Как несвоевременны решения власть имущих. Когда они за что-нибудь, наконец, после долгих сомнений решаются взяться, жизнь уже ушла вперед, и они снова остаются перед разбитым корытом.
Павел Скоропадский, украинский государственный, политический и общественный деятель, последний гетман Украины

Оглоблинские чтения

12 февраля, 2002 - 00:00

В памяти всплывают все новые подробности довоенной жизни купянцев, которую, вопреки всему, мирной и спокойной не назовешь, потому что резко и безжалостно ломали ее носители «революционных передовых» идей, подобные завучу школы Анне Андриановне по прозвищу Верблюд. Ты становишься не просто свидетелем, а и как будто участником этой жизни, читая книгу «З оповідей про поганого хлопчиська», которую написал выдающийся украинский режиссер, заслуженный деятель искусств Украины, лауреат Государственной премии СССР Владимир Николаевич Оглоблин. Одаренный многими талантами, он долго искал свой путь в искусстве: учился в художественной школе, Московском университете, закончил драматическую студию при Киевском русском драматическом театре, где его учителями были И. Чужой, Б. Норд, К. Хохлов, играл ведущие роли в нескольких театрах, где стал одним из любимцев публики, и лишь со временем пришел в режиссуру. Именно в ней он поднялся на одну из белоснежных недосягаемых вершин, служащих ориентиром для тех, кто стремится повторить результат первопроходца. Друзьями Владимира Оглоблина были те, кого мы вспоминаем сегодня среди легендарных, знаковых личностей украинской культуры, — скульптор и кинорежиссер Иван Кавалеридзе, поэт Максим Рыльский, переводивший для него Шекспировского «Короля Лира», композиторы Платон и Григорий Майбороды. В его спектаклях играли самые знаменитые украинские актеры во главе с Амвросием Бучмой и Валентиной Чистяковой, которых он раньше видел на сцене в спектаклях Леся Курбаса. Его литературный талант огранивался еще тогда, когда он вместе с писателями работал над их пьесами, чтобы достичь большего драматургического напряжения и большей достоверности сюжетных поворотов. А среди авторов были и Василий Минко, и Любомир Дмитренко, и Николай Руденко... Признанный в советские времена диссидентом, а ныне — Герой Украины и лауреат Национальной премии Украины им. Т. Г. Шевченко, поэт, драматург и один из самобытнейших мыслителей современности Николай Руденко на презентации книги своего друга назвал написание уже на восьмом десятке жизни этого произведения подвигом, прецедентов которому он не может вспомнить.

И хотя примеры создания автобиографических трилогий нам хорошо известны (вспомните хотя бы «Детство», «Отрочество» и «Юность» Л. Толстого ли «Детство», «В людях» и «Мои университеты» М. Горького), писали их авторы в других вековых категориях: первый — совсем молодым, второй — в годы зрелости. Потому буквально фантастической кажется способность Владимира Михайловича в течении долгих десятилетий сохранять в своей памяти не только саму атмосферу детства, обстоятельства собственного становления, как человека и будущего художника, а и наименьшие детали и подробности, из которых, собственно, и вырастают в книге яркие человеческие характеры и неординарные человеческие судьбы. Интересно угадывать в них и формирование характера самого художника, который всю жизнь стремился к максимальной искренности, естественности высказывания на сцене самых сокровенных человеческих чувств и психологической обусловленности любого, даже непредусмотренного поступка. Поэтому его спектакли остались незабываемыми не только для тех, кто в них играл и кто их смотрел, а и у нового поколения, которое воспринимает сегодня разве что только отблески того духовного света, трансформированного в сознание предшествующих поколений. Вероятно, поэтому на презентации книги Владимира Николаевича столько говорилось о его сценических работах, в частности, о его самобытных, на полную силу таланта, прочтениях произведений украинской классики. Ощущалось, что эти слова возбудили его давнюю боль по поводу того, как исковерканы эти произведения. Он подчеркнул, что «Шельменко-денщика», которого недавно поставил в Художественном центре «Дах», считает более близким к драмам Чехова, чем к легкому жанру водевиля, а героев пьесы Г. Квитки-Основьяненко — не дураками, а детьми, которые незнакомы с коварностью и хитростью.

Кто-то из присутствующих пошутил, что презентация книжки «З оповідей про поганого хлопчиська» превратилась в своеобразные «Оглоблинские чтения». И в самом деле, отдельные эпизоды из книги, любой из которых воспринимался как новелла, со своим сюжетом и драматургией, охотно читали и известные киевские актеры Людмила Игнатенко, Олег Комаров, Петр Миронов и художественный руководитель центра «Дах» Владислав Троицкий, который предоставил возможность мэтру режиссуры научить молодежь высокому художественному ремеслу, и внук виновника торжества одиннадцатилетний Иван Оглоблин; слушая эти отрывки из книги, почти каждый из присутствующих думал о том, как хорошо было бы переиздать эту книжку, чтобы дошла она к широкому зрителю, стала известной не только взрослым людям, но и подросткам, так как есть в ней жизненные моральные уроки, намного лучшие, чем навязчивые умозрительные поучения.

Как признался сам Владимир Николаевич, книга «З оповідей...» не является его литературным дебютом. Первая стихийно сложилась из тех десятков, если не сотен, писем, которые он прислал отцу, когда во время проведения коллективизации его, вместе с другими студентами художественного училища, откомандировали в село помогать землемерам. Письма погибли во время войны. Возможно, если бы они уцелели, в те пресловутые времена погиб бы автор — с его поисками правды, отвращением к унижению человека и умением не сгибаться даже перед высочайшим начальством.

Ныне художник готовит к печати новую книгу. Разочарую многих, кто так бы хотел более близко прикоснуться к его режиссерским достояниям. Нет, это будет поэтический сборничек. Но, возможно, именно поэзия и есть ключом к Театру Владимира Оглоблина?..

Людмила ЖИЛИНА
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ