Мир, прогресс, права человека - эти три цели неразрывно связаны. Невозможно достичь какой-то из них, пренебрегая другими.
Андрей Сахаров, физик, правозащитник, диссидент, общественный и политический деятель, лауреат Нобелевской премии мира

ГЛАЗ ЗЕМЛИ

Крымская астрофизическая обсерватория выживает в одиночку
12 июля, 2002 - 00:00


14 километров от шоссейной дороги Симферополь — Севастополь вглубь Крымских гор — и попадаешь как бы в иной мир: звонкая тишина, буйство красок. Здесь все располагает к труду ума. Поселок Научный построен специально для изучения Вселенной. Мы находимся на территории Крымской астрофизической обсерватории, созданной в средине прошлого века, одного из крупнейших астрономических учреждений в мире. Здесь в небо нацелены башни десятка телескопов. Здесь самая богатая в стране астрономическая научная библиотека — более 60 тысяч томов. В составе КрАО также отдел радиоастрономии, имеющий радиотелескоп с диаметром антенны 22 метра, расположенный недалеко от горы Кошка в поселке Кацивели. Он входит в Европейскую сеть радиоинтерферометрии со сверхдлинными базами. На горе Кошка также станция с лазерным спутниковым дальномером, входящим в мировую Наземную сеть оптических средств (НСОС). Благодаря именно этой обсерватории и людям, которые здесь работают (около 100 астрономов высокой квалификации, среди которых 16 докторов и 36 кандидатов наук), Украина числится в ряду передовых астрономических стран, которые проводят исследовательские работы мирового уровня.

С научным секретарем КрАО Надеждой Ивановной Шаховской мы встречаемся как старые знакомые. Она говорит, что ее коллеги-ученые надеются, что худшие времена для обсерватории уже позади. Стали вовремя выплачивать зарплату. В Украине, считает она, восстанавливается былое уважение к научным сотрудникам, государство стало больше ценить ум и ученость, здесь надеются на переход в подчинение Академии наук Украины, как и было раньше. Появились какие-то, хоть и небольшие, деньги на закупку оборудования, а то три-четыре года назад астрономы вынуждены были сбрасываться из жидкой зарплаты, гонораров, грантов и международных премий на содержание обсерватории. Сегодня шесть уникальных телескопов КрАО получили статус национального достояния Украины, и государство взяло на себя заботу об их сохранении и модернизации. В 2001 году было выделено 2,1 миллиона гривен, 552 тысячи гривен обсерватория получила за работы по хоздоговорам.

ИЗ ИСТОРИИ КрАО. Астрономические наблюдения в Симеизе ведутся с начала прошлого века. В 1900 году основания башен двух телескопов были заложены богатым любителем астрономии Николаем Мальцевым. В 1908 году были получены из Германии («Карл Цейс») двойной фотографический телескоп с объективами 120 мм и гелиограф Дальмейера. Мальцев предложил строящиеся им инструменты как подарок Пулковской обсерватории. Так было образовано Симеизское отделение.

В 1924 году при помощи дипломата Л. Красина от английской фирмы Гребб-Парсонс в Ялту прибыл телескоп, заказанный еще царской Россией — метровый рефлектор. Он смонтирован под руководством прибывших из Пулково Григория и Пелагеи Шайнов. В 1926 году на нем был сделан первый астрономический снимок. Вскоре на нем был установлен призменный спектрограф. Г. Шайн и В. Альбицкий начали продолжающиеся и поныне спектральные наблюдения. Научной общественностью в мире признано как факт, что по программе изучения лучевых скоростей звезд Симеизской обсерваторией сделано в мире больше, чем остальными.

— Нас беспокоит, — говорит Надежда Ивановна, — что молодежь по-прежнему к нам не идет работать. Средний возраст наших ученых — свыше 60 лет. Заведующий лабораторией, доктор физико-математических наук Роальд Гершберг рассказал, как в разговоре с одним молодым немецким астрономом он упомянул имя доктора Дмитрия Рачковского, как раз идущего им навстречу по коридору. «Как, он еще живой!» — удивился немец, со студенческой скамьи усвоивший уравнение Уно- Рачковского и считавший его кем-то вроде современника Галилея. В КрАО приезжают студенты на практику из Киевского, Одесского, Симферопольского университетов: вузы не могут даже оплатить им проживание. КрАО селит их у себя фактически бесплатно. Среди студентов есть энтузиасты, из которых выйдут неплохие ученые, но большинство вряд ли будут, считает Надежда Ивановна, заниматься настоящей астрономией на научном уровне.


ИЗ ИСТОРИИ КрАО. 23 мая 1945 года астрономы Н. Добронравин и А. Северный были в Берлине, где занялись поисками вывезенного немцами симеизского оборудования. Во дворе Потсдамской обсерватории они нашли метровое зеркало своего телескопа, в нескольких местах поврежденное штыками или выстрелами. Оно и сейчас еще хранится в подвале одного из зданий в Научном. Это свидетельствовало о том, что Симеизская обсерватория прекратила свое существование. Но оставался коллектив уникальных специалистов и 30 июня 1945 года было принято Решение Правительства СССР об организации самостоятельной обсерватории в Крыму. Бригада астрономов изъяла по правилам репарации в Германии несколько телескопов, работающих и поныне в Научном. Вместо вывезенной в Германию Симеизской библиотеки была изъята и часть библиотеки Потсдамской обсерватории. Как вспоминает Н. Добронравин, в фирме «Карл Цейс» он обнаружил четыре почти законченных телескопа, некоторые из них Гитлер намеревался подарить Муссолини для организации обсерватории в Италии. Так Пулковская обсерватория получила новый 26-дюймовый рефлектор, Бюраканская — рефрактор типа Шмидта, а еще строящаяся в Научном Крымская обсерватория — двойной 16-дюймовый астрограф, на котором ученые и открыли целый сонм малых планет.

Первым директором новой обсерватории в лесу под Бахчисараем был назначен Г. Шайн. Монтаж Башенного солнечного телескопа был закончен в 1954 году и после реконструкции в 1974 году он стал одним из самых больших солнечных телескопов в мире. Началось строительство собственного, по тем временам самого крупного в Европе, оптического телескопа с диаметром зеркала 2,6 метра. Это был первый опыт строительства больших телескопов в Ленинградском оптико-механическом объединении (ЛОМО). Он вступил в строй в 1960 году и сейчас еще остается вторым по величине в странах СНГ и самым крупным в Украине. Работать на нем приезжают ученые из Москвы, Санкт-Петербурга, Львова, Киева, Северного Кавказа, многих зарубежных стран. Позже этот уникальный инструмент был назван именем Г. Шайна.

Сегодня в КрАО пять научных лабораторий: физики Солнца, физики звезд и галактик, радиоастрономии, экспериментальной астрофизики, гамма-астрономии. Направления исследований — солнечная активность, гелиосейсмология, строение и химсостав звездных атмосфер, магнитные поля звезд, нестационарные звезды и внегалактические системы, гамма-астрономия, разработка наземных и космических телескопов нового поколения, исследования планет и астероидов, лазерная локация искусственных спутников Земли и геодинамика. В 2001 году учеными обсерватории опубликовано 150 научных статей и одна монография.

Наблюдения Солнца в Крыму ведутся с довоенного времени. Наталья Степанян — ведущий научный сотрудник Лаборатории физики Солнца, убеждена, что нет ни одной обсерватории в мире, где бы так систематически и так разносторонне в течение такого длительного времени изучались процессы на Солнце. Новизна многих исследований состояла в том, что в Крыму, как говорит Наталья Степанян, решили взглянуть на Солнце, как на звезду, что позволило установить связь между структурой межпланетного магнитного поля и общим магнитным полем Солнца.

Одним из наиболее результативных достижений исследования стали прогнозы его активности. В начале космической эры, когда корабли не имели еще достаточной защиты от солнечной радиации, во время полетов человека в космос объявлялся так называемый «Алерт Северного» — все обсерватории СССР присылали в КрАО свои радио- и оптические наблюдения, а в кабинете А. Северного собирались наиболее авторитетные «солнечники» и давали прогноз вспышек на три дня вперед. При прогнозе мощной вспышки полет человека должен был немедленно прекращаться. Оправдываемость крымских прогнозов составляла 85—90 процентов и прогноз вспышки в три балла был дан при полете космонавта Берегового, который был немедленно посажен. И действительно, через несколько часов после его приземления на Солнце произошла трехбалльная вспышка, представлявшая смертельную опасность для человека в космосе.

Около 40 лет КрАО принимает участие в программе патрульных наблюдений Международной Службы Солнца, в космическом эксперименте SOHO, данные которых ежемесячно публикуются в международных бюллетенях. С 1990 года КрАО осуществляет совместную с американской обсерваторией в Маунт Вилсон программу по гелиосейсмологии. На БСТ-1 установлено новое оборудование, изготовленное коллегами из США, для изучения солнечных пульсаций. КрАО — единственная в Украине обсерватория, которая выставляет на своем сайте изображения Солнца и ученые всего мира могут анализировать их.

Большое практическое значение имеют исследования Солнечной системы. В 1955 году именно здесь открыли извержение вулкана на Луне, доказав тем самым, что там продолжается активная внутренняя жизнь; открыты более тысячи малых планет; исследованы причины возникновения планетных колец и предсказано их существование у Урана, которые «Вояджер-2» открыл только через полгода.

С 1959 года на спутниках и космических станциях были установлены более 10 приборов Крымской обсерватории, с помощью которых проводились внеатмосферные наблюдения. В 1975 году в КрАО был создан орбитальный солнечный телескоп, установленный на борту станции «Салют-4». С ним работали две экспедиции космонавтов. А с 1983 по 1989 годы на станции «Астрон», движущейся по вытянутой до 200 тысяч километров от Земли орбите, работал автоматический звездный телескоп с зеркалом диаметром 80 сантиметров, сконструированный и изготовленный в КрАО совместно с НПО им. С. Лавочкина с участием Марсельской лаборатории из Франции. На нем выполнены уникальные исследования звезд, галактик, кометы Галлея, Сверхновой звезды 1987 года, других космических объектов. Группа сотрудников КрАО за создание этого телескопа была удостоена Государственной премии СССР.

Успех станции «Астрон» позволил крымским ученым приступить к реализации более масштабного проекта «Спектр- УФ», по которому с 1988 года и до распада Союза КрАО была ведущей организацией. Проект состоит в создании долговременной орбитальной астрофизической обсерватории на базе космического аппарата-модуля, содержащего телескоп с диаметром зеркала 1,7 метра и общим весом научного оборудования до 2,5 тонны. В проекте принимают участие также Россия, Италия и Германия.

Группа ученых КрАО принимала участие в разработке приборов для первого украинского спутника «Січ-1» и других украинских космических аппаратов.

Коллектив ученых КрАО с помощью радиотелескопа РТ 22 выполняет совместнуюпрограмму с NASA (США) и Японией. Методом радиоинтерферометрии со сверхдлинными базами совместно с коллективами астрономов других стран одновременными наблюдениями крымские ученые определяют координаты космических объектов с точностью до миллисекунды дуги. Симеизский лазерный спутниковый дальномер, единственный в СНГ, работает по программе Международной службы вращения Земли в составе команды из 40 станций по всей планете.

Крымские ученые живут очень скромно, с большим трудом пытаются удержать мировой уровень исследований. Таких специалистов любая страна считала бы за честь приютить и обогреть, у нас же они часто бывают забыты государством. В мире совсем немного таких специалистов, как в КрАО, однако они часто лишены возможности публиковать свои исследования в лучших мировых журналах, например, «The Аstrophysical Journal», которому за публикацию необходимо уплатить около $180 за страницу. Известно, что пятая часть мировых открытий делалась в СССР, сегодня из-за дефицита финансирования науки Украина и соседние страны делают их двадцатую часть.

Трудно угнаться за мировым уровнем, — понимают в Крыму, — но что же — проект строительства самого большого в мире телескопа с зеркалом 26 метров в диаметре, который разрабатывается под руководством нынешнего директора КрАО академика Николая Стешенко, так и останется теперь крымской мечтой? Ученый беспокоится о том, что Украина упускает возможность принимать долевое участие в строительстве современных международных телескопов, как, например, Европейский проект в Чили, и другие.

Никита КАСЬЯНЕНКО, фото из архива КрАО, Симферополь — п. Научный
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments