Поднесем свой народ культурно, давайте учит его. Не только учитель может обучать, но может его учить и воспитывать и чиновник, солдат, промышленник или другой.
Августин Волошин, украинский политический, культурный и религиозный деятель Закарпатья

Что вместо горнов и барабанов?

19 мая, 2000 - 00:00

Мало кто помнит, что еще лет 15 назад в этот день все улицы городов и сел расцвечивались белыми рубашками, красными галстуками, барабанами и горнами идущих к памятникам вождю пионерскими колоннами. Например, блиц-опрос журналистов «Дня»: какой вы отмечали в детстве праздник 19 мая — показал, что о пионерской юности с ностальгией мы начинаем вспоминать, лишь порывшись в более легкомысленных «зарубках памяти»: школьные романы в палатках «Зарницы», первые спортивные успехи в пионерских лагерях, и т.д. «Идеология» же начисто выветрилась из наших голов без всякого сожаления. Между тем день 19 мая в СССР отмечался как «профессиональный» праздник пионерии. Именно в этот день в 1922 году была официально основана Пионерская организация. Основными заданиями пионерии были воспитание молодежи в духе верности партии, курс на самосовершенствование и приобретение знаний. Кроме того, пионерская организация концентрировала огромное внимание на организации свободного времени молодежи, в основном детей 10—15 лет. Походы, зарницы, соревнования и постоянный контроль практически над всем — учебой, поведением, личной жизнью — хорошо это или плохо, судить трудно. С одной стороны, дети меньше шатались по улицам и постоянно были чем-то заняты, но была и обратная сторона медали — любое свободомыслие или отклонение от установленных стандартов жестоко пресекалось. Пионерия была единственной и безальтернативной молодежной организацией, порождением системы, неотъемлемой ее частью и воспитывала необходимых системе граждан. Тем не менее, благодаря контролю над успеваемостью и своеобразному стимулированию, у молодых людей была некоторая перспектива роста, пусть в рамках пионерской организации. То есть, по сути, делать карьеру в советские времена «продвинутые» ребята начинали еще в пионерии.

С развалом Советского Союза и обретением Украиной независимости пионерия потеряла авторитет. В области деятельности неполитических молодежных организаций образовался вакуум, который, по прошествии некоторого времени, попытались заполнить организации «западного» типа — скауты, Пласт, организации при социальных службах для молодежи и различные клубы «по интересам». Но ни одна из упомянутых организаций не смогла стать массовой и популярной среди молодежи. Почему?

К примеру, скаутинг и пластунство очень популярны на Западе. Могли бы они стать более популярными в Украине? Эти организации основными постулатами своей деятельности ставят веру в Богу и патриотическое воспитание. По мнению многих опрошенных автором этого материала ребят, современная молодежь в Украине просто не готова принимать участие в такого рода организациях. Ведь в силу определенных исторических традиций в молодежи не воспитывались такие качества, как патриотизм и вера в Бога, которые помимо походов, различных туристических игр, обучения выживания в лесу (что, безусловно, очень интересно для молодежи) обязательны для участников движения скаутов. Возможно, современную прагматичную молодежь не устраивает и просто самосовершенствование и общение. Ей нужно нечто большее и реальное — карьерный рост и возможности продвижения по службе.

Наверное, этим и можно объяснить тот факт, что довольно популярными стали молодежные организации при социальных службах для молодежи. Как отметила «Дню» мастер организации «Відрада» Ярослава Колобова , «большинство ребят приходит в молодежное движение для того, чтобы самореализоваться и воплотить свои какие-то мечты».

Структура организаций при социальных службах очень схожа с организацией скаутов, но тут отсутствуют четкое мировозрение. Молодежь встречается, ездит на игры, в походы, живет в палатках, но особо не утруждает себя размышлениями, зачем она это делает. К тому же времяпрепровождение в палаточных лагерях зачастую мало чем отличается от обычных студенческих загулов, если не считать, что все это происходит под лозунгом «Молодь за здоровий спосіб життя». И если в скаутских организациях, благодаря идейности, есть определенный постоянный контингент, который занимается постепенным самосовершенствованием, то в организациях при социальных службах молодежь, в большинстве своем, особо не задерживается. Однако, как отметила Ярослава Колобова, «некоторое количество молодежи после практики в социальных службах остается там надолго. Происходит это из-за того, что здесь могут обеспечить им профессиональный рост работников социальной сферы и перспективу продвижения по служебной лестнице. К тому же есть возможность хоть что-то заработать».

Скорее всего, этим и можно объяснить сравнительную малочисленность организаций скаутов и клубов «по интересам» — они не дают возможностей карьерного роста и каких-либо возможностей устроиться на работу. В различных клубах количество членов колеблется между 50 — 100 чел. В то же время только в Киеве, по данным городского Центра социальных служб для молодежи, количество молодежи, занятой в социальной работе, достигает 3—4 тысяч, которые занимаются различной социальной помощью детям-инвалидам, беспризорным, наркоманам и т. д.

Вот вам и феномен посттоталитарного общества. В нем плохо «приживаются» молодежные объединения западного типа — где на первый план выходят саморазвитие и духовные ценности, где воплощается в жизнь один из важнейших принципов рыночной демократии: каждый сам за себя, и каждый сам выбирает свою дорогу в будущее. Зато гораздо более популярны организации, которые следом за пионерией дают молодежи базу социальной адаптации к реалиям «системы»: тогда это была система тоталитаризма, теперь — жесточайшего экономического и духовного кризиса общества. И вряд ли здесь можно говорить об инфантильности молодых. Скорее, вновь побеждают прагматики. Другое дело, что, наверное, поиск себя в социальной сфере гораздо более выгоден обществу, чем реализация в качестве партийных функционеров. А к массовой популярности «клубов по интересам» мы еще, наверное, придем. Если станем чуть побогаче и постабильнее.

Для того, чтобы выяснить, что более важно для детей, мы обратились к ним самим с вопросом:

— Чего бы вы хотели от своего участия в молодежных организациях — возможностей профессионального роста или же просто общения, взаимопонимания и саморазвития? ВИШНЕВСКАЯ Леся, ученица 9-го класса, Киев:

— Я знаю, сейчас существует много организаций: скауты, Пласт. Пока я еще не определилась, чем я буду заниматься в жизни. Мне, конечно же, хотелось бы найти такую организацию, которая бы помогала и развивала меня в жизни, именно в плане саморазвития и духовного самосовершенствования. Чтобы там было человеческое общение и взаимопонимание. Но позже неплохо было бы подумать и о карьере. ИВАНКО Надя, ученица 8-го класса:

— Мне кажется, что нужны такие организации, которые помогали бы молодежи выбрать работу, определиться в жизни и совершенствоваться именно в сторону роста каких-то профессиональных навыков. Для меня важнее именно этот фактор, потому что я считаю, что можно «найти себя» именно в работе. МОЛОДЦОВА Вероника, ученица 10-го класса:

— Я считаю, что оба этих фактора очень важны. На мой взгляд, если человек не развит духовно, то ему будет очень сложно устроиться в жизни и реализовать себя. То есть саморазвитие поможет потом как-то «найти себя» и реализовать свой потенциал в жизни. К тому же я думаю, что для того, чтобы стать личностью, не обязательно состоять в какой- то организации. Для меня саморазвитие и рост каких-либо профессиональных навыков — равнозначные величины. ОЗЕРОВ Вячеслав, ученик 9 класса:

— Неправильно ставить перед молодежью такой выбор — или профессиональный рост, или саморазвитие. Я считаю, что в молодежных организациях должны присутствовать оба эти фактора. Хотя в данный момент для себя я бы выбрал карьерный рост, но не забывал бы и о совершенствовании себя как личности.

КОММЕНТАРИИ

Сергей МАКЕЕВ, доктор социологических наук, Институт социологии НАН Украины:

— Судя по тем данным, которые мы регулярно получаем в результате наших мониторингов, я не вижу, чтобы у наших молодых людей была особая потребность в каком-то объединении, которое бы их организовывало, дисциплинировало и вело по жизни.

Принадлежность к организациям — пионерской, комсомольской, партийной — это прожитый и пережитый период нашей истории. Я лично прошел все организации, которые были в Советском Союзе. И помню свое, правда, достаточно поздно сформировавшееся ощущение, что каждая из этих организаций имеет смысл только в том случае, если есть все остальные. Ведь та же пионерская — не сама для себя существовала, она была ступенькой для подготовки в более совершенную, более значимую организацию. И этот ее несамодостаточный статус — видимо, самое непривлекательное, что было в ней.

А как социолог я хорошо понимаю, что любые организации — это в значительной степени отказ от себя, это подчинение, лояльность, предпочтение коллективного индивидуальному. Кто-то из социологов говорил, что когда молодому подрастающему человеку предъявляют различные запреты и ограничения, — это тень тюрьмы, которая падает на эту подрастающую личность. И система организаций — это путешествие по общественным сегментам, в которых эта тьма с каждой новой ступенькой начинает сгущаться. В этом смысле организация типа пионерской в том виде, в котором она была, сейчас невозможна. Потому что тогда нужно реконструировать все вышеупомянутые этапы социализации личности.

Либо (и я думаю, что это гораздо плодотворнее) учитывая то, что люди — животные общественные и непременно объединяются, нам нужны не организации, а всевозможные клубы по интересам. Раньше они имели только организационную крышу (в Домах пионеров), но выполняли гораздо более правильную с точки зрения интересов отдельного человека функцию. Пионерская организация в прежнем смысле — это ведь не выражение потребности моего интереса, это чей-то другой интерес. В этом была самая большая социальная фальшь. А вот клуб по интересам — это мой интерес, это более правильная позиция в обеспечении условий, которые помогут человеку развиваться.

И в этом смысле ни о какой идеологии говорить не приходится, потому что она тоже имеет смысл, только если воспроизводится вся структура социализации личности, которая была у нас прежде. Валерий ХМЕЛЬКО, доктор философских наук, заведующий кафедрой социологии Национального университета «Киево-Могилянская академия»:

— В западных странах существуют скаутские организации, имеющие довольно широкое распространение. Они, конечно, не так централизованы, как была пионерская организация. Все ведь зависит от того, что вкладывать в слово «массовые». Если речь идет о том, что преобладающее большинство молодежи вовлечено в эти организации, то, конечно же, такого рода организация нужна и в Украине. И при этом не обязательно, чтобы в ней была одна идеология. Эти организации ведь могут отражать и неоднородность идеологии. В Западной Европе мы видим организации разного направления: религиозные, коммунистические, скаутские... Я думаю, что то же самое будет и у нас, если мы будем развиваться нормально, в европейском направлении. В таком случае разнообразие организаций будет отражать разнообразие взглядов на мир.

Наталия ТРОФИМОВА, «День»

Михаил ЗУБАРЬ, «День»
Газета: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ