Воли украинского народа к самостоятельной жизни не погубят ни враждебные тюрьмы, ни ссылки, потому что Украина является недостижимым бастионом героев и борцов
Евгений Коновалец, украинский военно-политический деятель, организатор ОУН

Параллельная жизнь

На школьных дворах шевченковских сел праздничных «хороводов» не водят. Там думают об аварийных стенах
13 марта, 2003 - 00:00

«День» уже рассказывал, что накануне шевченковских праздников наши специальные корреспонденты побывали на Родине поэта (см. №43 от 7 марта). Тогда речь шла о семье Тараса Шевченко и его многочисленных потомках, число которых на сегодняшний день составляет более тысячи человек. Нашим непосредственным героем стал праправнук Тараса Григорьевича, который живет ныне в селе Шевченково и занимается изучением родословной, — Николай Павлович Лысенко. Тема сегодняшнего материала иная: школы, в которых учатся дети из Тарасовых сел (Шевченково — бывшая Кереливка и Моринцы). Очевидно, что внимание нашей газеты к этой теме неслучайно. Как раз здесь возникает общий момент между двумя материалами — параллельная жизнь. Под этим мы понимаем, с одной стороны, — пафос оппозиции и глянцевую риторику чиновников о любви, значении и почитании Кобзаря, а поэтому всего, что с ним связано («для потомков»); с другой, — картину без лака, которая воспроизводит настоящую жизнь сегодняшней Украины. Состояние школ в государстве, тем более в таких знаковых местах, является весьма показательным моментом, который демонстрирует это отношение. Ведь школа, даже если это понятие употреблять не в широком смысле, как оно трактуется на Востоке, — это прежде всего первые основополагающие шаги, которые лелеют и направляют сознание. От того, какими они будут, многое зависит. Автор собственными ушами слышал, как Павел Загребельный говорил: «Если мою книгу ставят в школьную программу, значит ее убивают…». Почему так? В каких школах учатся украинские дети?

50 ИЛИ 25?

На матице этой хаты стоит дата — 1782 год. Уже тогда Кереливка была немалым селом, которое упоминается на знаменитой карте Боплана (XVII век). Два с четвертью века немного наклонили деревянную хату, не раз менялась солома, ее покрывающая, но основа осталась та же: фундамент, потолок, стены, печь… Рассказывают, что еще в 1930-х годах — когда страну лихорадили «железные метлы» и голодоморы — в этой старой хате жила дочь местного священника, ухаживала за ней. Далее ниточки теряются. Знаменательна же хата тем, что именно в ней был «первый житейский университет» малого Тараса. Именно здесь жил хрестоматийный дьяк и в меру собственных возможностей учил детей грамоте. «Класс» состоял из 8—10 мальчиков. Никакой возрастной или умственной дифференциации не было — все скопом читали Псалтырь. Хата имеет традиционную древнеукраинскую планировку — вход посредине строения и две комнаты по сторонам. Половина, где жил дьяк, сгорела, но остальное неплохо сохранилось. В 1960-е над хатой построили защитный павильон — против ветров, дождей и снега. Единственный его недостаток состоит в том, что летом пересыхает солома. Ни о каких кондиционерах или увлажнителях воздуха здесь, конечно, не слышали. Это единственный сохранившийся аутентичный архитектурный памятник тех далеких времен. Все другое — только копии.

Современное Шевченково состоит из 1340 дворов и живет здесь более 3000 человек. Это большое село. Дети учатся в других школах. Хотя параллелей при желании можно найти довольно много. Современная «простая» общеобразовательная школа стоит на том же дворе, где когда-то стояла старая. Ее также хорошо помнят. Рассказывают, что строилась она у 1920-х годах, а материал брали из церкви. И тогда, сразу после победы пролетариата и позже, такой способ борьбы с религией был модным. В 1964 году построили новую школу, в которой до сих пор учится большая часть села. И, может, учились бы себе и дальше, если бы не взялись строить еще одну школу.

Параллельная жизнь

Дело в том, что и общее состояние здания, и площадь классных помещений являются неудовлетворительными. В перестроечной эйфории — 1987 год — заложили новое крыло, которое должно было соединиться со старым и образовать единый комплекс. План был просто грандиозным: зимний сад, бассейн и тому подобное. Энтузиазма вместе с деньгами хватило на фундамент, часть стен и часть потолка. Глубоко символично. Не так ли?

Последний раз строителей здесь видели, по разным свидетельствам 3 — 5 лет назад.

Размах новостройки действительно немалый — крыло намного больше чем существующие помещения. И замысел как будто также неплохим был. Правда, относительно целесообразности такого замысла у многих есть сомнения. Так, нынешний сельский председатель Галина Александровна Скрипник ставит логический вопрос: зачем в селе, где есть несколько школ, а рождаемость намного меньше смертности, было ставить такую громадину? Кстати, в прошлом 2002 году в Шевченково родилось 12 детей, а умерло 50 человек...

Основная же проблема сельской школы состоит в том, что после того, как вплотную к старому помещению пристроили новые стены, оно (действующее старое помещение) постепенно становится абсолютно непригодным для занятий. Во-первых, значительная часть кабинетов осталась без прямого солнечного света, а это обусловливает и температурный режим, и психологический климат. Во-вторых, — и это еще более проблематично — вода, которая стекает с новостройки, бежит по старым стенам. Стык между домами находится в весьма плачевном состоянии. Стены увлажняются и покрываются плесенью. В результате, санстанция, в частности, полностью запретила проводить занятия в кабинете биологии. Бывшем кабинете биологии, потому что сегодня в этой школе уже нет специализированных классов — учатся где придется. Во время пребывания автора материала в Шевченково, на стенах висел вмерзший в кирпич лед.

Кстати, о кирпиче стоит поговорить отдельно. Дело в том, что состояние и внешний вид стен трудно описать. Они просто крошатся и опадают, как листва осенью. Это немножко напоминает стену Арсенала в Киеве, но она осыпалась под пулями и, наконец, еще имеет очень приличный вид для своего возраста. Школьные же стены за эту пару лет, когда к ним никто не касался, обрели ужасный вид. Местные мужики говорят, что по проекту должны класть кирпич марки-50. А положили 25-ку из местного Звенигородского завода. Впрочем, приближенные к власти отвергают эту информацию. Очевидно, весомое слово должно быть за профессиональной и независимой комиссией.

ГИГАНТОМАНИЯ

Последняя комиссия была здесь в июне 2002 года. После осмотра сказали: «Да». Это значит, что новое (?) помещение можно достраивать. Отсюда вытекает, что находится оно в удовлетворительном техническом состоянии. Только вот дети почему-то боятся бегать по этой «стройке». Школьные учителя также категорически запрещают им туда ходить. Все школьники подписывают бумагу об ознакомлении с правилами техники безопасности... Понятно, что бегают. Покурить, например. И лазят вечерами на стрелу брошенного ПМК крана. Такое нам тихо рассказали.

Ходить по этой «новостройке» страшновато. Мало того, что стены крошатся, — проблема и в перекрытиях. Это железобетонные плиты весом от 2,5 до 5 тонн. Лежат они на этих же стенах. А местами на кирпичных столбах, которые из квадратных превратились в круглые — так сильно осыпались. И вот когда идешь по коридору, а у тебя над головой висит, например, три тысячи килограммов бетона, разные мысли в голову приходят...

По словам Галины Скрипник, ежегодно областной бюджет выделяет 100 — 150 тысяч гривен «на ремонт». Фактически, ничего из этих виртуальных средств не выделяется. На этот год также выделили 100 тысяч. С одной стороны, власть можно понять, потому что таких объектов в области, хоть пруд пруди, с другой — село то Шевченково... Но главное — пассивность может привести к трагедиям. Например, если упадет плита, а внизу в это время кто-то будет... О консервации также речь не идет.

Мне менее всего хочется напугать кого-то. Но никаких фантазий в стиле «хоррор» здесь также нет. Стоит съездить в соседние Моринцы, где также строили новую школу. Слава Богу, не вплотную, а на чистом поле. Ее масштабы — несколько футбольных полей. А Моринцы, в отличие от Шевченково, совсем маленькое село. Заложили школу на рубеже 80 — 90-х. Последний раз строили в 1996 году. Невероятный размах поражает издалека. Вблизи еще больше, потому что здесь уже произошли настоящие завалы. Те же тяжеленные плиты уже упали на землю. Слава Богу, говорят, никто не пострадал. В нескольких других местах блоки висят почти в воздухе — например, на трех выщербленных кирпичах держится перегородка, которая в свою очередь несет на себе три (!) огромные плиты. Чтобы пройти далее по коридору, пришлось выскакивать в одно окно и залезать в другое... Фактически ничей кирпич потихоньку растаскивают местные. Осуждать их за это язык не поворачивается. Египтяне пирамиды разбирают... Кстати, в Шевченково охранника на стройке также нет. Не думали гигантоманские проектировщики и об отоплении такого космодрома — газа в родном селе Тараса Григорьевича нет.

КАЖДЫЙ ТРЕТИЙ РЕБЕНОК ИМЕЕТ НЕРАБОТАЮЩИХ РОДИТЕЛЕЙ И СТАНОВИТСЯ СТУДЕНТОМ ВУЗА

В Шевченково топят углем, который выделяет районо. Иногда его не хватает и тогда в классах становится холодно. Теплая куртка с капюшоном — как раз то, что нужно ученику. Однако это не мешает поддерживать порядок — в тех классах, где нет сырости, очень уютно и симпатично: книги, цветы, много методических материалов. В коридорах картины и скульптуры.

В прошлом году ученики села Шевченково сидели в коридорах, потому что не хватает классных помещений. Часть детей перевели в детский садик «Тарасик» — там учатся подготовительные группы. У садика также есть свои проблемы и вместо гипотетических 50 — 60-ти учеников там учится намного меньшая сезонная группа.

Как рассказала «Дню» заместитель директора по учебной работе Лидия Васильевна Степаненко, в школе сегодня учится 296 учеников плюс подготовительный класс из 16 человек. Есть классы по 18 человек, а есть и по 30. Ставка сельского учителя — 170 — 180 гривен. Если ты проработал 35 лет, «чистыми» получишь аж 210 гривен. Интересно, из тех кто руководит этими людьми, мог ли бы кто прожить на эту сумму? Всего неделю...

Зная о проблемах сельских библиотек, мы поставили и этот вопрос. Но здесь как раз все хорошо: в Шевченково есть... пять библиотек. Это школьная, сельскохозяйственного колледжа, специализированной школы искусств, музея Т. Шевченко и сельская при Доме культуры. Говорят, когда-то очень помогал столичный Университет Шевченко. Школьной сейчас, в меру сил, помогает местный музей, Лига украинских меценатов и отдельные гости. В каждой из библиотек есть книга «Украина- Incognita», подаренная «Днем».

Среди учеников шевченковской общеобразовательной школы у каждого третьего ребенка неработающие родители — таких в школе 102. Есть в школе и дальние родственники Тараса Григорьевича. Обычная сельская школа, кстати, в прошлом году выпустила четыре медалиста. Выпускной класс состоял всего из 19 человек. О качестве знаний и действительности наград свидетельствует красноречивый факт вступления в вузы — шесть выпускников стали студентами.

Параллельная жизнь продолжается. Талантливые дети и самоотверженные учителя делают свое тихое дело — государственные руководители свое громкое. Кто победит?

Игорь ОСТРОВСКИЙ, фото Николая ЛАЗАРЕНКО, «День». Киев — Шевченково — Моринцы — Киев
Газета: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ