Я - для того, чтобы голос моего народа достойно вел свою партию в многоголосом хоре мировой культуры.
Олекса Тихий, украинский диссидент, правозащитник, педагог, языковед, член-основатель Украинской Хельсинской группы

У классика украинского авангарда была одна выставка при жизни

Николаю Трегубу исполнилось бы шестьдесят
20 марта, 2003 - 00:00

Молчаливый и самоуглубленный, он редко, но искренне смеялся каким-то необычным, прерывистым смехом. Сокровища своей кристально чистой души раздавал через тихую торжественность картона и полотна. Пребывание в андеграунде переживал болезненно, как и всю ненормальность времен застоя. «Я зробився всього-на- всього... малярем цієї жахливої доби, старчихи цієї... Проклята дійсність, стушованість граней й позбивані джерела... Створились вигідні умови для загибелі всього українського малярства», — писал художник в одном из писем 1976 года. Он мечтал о свободном, политически незаангажированном искусстве, и своим трудом доказал, что это возможно, «не знаючи ні сну, ні супокою, ані розради у скупих сльозах».

Духовной поддержкой Н. Трегуба были «захалявні» книги (которые тогда прятали) любимых украинских поэтов: Е. Плужника, М. Зерова, В. Симоненко и др. Творческая манера художника строилась спонтанно и ассоциативно, словно музыка или стих. Впечатление от увиденного (лица, церкви, деревья, цветы и т. п.) Н. Трегуб компоновал с линейно-цветовыми (абстрактными) изобразительными средствами. Иногда считал нужным вмонтировать в работу буквы — строки из стихотворений или загадочный нерасшифрованный набор букв наподобие популярных в то время аббревиатур. Вместе с живописью коллажировал: приклеивал к композиции определенные предметы, фотографии, солому и т. п. Так, фраза «Відшукування потойбічних сфер» (скрытая цитата из стихотворения Е. Плужника) коллажируется вместе с церковным зданием и ритмизированными мазками краски, напоминающими структуру холста или коврика (в серию «ковриков» входило немало интересных работ). «Ти пам’ятаєш той путь, де проходила наша Юність?» — эти строки М. Хвылевого можно прочитать на листах так называемого «Бузкового циклу» (1983), одного из последних в жизни художника.

Себя и свои произведения Николай ощущал как часть Вселенной, которая не имеет границ и которая все видит, поэтому был честным перед собой и людьми, не признавая фальши и лжи. Многие его произведения многослойны, имеют не только одну поверхность для созерцания, но и скрытую, склеенную внутри, даже на обороте. «Воно своє скаже», — часто приговаривал художник. Картина у него была любой, не только прямоугольной формы, ведь она была для него как живое свободное существо. Друзья рассказывают, как Николай всех удивил, когда с ним отправились на прогулку в лес. У кого мяч, у кого напитки и еда, а у Николая — котомка с картинами и рисунками. Художник разложил их на опушке и сказал: «Пусть подышат, увидят солнышко».

Живое, наполненное вдохновенными экспериментами творчество Н. Трегуба, по-видимому, и теперь живет в каком-то особом измерении. Коллекционеры Канады, Германии, Израиля, Великобритании хранят работы Н. Трегуба как драгоценную реликвию. Более двадцати произведений находится в запаснике Национального музея искусств Украины. Недавно несколько картин Н. Трегуба приобрел американский художественный музей в Нью-Джерси «Зиммерли-арт-музеум» у сына художника. Хорошо бы устроить большую выставку произведений Н. Трегуба и издать красивый каталог, чтобы новое поколение ценителей искусства знало о творчестве классика украинского авангарда.

Елена ГОЛУБ
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments