Не могут вести кого-то за собой те, которые не имеют никаких внутренних данных на то, чтобы самих себя повести.
Вячеслав Липинский, украинский политический деятель, историк, историософ, социолог, публицист

Когда власть не слышит...

Александр ДАНИЛЮК: Мы хотим найти тот общественный компромисс, который не допустит внеправовых методов решения проблем
23 ноября, 2010 - 19:26
ФОТО КОНСТАНТИНА ГРИШИНА / «День»

Снесут или не снесут палаточный городок на Майдане? Весь вчерашний день протестующие против нового Налогового кодекса предприниматели находились в ожидании. Как известно, по решению киевского суда, массовые мероприятия 22 — 26 ноября в центре Киева были запрещены. Поэтому уже во вторник утром участники акции ожидали прихода судебных исполнителей. Предприниматели заявили, что не намерены покидать Майдан. Они придумали оригинальное решение — на палатках установили таблички «Приемная народного депутата». В частности, речь идет о народных депутатах Михаиле Волынце и Юрии Гримчаке. В соответствии с действующим законодательством, никто не может повредить или уничтожить имущество, принадлежащее народному депутату.

После десятитысячного митинга в понедельник бессрочную акцию протеста, разбив палаточный городок, решили продолжить около ста человек. Остальные пока разъехались по домам. Акцию протеста украинских предпринимателей поддержали и в России. Правда, пикет (напротив украинского посольства) был единичным, но в условиях российских реалий — это смелый поступок. Активист стоял с плакатами «Янукович, Украина — не колония Москвы», «Предприниматели, вместе победим».

Правительство уже заявило, что готово поработать над предложениями предпринимателей. «Мы договорились о том, что отработаем все их предложения. И также мы договорились о том, что разумные предложения поддержим», — отметил первый вице-премьер Андрей Клюев.

Невзирая на это, после невыполнения условий участников акции протеста, как и было заявлено ранее, предприниматели приняли решение об инициировании референдума о досрочном прекращении полномочий Верховной Рады. Говорим с руководителем Всеукраинского центра содействия предпринимательской деятельности Александром Данилюком:

— Мы понимаем, что этот путь займет достаточно много времени, потому параллельно собираем подписи в адрес Президента, чтобы инициировать референдум по требованию граждан, без ЦИК, пользуясь правом Президента. Относительно самого Президента, мы подали заявку о формировании аналогичной инициативной группы, которая соберется в день подписания кодекса. Сейчас нами сформирован расширенный Национальный координационный совет относительно досрочного прекращения полномочий Президента и Верховной Рады. В четверг состоится заседание, где будут присутствовать не только предприниматели, но и другие группы населения, организации, разделяющие наше мнение.

— Все это время вы планируете постоянно находиться на Майдане?

— Мы рассчитываем на то, что все-таки подписи соберем достаточно быстро. Пока у нас будет проходить организационная кампания, у власти есть возможность пересмотреть свое отношение к гражданам. Я имею в виду не эту конкретную власть, а власть вообще. Для утверждения украинской демократии необходимо иметь опыт отзыва политиков, не выполняющих свои обещания. Даже у Партии регионов есть разумные и перспективные люди. Но это дело Банковой, какую позицию она изберет — с обществом или против него. Сегодня, если говорить реально, то эта акция на 60—70% является акцией юго-восточной Украины. Там люди возмущены значительно больше, чем в западной и центральной Украине. Потому что на западе или в центре ничего хорошего от этой власти и не ожидали. А вот что говорит Донецк, Одесса, Крым, свидетельствует о том, что эти вещи трудно загнать в бутылку.

— Ваша конечная цель?

— Мы пытаемся остановить и направить в конструктивное русло ту стихию, которая после принятия Налогового кодекса обязательно приведет к непредсказуемым социальным взрывам. Мы не работаем на дестабилизацию ситуации, напротив — мы пытаемся упорядочить ситуацию, вышедшую из-под контроля высокопоставленных должностных лиц. Мы хотим найти тот общественный компромисс, который не допустит внеправовых методов решения проблем.

Учитывая то, что на наши улицы сегодня возвращаются методы взыскания неофициальных налогов в виде рэкета, то можете не сомневаться, что люди понимают — это вопрос их выживания. Они хорошо помнят 90-е, потому не хотят возвращаться в те годы — будут стоять до конца.

— Не секрет, что этот кодекс в основном защищает крупный капитал. Не выступаете ли вы таким образом против олигархов?

— Мы не выступаем против каких-либо других социальных групп. Мы хотим прозрачных правил, когда все будут платить налоги. На сегодня мы не видим протестов крупного бизнеса, а это значит, что все их интересы в новом кодексе учтены. Поэтому, бесспорно, это олигархический Налоговый кодекс. Мы выступаем против безответственной, циничной власти, которая не нашла возможности прислушиваться к простым и логичным требованиям их граждан. Мы выступаем против уничтожения экономики Украины, потому что любой эксперт по макроэкономике объяснит, что может произойти после ликвидации обычных упрощенцев. На их место не придет никто. Это будет означать, что нас ожидает тотальная тень, на что и рассчитывает нынешняя власть. В худшем случае мы будем иметь экономический коллапс.

КОММЕНТАРИЙ

Евгений ГОЛОВАХА, заместитель директора Института социологии НАН Украины:

— Ситуация неоднозначная. Государство тоже можно понять. Вклад мелкого и среднего бизнеса в бюджетную базу слишком мал. Колоссальная угроза незанятости населения побудила предыдущую власть к введению самой простой процедуры развития мелкого бизнеса — «единого налога». Она же имела и негативные последствия, связанные с недостаточным контролем за их деятельностью и минимальными налоговыми отчислениями в бюджет. Поэтому сама по себе реформа назревала. Но суть этих протестов — это недоверие к власти. Предприниматели не доверяют власти, потому что они уверены, что все эти правила в новом Налоговом кодексе направлены не на улучшение механизмов регуляции предпринимательства в Украине, а на окончательное подчинение малого и среднего бизнеса в пользу крупного экономического капитала. А крупный капитал не заинтересован, чтобы развивался мелкий бизнес. Это его реальный конкурент, особенно в такой стране, как нашей, где идет борьба за довольно бедного потребителя. А поскольку крупный капитал оказывает решающее воздействие на власть, то, естественно, власть может пойти на поводу у крупного капитала и проигнорировать нынешние протесты, рискуя в перспективе получить еще более серьезные протесты. В частности, это выльется и в электоральных симпатиях. Сами акции протеста должны стать очень важным сигналом для власти. Такие вещи всегда должны решаться путем публичной дискуссии с организациями, которые представляют интересы мелкого и среднего бизнеса. Даже Украинский союз промышленников и предпринимателей, который возглавляет Анатолий Кинах (лояльный к власти), выступает с критикой этого кодекса.

Все эти организованные выступления являются формой общественной деятельности, гражданского общества. Потому что стихийные протесты мало что означают в ситуации, когда нужно не просто выразить свое возмущение, а пересмотреть государственные законы, правила регуляции жизни. Здесь нужны конкретные действия негосударственных организаций, представляющих интересы протестующих групп. То, что эти группы формируются, это хорошее следствие из нынешней ситуации. Это может быть хорошим примером и для других социальных слоев общества. Я думаю, что их интересы тоже ущемляются теми или иными государственными решениями. Власти нужно научиться искать консенсус с этими организациями, что является постоянной практикой в развитых странах.Для того, чтобы прогнозировать ситуацию, нужно проанализировать, какие мотивы побуждают власть принимать подобные решения. О первом сценарии я уже сказал — игнорирование интересов мелкого и среднего бизнеса и, соответственно, нарастание протестов. Второй сценарий, если власть попытается найти компромисс, где будут учтены интересы государственного бюджета, перспективы экономических реформ, интересы представителей мелкого и среднего бизнеса. Тогда, я думаю, существенных социально-политических последствий для власти не будет. Ведь ситуация еще обостряется и тем, что поставлена задача сформировать бюджет на следующий год с учетом нового Налогового кодекса. Таким образом, власть находится в цейтноте, куда сама себя и загнала. Поэтому сейчас пока трудно сказать, какое из решений примет власть.

Иван КАПСАМУН, «День»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ