Пусть мысли, заключенные в книгах, будут твоим основным капиталом, а мысли, которые возникнут у тебя самого - процентами с него.
Фома Аквинский, теолог, святой католической церкви

Януш ОНИШКЕВИЧ: «Я уверен в украинском народе»

Вице-спикер Европарламента о выборах и политреформе
3 февраля, 2006 - 20:01

Интерес к украинским выборам за границей все возрастает. Западные политики и эксперты обеспокоены тем, как будет развиваться государство после выборов, какой будет внешняя политика новой правительственной коалиции. Следует признать, что иногда шаги отечественных политиков представляются не до конца понятными и украинской аудитории. На этой неделе попробовали разобраться в «дебрях» политической жизни Украины представители Европарламента. Перед ними выступили два представителя нашего политикума: от власти — министр иностранных дел Борис Тарасюк, от нынешней «оппозиции», которая стремится вернуться к власти и заявляет, что хочет помириться с Президентом, — Юлия Тимошенко. Своими впечатлениями от услышанного и взглядами на украинские перспективы с «Днем» поделился вице-президент Европарламента, бывший министр обороны Польши, уроженец Львова Януш ОНИШКЕВИЧ.

— Услышали ли вы от Юлии Тимошенко то, что хотели услышать?

— В целом это была хорошая презентация. Теперь я с большим оптимизмом смотрю на перспективы Украины после выборов. Приятно было услышать от Юлии Тимошенко обязательства возобновить коалицию оранжевой революции. Она четко сказала, что никогда не будет рассматривать возможность формирования коалиции с Януковичем. Слава Богу, мы также услышали от пани Тимошенко четкую декларацию, что она искренне поддерживает прозападную ориентацию, безоговорочно поддерживает путь Украины к членству в Европейском Союзе. Я был очень доволен, поскольку, судя из различных комментариев в СМИ, до сих пор было не очень понятно, какова позиция пани Тимошенко по этому вопросу. Что еще было важным, но не слишком убедительным, это ее преданность рыночным механизмам, хоть и не безоговорочная: она заявила, что нужно принимать во внимание особенности современной ситуации в Украине. Когда я спросил у нее, как же быть с разногласиями между ней и Президентом Ющенко относительно масштабов реприватизации, она отнесла все подобные вопросы к компетенции украинских судов. Хотя мне бы хотелось, чтобы она четко сказала, что программа правительства, в котором она примет участие, будет такой, что иностранные инвесторы не будут чувствовать себя неуверенно.

— В последнее время появились предположения, что Виктор Янукович, также приглашенный выступить в Европарламенте, может и не приехать в Брюссель. Вам что-нибудь известно по этому вопросу?

— Мне не известны подробности переговоров с Януковичем.

В первую очередь я хотел бы отметить, что вообще-то Европейский парламент не имеет практики приглашения ведущих оппозиционных политиков из других стран, чтобы они представили свои взгляды на заседании комитета по внешним делам. В отношениях Европарламента с Украиной было сделано исключение. Хотя оно не уникально: на днях мы принимали господина Милинкевича — кандидата в президенты от белорусской оппозиции. Конечно же, к счастью Украина — не Беларусь... Я просто веду к тому, что подобные приглашения — это не повседневное дело. Насколько я понимаю, никогда речь не шла о том, чтобы пан Янукович и пани Тимошенко выступали под одной крышей, в один день, поэтому я надеюсь, что лидер Партии регионов все же приедет и расскажет нам, как он видит будущее Украины.

— При каких условиях, по вашему мнению, переход от президентско-парламентской к парламентско-президентской республике в Украине будет спокойным и таким, что действительно принесет пользу государству?

— В Европе существуют различные политические модели, и все они являются на сто процентов демократическими. Существует французская модель, где президент является де-факто главой правительства, а премьер- министр — вторым человеком в государстве. Президент персонально занимается всеми вопросами, связанными с международными отношениями, безопасностью и тому подобное. С другой стороны, существует британская модель, где роль парламента является абсолютно всеохватывающей. Что безусловно было тревожным на протяжении последнего периода в Украине, так это то, что администрация президента скопировала правительственную структуру. Наверное, для переходного периода это было важно, но привело к нехватке ясности, кто за что отвечает. Я лично больше поддерживаю парламентскую, а не президентскую систему. Поэтому думаю, что Украина движется в правильном направлении.

— Вы думаете, что наш новый парламент после выборов будет достаточно квалифицированным, стабильным и ответственным для того, чтобы получить полномочия, которые предоставляет ему конституционная реформа?

— Я надеюсь, что украинцы еще раз докажут политическую зрелость, которую они уже доказали во время оранжевой революции, и система будет работать. Посмотрим, но я уверен в украинском народе, поэтому смотрю в будущее довольно оптимистично.

— Среди оценок первого года президентства Виктора Ющенко звучит много критики. В частности, говорят о не полностью использованных внешнеполитических шансах, инвестиционном потенциале страны. По вашему мнению, каковы главные достижения и просчеты первого года правления Ющенко?

— Начну с позитивной части. В первую очередь, я думаю, что в результате оранжевой революции и изменений в киевском президентском дворце мы в Европейском Союзе имеем намного больше ясности относительно главного направления украинской внешней политики. Раньше это было не очень понятно, потому что президент Кучма с одной стороны декларировал ориентацию на ЕС, а с другой — подписывал все эти соглашения с Россией, которые безусловно противоречили предыдущим декларациям. Сейчас у нас есть ясность. Что еще является очень важным, по моему мнению, во внешней политике Украины, это не только общее устремление, а и практические шаги, например, относительно проблемы территориальной целостности Молдовы. Также довольно неплохо выглядит перспектива динамизации ГУАМ — группы, которая может стать очень важным элементом стабилизации в регионе и более плодотворного экономического и политического сотрудничества. Есть много хороших дел, и, наверное, в первую очередь я должен назвать настоящую свободу масс-медиа, свободу слова, демонстраций и тому подобное — все, что задавливалось во время предыдущего режима.

Что разочаровывает? В первую очередь распад революционной команды. Кроме того, я бы сказал, отсутствие последовательности экономических реформ, всеохватывающего видения этих реформ. Огорчили определенные популистские тенденции, которые особенно проявились в период премьерства пани Тимошенко. Конечно, мы хотели бы видеть окончательное раскрытие дела Гонгадзе. Однако в общем Украина — не то государство, которым она была раньше, скажем, в 2004 году. Я уверен, что она будет продвигаться в правильном направлении.

К сожалению, парламентские выборы — не время для продолжения реформ и формирования стойких коалиций. Это время иногда не очень конструктивной риторики, соперничества и тому подобное. Думаю, отчасти недостаточное количество определенных смелых шагов в реформировании страны, экономики, может быть списано на этот несчастливый политический календарь с выборами на горизонте.

— Существуют опасения, что нынешние конфликты Украины с Россией могут помешать нашим отношениям с Западом, в частности интеграции в НАТО, ведь Альянс может побояться развивать отношения с государством, конфликтующим с такой силой, как Россия. Кроме того, среди западноевропейских стран существует мощное пророссийское лобби...

— Главное препятствие на пути к членству Украины в НАТО — это недостаточное понимание в украинском обществе того, чем на самом деле является НАТО. Поэтому и общественная поддержка вступления в Альянс в Украине является относительно низкой. Мы действительно надеемся, что это изменится. Я абсолютно уверен, что проблемы, которые у вас существуют с Россией, — не той природы, чтобы помешать вашему членству в НАТО. Но я надеюсь, что эти проблемы будут сняты. Если вы будете в НАТО, то сможете продолжать переговоры с Россией на абсолютно равных позициях как страна, должным образом укрепившаяся в серьезной трансатлантической институции.

— Чего нам ожидать в ближайшем будущем от Европейского Союза? Какими вы видите перспективы упрощения визового режима, создания зоны свободной торговли между Украиной и ЕС?

— Боюсь, что упрощение визового режима не зайдет очень далеко. Известно, с какой критикой столкнулся бывший министр иностранных дел Германии Йошка Фишер, когда попробовал пойти на такое упрощение. Принимая во внимание это, думаю, будет определенное формальное упрощение, сокращение бюрократических процедур, но сама суть условий предоставления виз, наверное, не изменится. Меня тревожит проблема, касающаяся Польши, сейчас она не является острой, но спустя несколько лет станет очень серьезной: когда мы войдем в Шенгенское соглашение, наш визовый режим с Украиной придется менять. Я думаю, мы должны попробовать даже в рамках Шенгена хотя бы плату за визы для украинцев если не отменить вообще, то существенно уменьшить. Такой шаг потребует от нас значительных усилий, и я надеюсь, что нас поддержат другие страны.

С зоной свободной торговли придется подождать до тех пор, пока Украина наконец станет членом ВТО, а также будут выполнены другие условия. Конечно, мы хотели бы иметь хотя бы некоторое упрощение торговых барьеров между Украиной и Европейским Союзом, но, к сожалению, в ЕС есть большие игроки, которые хотят защищать свои национальные интересы. Вопрос поставлен на повестку дня, я надеюсь, что мы быстро будем двигаться в этом направлении, но определенное время на это потребуется.

Варвара ЖЛУКТЕНКО, «День»
Газета: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ