Царство свободы приобретается также сильным принуждением самого себя.
Михаил Грушевский, украинский историк, общественный и политический деятель

Протезы Маресьева и ляжки Собчак

29 апреля, 1996 - 17:53

Уже замечено, что у многих депутатов от «Народной самообороны», словами гоголевского Хлестакова, «легкость в мыслях необычная». Причем и в высказываниях, и в действиях. Тон задает сам лидер — Юрий Луценко, который имеет богатый жизненный опыт того, что продвинутая молодежь еще в 80-х годах называла «стебом». Как-то Луценко похвастался журналистам, как он «стебался» еще в советские времена: с компанией друзей заходили в загс и требовали зарегистрировать однополый брак, доводя до предынфарктного состояния степенных жриц советского Гименея. Ну, справедливости ради стоит отметить, что Луценко имеет роскошь позволять себе подобные шуточки. С другими за такую выходку поступили бы безо всяких церемоний: вызванный милицейский наряд охотно бы «женил» заявленных нетрадиционалов, посадив их в камеру с уркаганами, которые бы, мягко говоря, и провели бы свадебную церемонию... Но господин Луценко был не каким-то рядовым представителем советской молодежи, а представителем «золотой молодежи», когда отцовская должность секретаря обкома единой правящей — Коммунистической — партии ограждала от неприятностей за выходки, которые, опять-таки, в случае других, могли потянуть на обвинение в «антисоветчине».

Вот откуда «стеб» «народносамооборонцев» перекочевал в украинский парламент и политический дискурс в целом. Не отстают от лидера и однопартийцы. Так, депутат Кирилл Куликов в желании «постебаться» над Виктором Януковичем заявляет в интервью следующее (цитирую языком оригинала): «...он, как Маресьев, все равно летает! Его сбивают, ноги эму ампутируют, а он все равно летает — с протезами вместо ног!.. Сколько фашистский агрессор его не сбивает, а он все равно взлетает! Вот за это я к нему проникаюсь уважением...» («Главред», 14.04.09).

Кощунство? Глупость? Однозначно, да. Впрочем, стоит проанализировать не столько «легкость в мыслях» господина Куликова, сколько причины и последствия того, что такое, простите за категоричность, обплевывание могил легитимизовалось и стало допустимым даже в официальном дискурсе. По моему убеждению, оно оттуда же — из «стёба» 80-х годов, как ответа на советский официоз, который на то время достиг полного идиотизма, стараниями придворных борзописцев приписывая заслугу Великой Победы одному немощному генсеку — «дорогому Леониду Ильичу». Тем временем, толпа, чьи антисоветские настроения подпитывала отнюдь не западная пропаганда, а отсутствие колбасы на прилавках, сгоняла злость за свои недовольные амбиции потребления на ветеранах из-за таблички с надписями «для ветеранов ВОВ». И победители привыкали к выкрикам из этой толпы: «Да когда вы уже все подохнете!» Горбачевская перестройка открыла шлюзы для разоблачения лицемерия и исторических «белых пятен», но вместе с грязной водой слили и ребенка. Говорить о Великой Победе, употреблять само название «Великая Отечественная война» стало моветоном. Если уж и писать о войне, то только о неоправданных огромных потерях («завалили противника трупами»), об «оккупации Восточной Европы» (здесь, припоминается, разительно слились в единодушии Владимир Жириновский и академик Дмитрий Лихачев), о фанатизме, а не героизме («Зоя Космодемьянская на самом деле была обычной террористкой»). Довел до логического конца дело Голливуд: как искренне написал один американский историк, «американский солдат Раян заменил россиянина, украинца, белоруса Ивана, который, на самом деле, победил нацизм». Свято место пусто не бывает, тем более сегодня, когда подтверждаются слова Дж. Оруэлла, написанные еще 60 лет назад: «Тот, кто управляет прошлым, управляет и будущим». Вспомните, как, объявив о решающей роли США в победе над нацизмом, отмечая 60-летие высадки войск в Нормандии, усадив российского президента В. Путина рядом с немецким канцлером и считая ненужным приглашать на церемонию лидеров других постсоветских стран, президент Дж. Буш говорил о моральном праве напасть на Ирак. А может, и правильно, что не приглашал украинских высоких лиц? Год назад уже упомянутый Луценко и Балога спорили, как следует толковать слова Президента о «Сталинграде, который получит Тимошенко в результате выборов киевского мэра». Что тут скажешь? Разве что: чума на оба ваши дома! И ожидать обещанного очищения от, как любит высказываться набожный Ющенко, «скверны», в этом случае даже не словоблудия, а святотатства.

Украинский медиа-дискурс и здесь оказался вторичным, слепо и тупо переняв эту либеральную моду из России, выдвинув целую кучу «резунистов» — почитателей, зачастую с просто сектантским упорством, произведений перебежчика Резуна с амбициозным псевдо «Суворов». Стоит отметить, что в России «чернуха» уже встречает сопротивление. И не стараниями Кремля. Правительство как раз дает деньги на производство, например, сериала «Застава Жилина» и подобной «чернухе», в то же время, известный режиссер В. Меньшов громко покинул пышную церемонию в знак протеста против вручения главного приза фильму «Сволочи», откровенно лживой истории будто бы «о суровой правде войны».

Понятно, что это право любого помечтать и написать сочинение на тему «Если бы я был маршалом Жуковым...» Но самое позорное, что в этой чесотке авторы насмехаются над реальными героями. Тем же Маресьевым. В программе под красноречивым названием «Цена победы» либеральной радиостанции «Эхо Москвы» «эксперты» Фельгенгауэр и упомянутый уже Резун-Суворов говорят о Маресьеве так: «идол советской армии»... «миф советского государства.».. «сверхчеловек, имевший мало общего с реальным человеком» и т.д. И при этом — ни одного доказательства в пользу развенчивания «мифа». Ну, это традиционный метод «резунистов»: поставить клеймо, не доставляя себе труда приводить аргументы. Или же просто закрыть глаза на уже известное. Чтобы узнать, как родился, по выражению «резунистов», «миф о Маресьеве», достаточно почитать послесловие к книге Б. Полевого «Повесть о настоящем человеке», благодаря которой летчик Алексей Маресьев (в книге — Мересьев) стал знаменитым. В 1943 г. корреспондент Полевой приехал в авиаполк, где служил Маресьев, узнав, что летчик без обеих ног сбил два немецких истребителя. Послушав историю Маресьева, Полевой написал очерк для газеты «Правда», но редактор наложил резолюцию: «Публиковать после войны». Интересно, что сам Маресьев говорил Полевому: «Может, и не нужно обо мне писать? А то Геббельс раздует, что у россиян безногие воюют...» Историю летчика Полевой вспомнил уже на Нюрнбергском процессе, когда слушал показания Геринга, говорившего, что нацистские вожди Германии «недооценили Россию». И книга была написана за 19 дней. Вот тогда к Маресьеву пришла слава. Нужно заметить, что до последних дней Маресьев, по общему признанию, оставался скромным человеком. Символично даже то, что он не дожил нескольких часов до церемонии празднования его 85-летия в 2001 году. Уже после войны обнаружили, что подвиг Маресьева повторили десятки людей, которые после ампутации вернулись в боевые части и воевали.

Через 20 лет после войны журналист Сергей Смирнов, благодаря поискам которого узнали и о защитниках Брестской крепости, и о трагедии окруженных в Аджимушкайских каменоломнях под Керчью (здесь «резунисты» поучают: нужно было выйти и сдаться, а не погибать от голода, жажды и ядовитых газов, ну почти как в немецких листовках: «Красноармейцы, не слушайте жидов-комиссаров и сдавайтесь великой германской армии»), зачитал в телеэфире письмо о девушке с судьбой Алексея Маресьева. Оказалось, что Мария Лагунова жила в Хмельницком вместе с мужем, тоже инвалидом войны, и двумя сыновьями. В 1943 г. потрясенная гибелью брата Мария Лагунова написала письмо Калинину с просьбой разрешить ей поступить на курсы механиков-водителей танка, чтобы заменить погибшего брата. Калинин разрешил. 28 сентября 1943 года во время боя за Бровары под Киевом Мария получила тяжелое ранение и ей ампутировали обе ноги. В 1965 году Мария поехала в ГДР по приглашению танкового полка, в котором она, как оказалось, навечно занесена в списки части как погибшая смертью героя. Съехалось много немецких журналистов. Один из них тогда сказал, предварительно попросив прощения за бестактность, мол, в немецкой армии тоже служило много женщин, в частности, были летчицы, но ни одной не было среди танкистов. Тогда Мария попросила солдат помочь ей залезть в машину. На педаль стартера она жала обоими протезами и таки сдвинула танк с места. Немецкие журналисты бежали за танком и кричали: «Фрау Мересьев!» В Броварах есть улица Марии Лагуновой. Но, боюсь, не каждый знает, почему...

Повалив с пьедесталов, пусть и засаленной официальной пропаганды, реальных героев, что поставили на их место? «Отвратительные ляжки Ксюши Собчак», — остроумно сказал бы российский писатель Александр Проханов. И разве это является преувеличением? Само слово «герой» уже употребляется исключительно по отношению к персонажам реалити-шоу: чем больше извращений на счету «героев», тем больше «звезд» на силиконовой груди...

Игорь СЛИСАРЕНКО
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ