Надо понять, что бросить работу для родного края и пойти на работу к его угнетателям - не есть только обычная смена убеждений, а есть настоящая полная измена.
Борис Гринченко, украинский писатель, педагог, лексикограф, литературовед, этнограф, историк, публицист, общественно-культурный деятель

Старейший динамовец Украины Александр ТРОФИМОВ: «Я любил чувство победы»

30 апреля, 1999 - 00:00

В 1932 году за ним приехали люди в кожанках. Из ГПУ. И прямо от станка забрали... в «Динамо». В 33-м на матче в Москве на его правую ногу нечаянно прыгнул Виктор Дубинин (кстати, потом он стал лучшим московским другом Трофимова). Из- за трещины щиколотки пришлось расстаться с футболом. Но не со спортивным обществом. Позже победами заслуженного тренера СССР по водным видам спорта станут победы его воспитанников.

Недавно Александру Сергеевичу исполнилось 86 лет. Он решил одержать еще одну победу: пожить в ХХI столетии.

Его детство и юность прошли на Трухановом острове. В городке речников и водников, который в 43-м сожгли фашисты и который для Киева стал уже историей. Все мальчишки-островитяне хорошо плавали и гребли. И очень любили футбол. В 13 лет Саша Трофимов играл за команду «Райкомвод». После ФЗУ по настоянию мамы окончил рабфак. Ее заветной мечтой было, чтобы сын выучился и на работе ходил не в замусоленной мазутом одежде (как большинство на острове), а в приличном костюме. Саша подумывал поступать в Киевский политехнический. А пока работал слесарем-механиком на Втором затоне — нынче это Киевский судостроительно-судоремонтный завод.

Весна 32-го. На заводе горячая пора — навигация. Время голодное. Директор, замечательный хозяйственник (во время войны он был таким же замечательным партизаном), организовал в Броварах свою бригаду по выращиванию кроликов, потом — свиней. В заводской столовой средненьким работникам подавали на обед суп да кашу, а ударникам к каше прилагалось мясо из супа. Юные футболисты тоже хорошо работали, их все любили.

Сашу Трофимова, Колю Насевича и Колю Махиня вызвали прямо из столовой: «Зайдите к директору». Там — трое чужих. В кожанках. Посадили в машину, повезли на Печерск. «Будете играть в футбол», — говорит комиссар. Юноши сопротивляются: «Не можем, сейчас навигация, мы — ударники труда». «Вы будете защищать честь Родины в спорте», — сказали им.

— Коля уже подал заявление в военное училище, — рассказывает Александр Сергеевич, — его отпустили. После войны он стал генералом. Я же накрепко связал свою жизнь с «Динамо».

Саша Трофимов хорошо бегал и прыгал (на Всесоюзном пионерском слете занял 2-е место на стометровке и 3-е по прыжкам в длину), играл в волейбол, баскетбол, боролся и хорошо плавал. После травмы на футболе в Москве хотел уйти из «Динамо» и поступать в политех. Не отпустили: юноша обладал замечательной для спортсмена чертой — волей к победе.

В «Райкомводе» тренером работал Василий Фурманюк. Его дядя сделал первую в Киеве спасательную станцию. Один из трех братьев Фурманюков был директором Большого театра в Москве. В 37-м его арестовали...

Василий Филимонович решил переориентировать Трофимова на водные виды спорта. Сказал: «Надо немножко поработать. Почитай литературу и приходи, будем тренироваться». Александр начал плавать, играть в водное поло. В то время в Харькове в Институте физкультуры и спорта открывался факультет по подготовке тренеров. Трофимова послали на учебу. В институте он познакомился со своей Надеждой — единственной любовью на всю жизнь. Она тоже занималась плаванием. Через четыре года вместе с женой Александр вернулся на Труханов остров. На бывшей даче судовладельца Марголиса построили водную станцию с 10-метровкой и двумя бассейнами — для плавания и водного поло. Она была лучшей в СССР, здесь проводились союзные и международные соревнования.

— Я стал тренером, — рассказывает Александр Сергеевич. — Мне нравилось учить правильно плавать. Из Винницы приехала Мария Гавриш, будущая призерка международных соревнований. Тренировалась Людмила Абросимова, чемпионка Союза. Она — брассистка, а ее муж Саша Принц был футболистом «Динамо». Юрий Храновский сначала занимался велосипедом, потом стал хорошим пловцом-разрядником.

Июнь 41-го. Трофимов находится на военных сборах войск НКВД и пограничников под Броварами. 21-е число. Последний день. Александру присвоено звание лейтенанта. Офицерский ужин, «генеральские сто грамм». Сказали ложиться спать, а утром автобус отвезет в Киев. В четыре утра тревога: война... Привезли в полк на Подоле. Командир сказал: «Ребята, сейчас вас оденем и никуда уже не побежите. На несколько часов отпустим только киевлян». Трофимов получил должность заместителя начальника штаба (грамотный был). Первое задание: искать шпионов, которых фашисты сбрасывали с самолетов на парашютах, а также тех, кого забросили в город раньше.

Потом 17 офицеров из Киева отправили на защиту Москвы. Калининские леса. Канун 1942 года. Затишье. Лишь изредка фашисты бросают бомбы. В штаб батальона передали: наша разведка вышла на задание. Трофимов садится в машину, едет посмотреть, как группа пройдет. Разведчики уже перешли «мертвую линию» — глухими тропинками их вывел местный дед. И тут ка-а- к бахнет в двух шагах от Александра. Изо рта вынесло все зубы. Ногу выворотило из сустава... В медсанбат его несли ребята на руках.

— А там вовсю готовятся к Новому году, — вспоминает Александр Сергеевич. — Военврач-майор зовет санитара: «Готовь стол к операции. Отрежем выше колена». А мне так жалко стало свою ногу. Всего ведь 29 лет — куда я потом с культей? Говорю: «Не дам. Лучше умру вместе с ногой». Майор машет рукой: «Срочно машину и — в госпиталь. Раненый психует, пусть там решают». Госпиталь в 50 километрах. Привезли. Там тоже готовятся к празднику. На счастье, дежурила женщина. Армянка. И ласково мне: «Голубчик, ты откуда?» — «Из Киева, доктор». — «О, там до войны жила моя дочь с мужем. Она влюблена в этот город. И я очень люблю Киев. Давай-ка попробуем спасти твою ногу». Позвала санитаров. У одного во-о-т такие плечи, такие ручищи. Двое держали меня под руки, врач руководила, а здоровенный вправил сустав. В общем, вытянули мне ногу. После войны я долго искал свою спасительницу. Не нашел...

Полк, в котором служил Трофимов, взял Кенигсберг, потом двинулся на восток. Войну Александр Сергеевич закончил в Манчжурии. С тремя орденами и 18 боевыми медалями. В звании подполковника. Его хотели оставить начальником штаба погранотряда. Но динамовцы пригласили к себе ответственным секретарем Украинского совета общества. В 1954 году он был назначен начальником футбольной команды «Динамо» (Киев). Тогда он ввел новшество:

— Чтобы болельщики не спаивали наших игроков, после матча, независимо от того, выиграли или проиграли, мы все вместе едем не домой, а в Пущу-Водицу. Там дом отдыха МВД, и нам предоставляли место для подготовки и отдыха.

В 1970 году он ушел на пенсию. В музее общества «Динамо» есть посвященная ему экспозиция. Александр Трофимов — почетный динамовец СССР и Украины. Три года назад за большие заслуги в спорте он получил именную стипендию от Президента Украины.

Судьба подарила этому человеку интересную жизнь, личное счастье, дочь и сына, двух внучек. Рядом с ним всегда была Надежда. Старшая сестра. Жена. Теперь это имя носит внучка. Есть у Трофимова еще одна надежда. Александр Сергеевич очень надеется, что киевляне уважат память славной истории Труханова острова, давшего Украине и Героев Советского Союза, и известных партизан, и ученых, и артистов, и спортсменов. Как и общество «Динамо», Труханов остров заслуживает своего дома-музея и внимания потомков.

Ванда КОВАЛЬСКАЯ, «День»
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments