Я еще могу не противиться, когда оскорбляют меня как человека, но когда оскорбляют мой народ, мою речь, мою культуру, как же я могу не реагировать на это?
Михаил Коцюбинский, общественный деятель, классик украинской литературы

Триумфальное окимоно в Киеве

Редкие шедевры японской скульптуры, которыми сто лет назад восхищалась Европа, представлены в Музее искусств имени Богдана и Варвары Ханенко
19 апреля, 1996 - 20:59
СКУЛЬПТУРА «СОКОЛЬНИЧЕГО», ПРИБЛИЗИТЕЛЬНО 1890 г., БРОНЗА, ДЕРЕВО И ЗОЛОТО / ШЕДЕВР ЯПОНСКОГО РЕАЛИЗМА — «ПРОДАВЕЦ ЦВЕТОВ», ПРИБЛИЗИТЕЛЬНО 1900 г., КОСТЬ ГОСТЬ ВЫСТАВКИ — ИЗВЕСТНЫЙ РЕЗЧИК ИЗ СТРАНЫ ВОСХОДЯЩЕГО СОЛНЦА КОМАДА РЮСИ — ПРИЗНАЛСЯ, ЧТО В ЭКСПОЗИЦИИ ПРЕДСТАВЛЕНЫ РЕДКИЕ РАБОТЫ «БЕЛОЙ ЭПОХИ». НА ФОТО: «ЯПОНСКАЯ МАДОННА» — «МАТЬ, КОРМЯЩАЯ МЛАДЕНЦА»

Уникальной попыткой соединить миры Востока и Запада стала выставка «Окимоно: 100 лет триумфа в Европе» в Музее искусств им. Богдана и Варвары Ханенко из коллекции Александра Фельдмана. На ней представлены редкие экземпляры, создававшиеся в результате синтеза традиций японской скульптуры с учетом европейского опыта (реалистической пластики) в течение нескольких десятилетий — в эпоху Мейдзи (1867-1912 гг.). Всего выставка включает 40 работ окимоно. Это лишь небольшая часть из коллекции известного украинского коллекционера, насчитывающей 220 предметов. Среди ее жемчужин — произведения Удагавы Кадзуо, Исикавы Комея, Морино Корина, Асахи Мейдо и других выдающихся мастеров Токийской школы скульптуры, представляющих японский реализм конца XIX — первой трети XX ст. Такой размах, по оценке британских специалистов, является одним из наиболее впечатляющих в Европе. На открытии выставки господин Фельдман подарил Музею Ханенко четыре редких образца японского оружия из фондов The Feldman Collection. Этим подарком меценат претворяет в жизнь свою идею возвращения в Украину культурных памятников как один из шагов на пути открытия частных коллекций — важного и необходимого процесса, который ведет к увеличению культурного достояния нашей страны.

— Я харьковчанин. Во время Второй мировой войны в Харьковском музее погибла коллекция японского и китайского искусства. Поэтому, проводя выставку в моем родном городе, часть восточной коллекции из The Feldman Collection подарил музею, восполняя потерянные экспонаты, — рассказал Александр ФЕЛЬДМАН. — Я считаю, что моя задача — не только собрать ценные произведения искусства, но и выставить их на всеобщее обозрение. Поэтому сегодня строим в Харькове музей, где каждый сможет увидеть коллекцию, кроме того, мы постоянно проводим выставки из фондов The Feldman Collection в Киеве, Львове, Чернигове, Одессе. А коллекционер — это состояние души. История окимоно («поставленная вещь») — небольших статуэток, располагавшихся в домашнем алтаре, — насчитывает несколько веков, и я рад представить вниманию киевлян и гостей нашей столицы некоторые самые интересные экспонаты из моей восточной коллекции.

Перед открытием киевской выставки известный японский резчик Комада Рюси, в течение десяти лет возглавлявший Международную ассоциацию резчиков нецке, провел мастер-класс для СМИ. По его словам, он увидел редкие для Японии работы так называемой Белой эпохи (название идет от цвета слоновой кости. — Ю.Л.), а также авторов, которых сегодня можно встретить только в Императорском дворце Японии.

Экспонаты действительно поражают не только экзотичностью тем, но и высоким художественным уровнем исполнения. Одна из самых ярких работ — окимоно «Мать, кормящая младенца» мастера Угадавы Кадзуо, которая очень гармонично смотрится на фоне Мадонн раннего итальянского Возрождения Франческа и Перуджино XV—XVI веков из экспозиции музея. Эту скульптурную композицию из слоновой кости прозвали «Японской Мадонной». Она впервые экспонировалась сто лет назад на известной Японско-Британской выставке. Тогда вопрос экспонатов японской пластики для европейской выставки решался на государственном уровне, и представленное окимоно ошеломило европейцев изысканностью и тонкостью исполнения.

В целом всей пластике окимоно присуща особая внимательность к деталям в воспроизведении реальности. Это нежность и любовь, которой Кадзуо добивается через мимику матери; точная передача лепестков цветов и морщин на лице старика в композиции «Продавец цветов» Комея; задушевность улыбок в жизненной сценке «Угадай, дедушка!» Чикааки, в которой внук, играя, закрывает дедушке глаза; или наслаждение первыми каплями дождя в произведении «Дождь» Рюичи. Все жанровые скульптуры объединены своеобразным состоянием человека — восхищением каждым мгновением жизни и восприятием его как неповторимого...

Особого внимания заслуживают изображения в пластике птиц: перепела, гуся, курицы, цапель. Они привлекают мимолетностью позы и тончайшим исполнением каждого перышка птицы. Как добивались такого исключительно реалистического эффекта японские мастера? Приоткрывал журналистам «секреты» Комада Рюси. Он продемонстрировал особенности вырезания женского лица. Уникальность техники выдающегося японского мастера нецке и окимоно в том, что он применяет технику резьбы по кости на дереве. Создает свои работы резчик особыми инструментами, сделанными собственноручно из тысячелетнего дерева. Есть у мастера и резцы, доставшиеся ему от отца и деда — тоже мастеров резьбы по кости.

— Для вырезания каждой детали окимоно существует свой резец, а всего в моей мастерской более 300 инструментов. Я предпочитаю ручное вырезание, ведь электроинструменты делают скульптуру более плоской и уменьшают качественную ценность произведения, — рассказал Комада РЮСИ. — Например, чтобы вырезать голову окимоно, нужно работать на протяжении недели. Для начала я выбираю правильное фронтальное освещение, рисую простым карандашом общие черты, чтобы не было диспропорции, и начинаю вырезать. Самое сложное в вырезании лица — нос, для его правильного исполнения нужно найти точку переносицы и наметить кончик носа, потом перейти к щекам. Глаза я выполняю нетрадиционным образом. Обычно мастера вырезают глазное яблоко и проводят дуги — разрез глаз, я же для большей выразительности вырезаю нижнюю часть, формируя линию глаза...

Напомним, что познакомиться с уникальными экспонатами выставки «Окимоно: 100 лет триумфа в Европе» можно до 16 мая.

КОММЕНТАРИИ

Вера ВИНОГРАДОВА, директор Музея искусств им. Богдана и Варвары Ханенко:

— Наш Музей достаточно сложно комплектуется. В советскую эпоху произведений искусства Запада и Востока вообще не было на рынке. В последнее время, когда мировые рынки открылись, появилась возможности пополнить коллекцию, однако, у государства закупить ценные произведения возможности нет. Так, образцы восточного оружия подарены музею коллекционером Александром Фельдманом. Это уже не первый подарок от него, и такое проявление внимания для нас очень ценно. Нужно заметить, что коллекция Фельдмана сформирована достаточно грамотно, и уже сегодня ее можно показывать миру. Честно говоря, мы, музейщики, и не ожидали, что в нашей стране так быстро появится такой феномен, когда коллекционер дарит или демонстрирует в музеях свои собрания. И это довольно знаково. Сегодня мы проводим параллель этого события с деятельностью основателя музея Богдана Ханенко, который оставил Киеву бесценную коллекцию. Самое важное, что собрание господина Фельдмана останется в Украине. Привлекает альтруизм этого коллекционера, который работает для духовного обогащения украинцев. И это явление в условиях, когда люди пока еще только накапливают для себя, исключительное.

Александр БОГОЛЮБОВ, хранитель японской коллекции музея Эрмитаж, Россия:

— Несколько месяцев назад в Эрмитаже открылась выставка японского окимоно из частной коллекции британского коллекционера Нассера Халили, одного из крупнейших коллекционеров искусства Востока, в частности Японии. И, сравнивая эти две выставки в России и Украине, хотелось бы отметить, что их объединяет особая любовь к искусству и желание представить коллекцию широкой общественности обоих коллекционеров. Окимоно — японская скульптура, отличающаяся от нецке назначением. Нецке — своеобразный брелок, выполнявший функцию противовеса при ношении на поясе оружия и других необходимых предметов. Японское кимоно устроено так, что в нем нет карманов. А вот окимоно — скульптура, ставившаяся алтаре японского дома. Когда Япония в XVII веке стала открытым государством, и на смену кимоно пришел европейский наряд, тогда мастера нецке переквалифицировались на окимоно, и с тех пор сформировались самые выдающиеся школы этого искусства. Однако в начале прошлого века лучшие работы были вывезены из страны. Это произошло вследствие изменения и перестройки общественного устройства, когда на смену традиционному укладу пришли буржуазные отношения и японцы начали продавать европейцам ценные окимоно. Так произведения японского искусства стали украшениями европейских стран. Сегодня самые большие коллекции находятся в Антропологическом музее университета Миссури (США), Музее Виктории и Альберта (Великобритания), Краковском национальном музее (Польша). В Эрмитаже насчитывается 125 образцов окимоно. Особенность более поздних работ, представленных на киевской выставке, — их исполнение в белой кости, ведь позже в окимоно применялась тонировка.

Светлана РЫБАЛКО, профессор, куратор выставки и японского собрания The Feldman collection:

— Я была свидетелем создания «Японского отделения» коллекции. Формирование собрания Александра Борисовича Фельдмана началось с нецке. Потом он заинтересовался окимоно. Нужно заметить, что достаточно трудно сегодня собирать настоящую японскую пластику, ведь на рынке очень много китайских подделок. The Feldman collection формировалась на основе собраний американских галерей, а также лондонских собраний, где в 1910 году проводились выставки японского окимоно, и 70% экспонатов осталось на территории Европы. Это были настоящие шедевры, ведь японские власти отбирали самые достойные произведения. Для этого устраивались промежуточные выставки в Японии, и по их результатам только лучшие работы отправлялись в Европу. То, что мы видим на выставке — это скульптуры, признанные лучшими самими японцами. Экспозиция в Музее Ханенко обязывала нас к тщательному отбору из имеющихся образцов коллекции. Приятно то, что в представленной выставке происходит диалог двух культур — европейской и японской. Этот диалог мы хотим поддержать и направить в практическое русло, именно поэтому и пригласили мастера окимоно из Японии, чтобы он вдохновил на творчество наших скульпторов...

Юлия ЛИТВИН. Фото Руслана КАНЮКИ, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments