Три страшные враги украинского возрождения - Москва, украинский провинциализм и комплекс Кочубеевщины.
Юрий Шевелев, украинский языковед, историк литературы

Программа для оптимистов

Сегодня немецкие консультанты представляют свой рецепт для больной украинской экономики
25 ноября, 1999 - 00:00

Если мы посмотрим на ход и результаты реформ практически во всех постсоциалистических странах, то оказывается, что историю реформ всегда можно разделить на два периода — короткий период особой политики, как называет его польский реформатор Лешек Бальцерович, когда во время широко открытого «окна возможностей» осуществляется собственно системная трансформация, и период нормальной политики, когда это «окно» более или менее закрывается, и идут реформы. Просто реформы уже после системной трансформации.

В украинской истории тоже как будто такие периоды были. Первый — в октябре 1994 года Президент Кучма, опираясь на финансовую поддержку международного сообщества, объявил курс рыночной трансформации. Второй — начиная с 1995 года, когда была провозглашена первая «коррекция» реформ.

ОЖИДАНИЕ ЗАТЯГИВАЕТСЯ

Как бы ни оценивали украинскую трансформацию ее критики, совершенно очевидно, что сейчас экономика нуждается в оздоровлении точно так же, как и 10, и 5 лет назад. Но откроется ли «окно возможностей» для Украины сегодня? На этот вопрос однозначного ответа пока нет.

Препятствия на пути системной трансформации во многом сводятся к проблеме легитимности прошлого — «девальвация» легитимности обычно cледует за глубоким кризисом системы. Тогда реально можно надеяться на осуждение прошлой жизни и появление нового соотношения между конформизмом и нонконформизмом в политической структуре, то есть на принципиальное изменение в пользу нонконформизма, когда силы, стремящиеся к изменению статус-кво, преобладают над теми, которых устраивает его сохранение.

Естественно, «окно возможностей» может открыться не один раз. Оно может открываться два раза, наверное, может и больше. Правда, ход реформ во многом задается в прошлом. Как будет оценено прошлое, какие проблемы будут названы главными, как и о чем, смогут договориться победители и побежденные — по поводу этих ключевых тем будет вестись дискуссия во время выяснения, чем заполнить «окно возможностей», если оно все-таки приоткроется.

«РЫВОК В РЫНОЧНУЮ ЭКОНОМИКУ» — 2

Одним из первых вариантов «радикализации» рыночных реформ в Украине стали проекты программ западных консультантов. Ранее «День» представил точку зрения экспертов Гарвардского института международного развития. На очереди — программа, подготовленная Немецкой консультативной группой по вопросам экономики при правительстве Украины.

Нужно отметить, что упомянутая программа представляет собой очень подробный анализ причин нынешнего состояния экономики и содержит достаточно реалистичный (с оговорками, о которых ниже) план решения многих накопившихся проблем. В частности, программа исходит из того, что в Украине господствует противоположная рыночной система: все рыночные условия установлены так, что каждый, кто действует экономично и рационально, действует не в интересах всего общества.

Из наиболее слабых мест украинской экономики, на которых должно быть сосредоточено внимание реформаторов в следующие 1000 дней, называются такие.

Во-первых, замедленная реструктуризация и отсутствие рыночных отношений на уровне предприятий, особенно недостаток использования закона о банкротстве и отсутствие эффективного контроля над собственностью; из этого вытекает недостаточная конкурентоспособность на международных рынках.

Во-вторых, значительное влияние государства на экономическую деятельность, особенно предоставление государством больших дотаций и субсидий при одновременном проведении экономической и налоговой политики, которые характеризуются противоречивым характером и препятствуют росту производительности; вследствие этого возникают преграды на пути создания деловой атмосферы, которая способствовала бы притоку инвестиций.

В-третьих, значительный уровень регулирования в энергетическом и сельскохозяйственном секторах, который играет ключевую роль в оздоровлении всей экономики; вследствие этого данные сектора превратились в самый большой потенциал убытков в Украине.

В-четвертых, полная перегрузка государственного бюджета и вытеснение представителей частной экономики с отечественных рынков капитала; это, в свою очередь, ведет к росту уровней процентных ставок.

В-пятых, использование взятых в долг денег на потребление вместо инвестиций; вследствие этого правительство теряет доверие к себе и кредитоспособность, ему угрожает неплатежеспособность; частично такая неплатежеспособность является реальностью.

Затем Немецкая консультативная группа называет 10 принципов, без реализации которых украинская экономика не сможет выздороветь. Среди них — предупреждение о том, что рыночные силы нельзя продолжать ослаблять. «Государственные интервенции следует прекратить, необходимо резко сократить государственные материально-технические поставки и государственные указания относительно того, кому и что поставлять», — пишется в программе. И далее: «Во всех отраслях следует создать условия для конкуренции: нужно ликвидировать монополии или, по крайней мере, подчинить их государственному регулированию. Собственность должна получить возможность направлять экономическую деятельность: следует укрепить права собственности, необходимо сделать возможным привлечение к ответственности участников рынка за их действия. Следует более широко внедрять материальную ответственность (реализация закона о банкротстве). Правопорядок должен стать более целостным и последовательным. Следует повысить доверие к государству и последовательно проводить борьбу с коррупцией. Реформы должны постоянно сопровождаться социальными мерами, которые смягчат их последствия. Необходимо предотвратить неплатежеспособность государства, которая угрожает в марте 2000 года: сделать это можно благодаря стабилизации бюджетной ситуации и кардинальной бюджетной реформе. Необходимо обеспечить стабильность национальной валюты: денежная политика и политика обменного курса должны быть адаптированы к уровню реформ. К процессу трансформации следует привлечь все силы. Нельзя, чтобы они действовали в разных направлениях. Для этого необходима масштабная реформа правительства и системы управления».

Наша слабость — в слабости нашего оптимизма.

Познакомившись (см. Краткое содержание) со всем этим, прогрессивно мыслящий читатель не может не обрадоваться и не огорчиться одновременно: «Неужели «это» можно реализовать в Украине?» А ведь, согласно прогнозу немецких советников, без исполнения хотя бы «этого» страну ожидают очень сложные времена.

Еще одно удивление, правда, следующее из процесса чтения программы (а не ее изложения в настоящей публикации), касается вопроса о лицах (как системе власти в лицах), которым адресована программа. Насколько можно судить по прошлой деятельности немецких консультантов, те или иные «отрывки» представленной программы подаются на первые в государстве «столы» уже 5 лет. Но, очевидно, такова жизнь, что «презумпция невиновности» составляет неотъемлемую черту советов из заграницы.

По мнению российского экономиста В. Мау, «сила и слабость советника — в ограниченности сферы его профессиональных знаний и интеллектуального опыта». Политик же принимает решение, исходя из неизмеримо большего набора факторов, среди которых на первом месте находятся отнюдь не соображения теории и истории, а конкретный баланс социальных сил и групп интересов, решение конкретных (увы, нередко сиюминутных) политических задач. Кстати, по этой причине, как мне кажется, большинство из опрошенных мною украинских экономистов высказали мнение, что ни немецкая, ни американская программы не имеют шансов на реализацию «в неизменном виде». Тогда как у никому не известной программы, которая в эти дни ваяется в Пуще- Озерной группой официальных экономистов, шансов быть принятой (но не обязательно выполненной) гораздо больше.

Мне также напомнили, что рекомендации советников могут восприниматься политиками положительно лишь при двух обстоятельствах. Во-первых, когда советы банальны и очевидны. И, во-вторых, когда выдвигаемые предложения соответствуют складывающемуся балансу политических и экономических сил. «Политика — это искусство возможного», — это главное правило поведения политика непосредственно проецируется и на его возможность (даже способность) воспринимать те или иные советы. Нужна ли нашим политикам «возможность» сделаться богаче еще кого-то, я не уверена.

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ ПРОГРАММЫ «СЛЕДУЮЩИЕ 1000 ДНЕЙ: МЕРОПРИЯТИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ ДЛЯ УКРАИНЫ»

— Создание здорового предпринимательского сектора: выход с рынка — банкротство, вход на рынок — основание новых предприятий, ликвидация дотаций и субсидий, прозрачность, управление государственными корпоративными правами, приватизация, создание «институтов».

— Решение проблемы взаимной задолженности, жесткие бюджетные ограничения, прекращение немонетарных коммерческих операций, которые проводятся государством.

— Инвестиции и финансирование: эффективное самофинансирование.

— Укрепление прав собственности и форсированная приватизация, снижение реальных процентных ставок, реформа банковского сектора, «сигналы» для иностранных инвесторов, стабилизация ожиданий, улучшение инфраструктуры. — Интеграция в мировую экономику: открытость и прозрачность, стабилизация правовых условий, нецелесообразность интеграции с российской экономикой.

— Отраслевые планы действий в сельском хозяйстве и энергетике.

— Решение бюджетных проблем: ликвидация задолженности по платежам, сокращение государственных расходов, расширение базы налогообложения и завершение налоговой реформы.

— Решение проблемы государственных долгов по размеру и потокам.

— Обеспечение стабильности национальной валюты: определение нового равновесия с помощью коротких периодов свободного обменного курса, ограничение Нацбанком колебаний курса, начало структурных реформ, сохранение ограничительной денежной политики, внедрение системы обменного курса со сменной привязкой».

— Институциональные и административные реформы: обеспечение функционирования рынков, реформа правительственной администрации, усиление роли Счетной палаты, правовая реформа, обеспечение переговоров об общественном консенсусе, обеспечение стабильности денег на основе независимости Национального банка.

Ирина КЛИМЕНКО, «День»
Газета: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ