Мирослав МАРИНОВИЧ, вице-ректор Украинского католического университета:

— По моему мнению, оранжевая революция — это революция духа. Это вспышка духа, к сожалению, длившаяся недолго. Это вспышка украинского духа в том смысле, каким он мог бы быть. Сейчас, к сожалению, он таким не является, но таким был — очищенным, светлым, преисполненным любви и жажды, чистоты и любви. Причинами Майдана были попытки вернуть нас в прошлое, почти тоталитарное, втянуть нас в ту систему, которую сегодня реализует Россия, — некой управляемой несвободы, демократии, которая перестает быть демократией. Каковы последствия Майдана? Мы пока держимся и не являемся частью российского мира. Мы смогли сохранить свободу. Свобода пусть до сих пор и не оценена людьми, но ее есть так много, что это сразу замечают приезжающие к нам в Украину россияне и другие люди, живущие в несвободе. К сожалению, мы в этой свободе еще не умеем жить, не умеем ею руководствоваться. Что касается поддержки определенной политической тенденции, то я буду поддерживать ту политическую группу, которая первая серьезно извинится перед народом за свое участие в политическом процессе, который народ воспринимает как издевательство. Я думаю, что все политические силы должны извиниться. Но я поверю в ту, которая это сделает очень серьезно.

Олег ЛИВИНСКИЙ, журналист, член Национального союза журналистов Украины, заведующий редакцией общественно-политических и информационных программ Тернопольской ОГТРК:

1. Я считаю, что это действительно был украинский подъем, т.е. проявление демократии и самодостаточности нашего народа. Украинцы доказали, что в состоянии сами творить свою судьбу, а не только пользоваться определенной общественно-политической ситуацией, как это было в конце правления Российской и Австро-Венгерской империй и бывшего СССР.

Это явление действительно стало потрясением для руководителей тоталитарного типа, хотя незначительным и ненадолго, поскольку они умеют адаптироваться к разным условиям для сохранения своего социального положения и сегодня даже пользуются провалом идеалов оранжевой революции. Хотя революции в понимании военно-политического переворота как таковой не было. Под давлением народных масс, некоторых политических сил и через решение Верховного Суда Украины состоялся мирный процесс передачи власти, после чего оппозиция длительное время даже не пыталась взять реванш. К этому только ее побуждала несогласованность и противоречия в действиях «оранжевой» команды.

2. Как бы там ни было, но в конце 2004 года состоялся всенародный протест против своеволия тогдашней власти, которая пренебрегла его волеизъявлением и, по существу, реанимировала тоталитарный режим. Хорошо, что это событие утвердило демократические принципы даже на высшем государственном уровне. Плохо, что лидеры Майдана не выполнили обещаний перед народом, который частично разочаровался в его идеалах. Плохо, что на нижнем уровне демократизации так и не произошло, а руководители тоталитарного типа даже взяли реванш у местных активистов оранжевой революции и вообще территориальных общин. А это привело к неверию в торжество правды и демократии. Однако исторический опыт свидетельствует, что каждое проявление свободы нашего народа, даже несмотря на поражения, было своего рода кирпичами в строительстве украинской государственности. По моему мнению, именно «оранжевый» Майдан станет одной из составляющих для формирования в стране гражданского общества и ее приближения к евросообществу и вообще к цивилизованному миру.

3. Я пока еще не определился, за какого кандидата в президенты буду голосовать 17 января 2010 года, однако однозначно этот человек должен быть лидером нации, специалистом в экономике, способным на радикальные позитивные изменения в обществе и даже на непопулярные шаги, направленные прежде всего на оздоровление экономики и очистку государства от тех, кто заводит ее на задворки Европы.

Елена ЛИЩИНСКАЯ, кандидат психологических наук, старший научный сотрудник Института социальной и политической психологии:

— Всегда есть политики, которые мечтают в случае надобности вывести на улицу несколько десятков тысяч людей. Для этого они используют утонченные политтехнологии. Однако Майдан состоялся всего один раз. Ни до того, ни после того никому не удавалось побудить людей к таким действиям. Таковы мои аргументы в пользу того, что это не была простая политтехнология. Протест против узурпации права избирать нельзя отнести к примитивным реакциям, это не бунт «пустых кастрюль». Майдан — это свидетельство того, что родился отдельный социальный пласт. Это люди, которые сами могут позаботиться о себе настолько, что не боятся остаться голодными и не желают терпеть ущемления их политических прав. Происходящее не есть хорошо и не есть плохо. Оно просто есть. Центральная проблема, объединившая людей на Майдане, — это фальсификация. Сегодня мы можем констатировать, что политики, которые возглавили Майдан, оказались не в состоянии выполнить его моральный запрос. Однако мы должны признать, что общество протестует против фальсификаций только на уровне деклараций, а на уровне конкретных действий у всех слоев населения фальсификат вполне приемлем. Потому что мы видим, что не уменьшается поток клиентов у тех, кто торгует фальшивыми дипломами, правами на вождение автомобиля, различными справками и больничными. Общество продолжает забавляться этими игрушками. Прорыва в общественном осознании в плане вредных последствий фальсифицированной жизни для каждого из нас пока что не видно. По-видимому, существенные прогрессивные изменения жизни страны должны происходить иным образом, чем Майдан. А Майдан можно сравнить с романтической юностью молодого украинского общества, которая является предпосылкой ответственной зрелости. Что же касается общественных настроений разочарования в Майдане, то они только приближают стадию общественной зрелости. Мне нравятся и С. Тигипко, и А. Яценюк, и А. Гриценко, поскольку у каждого из них есть успешный профессиональный опыт — помимо политических идей.

Айдер ЭМИРОВ, директор Республиканской крымскотатарской библиотеки им. Измаила Гаспринского, Симферополь:

1. Я считаю, очень хорошо, что Майдан ни тогда, ни после не превратился в революцию с насилием и катастрофами. Вместе с тем, это было очень прогрессивное событие, которое дало обществу новый импульс, и сейчас уже можно с уверенностью говорить, что сегодня Украина уже не такая, какой была до 2004 года. Это другая, во многом новая страна, которая почувствовала вкус свободы слова, да и свободы вообще. Теперь нужно понять, что ожидать от Майдана и вообще от оранжевой революции действительно революционных перемен и не следовало — очень уж сложная у нас история, очень сложные у нас страны-соседи, и очень уж сложные у нас люди, и очень запутаны отношения и психология наших людей за века господства тоталитарной идеологии. Но теперь у каждого из нас есть шанс добиваться своего, и этот шанс гарантирован государством, и это уже значительное достижение. Значит, Майдан был началом значительных эволюционных изменений в психологии людей, в государственном строительстве, в международных отношениях. Единственное замечание — мы хотели быстрых перемен, поэтому и говорим о революции, но по ряду причин в конкретной стране Украине они оказались довольно медленными, и это исторически оправдано. Но Майдан положил начало тем процессам, плоды которых будем пожинать не мы, хотя именно мы этого очень хотим, а наши дети...

2. Если бы еще немножко поднажать и превратить Майдан в революцию — пролилась бы кровь, и страна была бы отброшена назад. С другой стороны, если бы Майдан пошел не по пути братания с сине-белыми, а стал на путь конфронтации с ними — страна бы раскололась. Т.е. любой другой путь представляется сегодня менее оптимальным, чем тот, который был реализован Майданом. И это очень хорошо... Мы и сегодня не должны ожидать мгновенных перемен. В Украине с нашей историей и нашей психологией они невозможны. Нужна медленная десятилетняя работа, и весь политикум должен быть готов (и должен сознательно готовиться!) именно к этому.

3. Главные наши чувства тогда и сегодня — надежда и вера. Конечно, мы спешили, ждали мгновенных изменений. И именно поэтому часть людей чувствуют себя сегодня не только разочарованными, но и обиженными. Но наша надежда не должна умереть, потому что она гарант перспективы. Оценивая нынешние политические течения, я считаю, можно говорить только об авансе народа определенным политикам, поскольку полностью никто из них не готов сегодня реализовать надежду народа, собственно продолжить завоевания Майдана. Поэтому многие люди вокруг меня сегодня смотрят в сторону Юлии Тимошенко. Я вижу, что наше общество оценивает ее как соратника Ющенко по Майдану, независимо от всего того, что произошло потом, ведь в этих проблемах виновата не только Тимошенко. Но она также должна понять, что она должна измениться. Ведь общество ждет от нее намного большего. Если она сформирует действенную команду, если она будет действовать именно так, как говорит, если она сохранит суверенитет и свободу слова в Украине, если для нее высшей ценностью станут интересы народа Украины, а не собственные, то наши люди готовы дать ей такой большой аванс, который потребуется для возрождения Украины. И на этот раз люди не должны разочароваться ни в чем...

Александр КСЕНЖУК, общественный деятель, Хмельницкий:

— Пробуждение сознания украинского народа в 2004 году стало апогеем развития нашей нации. Мощность того прорыва могла перебросить нас на несколько десятилетий вперед, мы могли получить достойный статус в европейском содружестве на правах если не равноправного партнера, то хотя бы почетного единомышленника. К сожалению, мы не использовали этот шанс и оказались на несколько десятилетий позади, окунувшись в ностальгию по утраченным возможностям. Что получили? Получили после Майдана Президента с абсолютной властью, который не смог удержать государственные рычаги, не использовал всенародное доверие как невероятный проводник энергии для новых свершений, воплощения реформ. Неспособность лидера принимать компромиссные решения, страх потерять власть и авторитет затормозили поступательное развитие. Мы получили страну, разделенную на сферы влияния между несколькими лицами. С того времени Украину лихорадит. Еще одно завоевание Майдана, точнее качественный его продукт — Тимошенко. Она прошла горнило оранжевой революции, получив невероятный опыт лидера, понимание психологии масс, умение ими манипулировать. Поэтому Майдан дал сильного политика нового формата. Однако Тимошенко заигралась в большой политике, потому что кроме президентского кресла уже ничего не видит. Этим она проигрывает, поскольку затормозилась на одном месте. Убежден, Майдан сплотил нацию, дал новый толчок, но он уже в прошлом. Поэтому не стоит поддаваться ностальгии. Нужно двигаться вперед, почистив устаревшую политическую элиту. Украина должна обновиться, и возможно это только с новыми молодыми политиками современного формата. Таковым считаю Арсения Яценюка с его рациональными профессиональными взглядами на строительство государства.

Виктор ПУШКИН, профессор, директор Института гуманитарных проблем Национального горного университета, Днепропетровск:

— На вопрос о Майдане однозначно ответить нельзя, однако эти события не были революцией в прямом смысле слова. Ведь революция меняет власть и собственность. А после Майдана просто сменились персонажи. Но если уж говорить о революции, то она была в сознании людей, которым надоела криминальная мафиозно-клановая система, правившая в стране. Это было стремление что-то изменить и улучшить. Люди искренне поверили, что Украина станет другой, и то, что случилось потом — совсем не их вина. Это вина политиков, которые давали обещания на Майдане — в первую очередь бороться с коррупцией. Однако «оранжевая революция» положила начало целой череде нарушений закона и Конституции. Особенно обманулись в своих ожиданиях представители малого и среднего бизнеса. Они оказывали финансовую и организационную поддержку оранжевой революции. Их разочарование — печальное явление, поскольку оно породило большое неверие. Теперь трудно найти в Украине политика, по зову которого люди пошли бы на баррикады. Лично я не был на Майдане и никогда не обманывался насчет перспектив оранжевой революции. С самого начала у меня были большие сомнения и, к сожалению, я оказался прав. Поэтому нет у меня и разочарования. Среди политиков мне всегда нравились прагматики и реалисты, профессионалы в своей сфере, люди, способные на разумный компромисс ради усиления и единства Украины. Таким политиком среди нынешних кандидатов на пост президента мне представляется Сергей Тигипко. Он неплохо показал себя, работая в Кабмине. К тому же, у него большой опыт работы в банковской и финансовой сфере. Без всякого сомнения, это очень способный человек. Правда, в нынешней кампании, по мнению экспертов, он вряд ли окажется во втором туре. Хотя, с другой стороны, мы не знаем, как на самом деле будет развиваться драматургия предстоящих президентских выборов.

Олег САНЖЕРЕВСКИЙ, кандидат исторических наук, директор центра Евроатлантической интеграции, Ровно:

— То, что произошло в ноябре 2004 года, все-таки было украинским подъемом. Сейчас прослеживается тенденция очернения тех событий, попытка принизить это явление. Речь идет, в первую очередь, о политических технологиях, задействованных в тот период, и о длительной подготовке упомянутых событий. Возможно, в этом есть доля правды, но дело в том, что никакие политические технологии не способны задаром (а акцент я сделал бы именно на этом слове) поднять миллионы людей. По существу украинцы устали от ситуации, когда от них ничего не зависит. Они почувствовали наименьший шанс изменить что-то в своей жизни и воспользовались этим. Вспоминаю, в первый день, когда стало известно, что на президентских выборах победил Виктор Янукович, мы с женой вышли на улицу и увидели длиннющую колонну машин из Луцка, которые ехали в столицу. Очевидно, они первыми и прибыли в Киев... По моему мнению, нельзя говорить о том, что это было заранее организовано и спланировано. Это прорыв людей, который попал на хорошо подготовленную политиками почву. И не стоит приуменьшать значение событий. Очень хорошо, что был Майдан. Это одно из немногих, если вообще не единственное событие в направлении изменения массового сознания. Сомневаюсь, что было бы комфортно жить в обществе, если бы Майдана не было. Граждане Украины в основе своей свободолюбивые и в конечном счете свободные. Фактически то, что происходило в ноябре пять лет назад — это маленький, но очень важный шаг относительно изменений представления об обществе. Хотя на этот раз на благодатную почву он не попал, а будто провалился в болото. И это плохо. Поводыри, которые должны были провести реформы, не справились со своим заданием. Фактически кроме свободы слова, о каких-то достижениях говорить нет оснований. Ну, а относительно политических тенденций, которые прослеживаются сегодня с приближением президентских выборов, так проблема в том, что в рамках действующей системы украинцы фактически будут голосовать не за того, за кого хотят, а за кого нужно. Как такового выбора нет. А чтобы спрогнозировать события, то, как говорят, и к гадалке ходить не надо. Во втором туре выборов останется Виктор Федорович и Юлия Владимировна. Между этими кандидатами и нужно будет определяться. Однако вопрос в том, что такой вариант и такая система не являются наилучшими для государства.

Ирина КАЛИНЕЦ, львовская поэтесса и общественный деятель:

— Майдан показал определенную зрелость народа, людей, которые вырвались из совкового братского мышления и осознали: для того, чтобы построить государство, нужно что-то делать. Это было начало — романтическое, прекрасное, преисполненное надежд. Таким всегда является начало. Можно вспомнить молебны и митинги, которые проходили во Львове в 90-х. И как романтическая акция, она представлялась быстро осуществимой, и никто на тот момент даже не задумывался, что Украина находится в состоянии войны. И до сих пор не задумываемся, что мы находимся в состоянии войны. И война эта невидимая — информационная, идет деформация всего украинского, всего чистого, всего морального. Это война психологическая и физическая — погибают люди. Вспомним хотя бы убийство Вадима Бойко. Это война с захватом недр и ресурсов. Это война с уничтожением боеспособной армии. Хорошо, что в Украине нет боевых действий. Знаем, что есть силы в России, которые призывают к ним. Эту войну ведет «пятая колонна», и все наши враги — украиножоры. И пока мы не осознаем, что это война, не осознаем, что она настоящая, реальная, очень тонко продуманная, будем оставаться романтиками и будем думать, что все вопросы можно решить всего лишь собравшись на Майдане. Майдан — это праздник, и он еще будет. Государство может возглавлять тот человек, который не просто понимает, обещает или говорит, какова его цель и каково стратегическое задание, а человек, который прилагает все усилия, чтобы эту стратегию выдержать, поставив единую и определяющую цель — Украина не может далее находиться в колониальном или полуколониальном состоянии, либо в любой зависимости от своего могущественного соседа. Эта цель и является самой важной, и самое главное задание — не отступить от этой цели. Но в любой борьбе нет лидера, который вел бы свою тактику идеально. Я вижу сохранение этой созданной в мечтах независимости и в 90-е годы, и на Майдане именно в твердом, последовательном продвижении к осуществлению этой цели. Для меня таким лидером нации является Виктор Ющенко, который как настоящий стратег, понял, что выиграть эту войну смогут все украинцы. Но для этого они должны быть УКРАИНЦАМИ с большой буквы.

Игорь КЛЕПИКОВ, студент Киевского колледжа ресторанного хозяйства:

1. Это было больше чем просто «украинский подъем», это был слом генетического кода свободных людей. «Кода порабощения», «кода страха», который мешал свободно говорить правду и свободно мыслить. Это был Шаг с большой буквы, и я надеюсь, что назад мы не пойдем. Всю свою историю Украина боролась за независимость, а Майдан помог народу это вспомнить, вселил в них надежду и силу к подобной борьбе в наше время.

2. Майдан дал понять, что свобода выбора — самое главное. Никакой политик не имеет права отнимать мысль кого бы то ни было. Как я уже говорил, «генетический код страха» сломался, но среди ученых господствует теория, по которой мы избавимся от навязанных Россией стереотипов только спустя триста лет. Поэтому, чем больше будет майданов, тем более влиятельной станет свобода народа, будь то бизнесмен или простой рабочий, учитель или домохозяйка. И может политики таки поймут, что у каждого есть своя голова на плечах и у каждого собственная картина будущего Украины. Чем больше будет майданов, тем меньше возможностей украсть голос на выборах. А причина такого рода волеизъявления простая — украинское общество достигло апогея разочарования, критическая точка взорвалась, проложив путь на Майдан. Поэтому с каждым таким мероприятием мы, наконец, будем иметь возможность корректировать будущую жизнь, «взяв власть в руки».

3. Ющенко и только он! Все очень просто: Ющенко за период своего президентства, несмотря на давление со стороны Партии регионов, отстоял прозападное направление, «поднял» историческую культуру Украины, так сказать, напомнил рядовому украинцу об его насыщенном прошлом. Украина, по моему мнению, нуждается во все большем развитии европейских тенденций, а из всех политических сил яснее всего показал это именно Ющенко. Поэтому мой выбор однозначный.

Газета: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ