Мир, прогресс, права человека - эти три цели неразрывно связаны. Невозможно достичь какой-то из них, пренебрегая другими.
Андрей Сахаров, физик, правозащитник, диссидент, общественный и политический деятель, лауреат Нобелевской премии мира

«Человек года» в отсутствие народа и власти

Несмотря на рекордно большое число премий «Прометей-Престиж», круг награжденных — узок
21 марта, 2000 - 00:00

Когда в субботу я ехала на церемонию вручения премий «Прометей- Престиж» в рамках программы «Человек года», то случайный водитель, подвозивший меня, поинтересовался: «А что за концерт в «Украине»? Когда я объяснила ему суть акции, которая вообще-то обозначена как общенациональная и о которой сообщали все мыслимые СМИ, мой собеседник рассмеялся: «Так, а что здесь определять — ведь известно, кто у нас всегда человек года». «Ну, а политик года?» — поинтересовалась я. «Вячеслав Черновол», — был ответ. Да и по другим разделам имена, которые он называл и которые казались ему достойными этой награды, даже не значились в списках претендентов. Значит ли это, что в них, списках, менее достойные? Конечно, сие было бы явным преувеличением. Но то, что столь широко разрекламированная акция, страшно далека от народа — очень похоже. Впрочем, в нынешнем году она оказалась далека и от власти. Вернее, власть от нее.

Президент страны церемонию награждения не посетил. Хотя ни для кого не было секретом по каким таким «техническим причинам» финал акции был перенесен на две недели, дабы подгадать к возвращению из отпуска Леонида Даниловича. Но, увы, не помогло. А нет первого лица — нет и политического бомонда. Не только многие лауреаты, но и ряд новоизбранных обладателей статуэтки престижа в «Украину» не явились. И потому нынешняя церемония, как никогда, напоминала довольно закрытую однопартийную клубную вечеринку, где все роли давно расписаны, а тексты благодарственных речей — написаны загодя. Поскольку зачастую они апеллировали в первую очередь к конкретному лицу, то в отсутствие этого лица, звучали довольно занятно. Здесь всех превзошел Евгений Червоненко, который со слезой в голосе благодарил Президента за проводимую им политику реформ, благодаря которой они — «юноши из неноменклатурных семей» сумели достичь высот в бизнесе и политике. По такому случаю господин Червоненко, ставший предпринимателем года, даже принес на церемонию «самое ценное, что у него есть» — завоеванные им накануне распада СССР медали на автогонках, чтобы подарить их Президенту, премьер- министру и председателю Верховного Совета. Не сложилось.

Другие же награжденные и награждающие, дабы, видимо, избежать излишнего пафоса, чем вообще грешит эта церемония, впали в другую крайность и, словно сговорившись, рассказывали анекдоты, часто не самого лучшего свойства. Мелочь, кажется. Однако весьма красноречивая, свидетельствующая о том, насколько сильно мы пребываем во власти стереотипов. Когда это касается речей — полбеды. Но она влияет и на экспертов (их в нынешнем году было аж 860) и на членов Высшего академического совета. Иными словами, обойма имен, которая из года в год присутствует в списках претендентов, остается практически неизменной. Они могут перемещаться из номинации в номинацию, но, как говорится, знакомые все лица. «Чужаков» сюда, похоже, не пускают. Вот и получается (по результатам программы), что едва ли не самым популярным человеком в нашей стране является Владимир Семиноженко. В 1998-м он был назван парламентарием года, в нынешнем — «Мужчина года». А если вспомнить такую пикантную деталь, что он же является председателем Высшего академического совета, то возникает закономерный вопрос, на каком же поприще он окажется лучшим в будущем году. В этой ситуации его собственный комментарий, который он дал нашему корреспонденту Татьяне Полищук звучит прямо трогательно: «Скажу честно, что сам удивлялся неожиданным результатам, которые получал после окончательного подведения итогов. Уверен, мы на правильном пути. И впредь нужно максимально приближаться к объективному общественному мнению. Эксперты отметили людей и события, которые действительно были самыми незабываемыми и лучшими в 1999 году».

Впрочем, другие члены Совета настроены не столь благодушно. «Получается, — говорит Владимир Быстряков, — у нас, если не Таисия Повалий (победительница 98-го года в номинации «Звезда украинской эстрады» и лауреат нынешнего), так Руслана Лыжичко, если не Лыжичко, то Повалий. Они хорошие певицы — не спорю. Но ведь не единственные в стране с огромным потенциалом. Мы не даем себе труда искать новые интересные личности».

Если Быстряков говорил о наболевшем, об эстраде, то народный депутат Нина Богуславская, поздравлявшая Семена Глузмана, который первым удостоен премии в новой номинации «Правозащитник года», высказала похожую мысль. Она пожелала, чтобы команда запасных для лауреатов была более длинной. Тогда этой наградой смогут по праву гордиться ее обладатели, а мы — своими знаменитыми согражданами.

Иначе, нет-нет, но кривотолки и слухи о «чистоте выбора» неизбежно будут возникать. Даже не пресловутое давление сверху, которое начисто отвергают все как один члены совета, а именно закрытость, закостенелость этой программы могут ее в определенной мере скомпрометировать. И что обиднее всего — погубить те положительные моменты, которые в ней несомненно есть. И, что совсем недопустимо, умалить заслуги тех, кто этой награды действительно достоин. Скажем, 16-летний Виктор Ищук, ученик специализированного хореографического лицея «Кияночка», участник и победитель международных балетных фестивалей в Австрии и Германии, победил в номинации «Юный талант» — может быть, одной из самых важных и значимых. Жаль, что об этом как-то не сразу вспомнили организаторы, позабыв дать победителю слово. Или — «Деятель культуры года» — выдающийся украинский дирижер Роман Кофман, или не менее выдающийся актер Богдан Ступка (номинация «Актер года»), или футболист Андрей Шевченко, или непревзойденная София Ротару, удостоенная звания «Лучшая певица Украины ХХ века», или братья Кличко, которых наградили специальной премией «Гордость Украины». Приветствуя их (Кличко и Шевченко на церемонии присутствовать не смогли) единодушными овациями, зал, кажется, позабыл о разногласиях, клановых интересах, борьбе честолюбий. Не хотелось бы впадать в мелодраматизм, но именно такие моменты способны всколыхнуть в душе это сладостное чувство, которое и называется патриотизмом. И хотя само это понятие в последнее время зачастую становится предметом спекуляций и в определенной мере девальвировано, но жить без него, что там ни говорите, очень трудно. И если программа «Человек года» способна нам об этом напомнить — уже хорошо и немало. Но достаточно ли?

О том, что акция себя исчерпала, — в кулуарах говорили сплошь и рядом. Об одной из причин, почему так происходит, я уже сказала. Второй многие считают политическое межсезонье — одни выборы только закончились, до других еще далековато и к публичному мельканию пока у многих утрачен интерес. Третье — считают, что стоит пересмотреть положение программы, разделить гуманитарный блок и политический. И поскольку в этом году первые лица государства: президент, премьер-министр, спикер, председатель Конституционного суда и Генеральный прокурор даже не вносились в списки номинантов, это обстоятельство снизило накал борьбы.

Есть и еще одна опасность, которая подстерегает эту программу. «Она напоминает большую солянку, — сказал Сергей Терехин, ставший парламентарием года, и к тому же член Академического совета. — Очень сложно выбирать государственного деятеля Украины столетия и «Женщину года». С ним согласен и Александр Роднянский: «Я считаю, что подобные церемонии должны быть профессионализированы, разведены. Скажем, финансисты должны иметь свой элитарный клуб, где в своей профессиональной среде и определят, кто из них лучший. Такая награда действительно будет престижной. Тогда как сегодня ее определяют люди в массе своей мало знакомые с обстоятельствами конкретной финансовой или инвестиционной деятельности. То же самое относится и к политикам, и к журналистам, и к деятелям культуры. Если мы говорим о серьезных критериях, то организовано все должно быть внутри самой среды, а никак иначе».

Саму церемонию вы могли видеть по УТ-1 во время прямой трансляции. Добавить к этому нечего, кроме того, что само зрелище столь же эклектично как и программа, а все его достоинства и недостатки из нее же и вытекают. Скажем, постановщикам удалось по случаю собрать прекрасный модерн-балет, в который вошли артисты из разных коллективов, а также из ночных клубов. Под руководством Николая Баранова этот балет стал украшением вечера, но будь его чуть-чуть меньше и не осталось бы чуства пресыщения. Оригинальное оформление, но тоже все чрезмерно. Если уж огонь Прометея, то «пылает» вся сцена, если лазер, то чтобы мало не показалось. Ну и, конечно, обилие ритуальных речей выдержали лишь самые стойкие. А жаль, потому что среди всего этого официоза проскальзывала и подлинная, неприукрашенная жизнь. Скажем, когда телеведущая «Новин звідусіль» Юлия Валеева, поздравляющая коллег-радистов, не смогла сдержать волнения: из-за финансовых трудностей выход этой информационной программы производства ТК «Гравис» на ICTV прекращается. Она пожелала журналистам всех СМИ подобной участи избежать. Стало понятно: праздник мимолетен, завтра начинаются будни. И именно оттого, какими они будут, зависят на самом деле все наши будущие праздники. Ни один режиссер их не сможет отрежиссировать так как жизнь.

P. S.Поскольку каждое произведение положено судить по законам того жанра, в котором оно создано, то и мне хочется рассказать анекдот. Приходит клиент в парикмахерскую. Мастер начинает его брить. «У вас пенка не густая — замените», — требует клиент. Парикмахер меняет. «У вас бритва тупая — поменяйте, — продолжает капризничать тот. — У вас полотенце несвежее — дайте другое». Наконец, мастер не выдерживает: «Слушайте, вам все не нравится. «Да — все». «Но почему решили начать с парикмахерской?»

Анна ШЕРЕМЕТ, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments