Оружие вытаскивают грешники, натягивают лука своего, чтобы перестрелять нищих, заколоть правых сердцем. Оружие их войдет в сердце их, и луки их сломаются.
Владимир Мономах, великий князь киевский (1113-1125), государственный и политический деятель

Всеволод НЕСТАЙКО: «Независимость Украины зависит от украинской детской литературы»

29 января, 2003 - 00:00


Сейчас очень тяжело найти его книги. И не потому, что плохо ищем. Как сообщила «Дню» директор Государственной библиотеки Украины для детей Анастасия Кобзаренко, сегодня, чтобы прочитать книги Всеволода Нестайко, посетители стоят в очереди. Детские украинские книги почти исчезли с книжных полок. А писатель не покладает рук. Пишет и волнуется за своего читателя. Потому что, по его словам, дети — это прекрасная аудитория. Но если они не начнут читать по-украински в младших классах, то потом, уже взрослых, их не привлечет украинская литература. Ведь все закладывается еще в детстве. «День» благодарен Всеволоду НЕСТАЙКО за возможность услышать от него ответы на некоторые вопросы.

«БЕЗ «ПРИКЛЮЧЕНИЙ ТОМА СОЙЕРА И ГЕКЛЬБЕРРИ ФИННА» Я НЕ ПРЕДСТАВЛЯЮ СВОЕ ДЕТСТВО»

— Сбылись ли ваши детские мечты?

— Нет! К огромному сожалению, мои детские мечты не сбылись. Потому что в детстве я мечтал, и не один год, стать капитаном дальнего плавания. Начитался книжек Николая Трублаини, таких как «Лахтак» и «Шхуна «Колумб», Джека Лондона, Жюля Верна, Бориса Житкова и других о море и моряках, и думал: когда выросту, буду стоять на капитанском мостике, подставляя свою рыжую голову под соленый морской бриз. Мечтали мы вместе с моим соседом и ровесником Витасиком Дяченко. И он таки стал капитаном, а я, как видите, нет. Потому что оказалось, что я дальтоник, не различаю красного и зеленого цветов. А существует световая морская сигнализация, и если капитан в тумане или ночью спутает красный и зеленый сигнал, может быть катастрофа.

— А писателем вы не мечтали стать?

— Немного мечтал, но не так страстно, как моряком. В четыре года мама прочитала мне рассказ Антона Павловича Чехова «Ванька Жуков». Я очень плакал и с тех пор на всю жизнь полюбил Антона Чехова. Это мой самый любимый писатель. Ну и, конечно, не только Чехов, но и Тарас Шевченко, Леся Украинка, Михаил Коцюбинский, Иван Франко. И Марк Твен, кстати. Без приключений Тома Сойера и Гекльберри Финна я себе свое детство не представляю... А первый свой рассказ я написал в восемь лет. Об отважном охотнике, который охотился на бенгальского тигра в Африке (географию тогда я еще знал плохо). Сюжета того рассказа я уже не помню, запомнилось только одно предложение: «Ноги у охотника были волосаты, как у всех мужчин». Мама над этим предложением очень смеялась.

«ВРЕМЯ ПЕРЕХОДА К КАПИТАЛИЗМУ УКРАЛО У НАШИХ ДЕТЕЙ МЕЧТЫ»

— Сейчас в мире существует феномен Гарри Поттера. Но ведь книжки наших писателей ничуть не хуже. Чего не хватает «Тореадорам з Васюківки», чтобы стать подобным феноменом?

— Самому автору на такие вопросы отвечать, конечно, неудобно. Это все равно, если бы вы спросили — почему я не Шевченко, почему не Гоголь, почему я не Шекспир? Но шутя могу ответить, чего нет. Нет чудес и ... денег. Если бы там были чудеса, потому что сейчас избалованные телевидением и компьютером юные читатели хотят только необычного и неповторимого, и были бы деньги для всемирного маркетинга и раскрутки, то кто знает... Меня больше всего волнует, что сложное время перехода к капитализму отобрало, украло у наших детей мечты. Теперь почти никто из детей не мечтает стать капитаном дальнего плавания, летчиком, даже космонавтом... Все мечтают о деньгах — стать богатым, «крутым», как теперь говорят. С одной стороны, это как будто и неплохо, если мечтают достичь жизненного успеха некриминальным путем. Но очень это не по-детски, очень прагматично. И еще волнует меня отношение к украинской детской литературе, к изданию украинских детских книжек. Неужели не понимают наши структуры власти, что независимость Украины, как не удивительно, зависит от украинской детской литературы. Если дети не будут читать книжек на украинском языке — они не будут знать родной язык, не станут украинцами, и им независимость будет до лампочки. На уроках в школе хорошо выучить язык невозможно. Одно дело выучить то, что задано, а совсем другое — читать с восторгом книжку, которая нравится. Я об этом не раз говорил и писал.

Одна из киевских газет недавно напечатала статью, в которой была подвергнута уничтожающей критике украинская книга для чтения для третьего класса — за то, что почти все материалы в ней грустные и трагические. Что же, негде правды деть — наша классическая литература почти вся грустная и трагическая, потому что невеселая судьба Украины. Но травмировать психику маленьких детей такими трагическими переживаниями нельзя же. Детям обязательно нужны положительные эмоции. Только оптимисты смогут строить свободное независимое государство. Детям обязательно нужен юмор, веселые произведения. И, слава Богу, у нас такие произведения есть. Весело писали для детей и Остап Вишня, и Степан Олийнык, и Грыцько Бойко. Писал и пишет Дмитрий Билоус. Есть у нас хорошие веселые книжки — начиная от «Гавриїла Кириченка — школяра» Ивана Микитенко, «Кота Лапченка» Ивана Багмута, «Пригод Барвінка» Богдана Чалого и Павла Глазового, «Таємниці Країни Суниць» Радия Полонского до стихотворений и повестей-сказок Анатолия Костецкого, повестей Ярослава Стельмаха, рассказов Бориса Комара, Виктора Кавы, сказок Юрия Ярмыша и Василия Довжика... Перечень можно продолжить. Все это нужно выдавать, пропагандировать... Хорошо, я считаю, сделали Иван Малкович и его издательство «А-БА-БА- ГА-ЛА-МА-ГА», издав на украинском языке всемирно известный бестселлер английской писательницы Дж. Роллинг «Гарри Поттер». Если уже пользуется популярностью у детей книжка, то пусть они читают ее на украинском языке.

Недавно была телепередача «Я так думаю» («1+1») — о том же таки «Гарри Поттере». Большинство одобрительно отнеслись к книжке, но были и другие мысли. Кстати, говорилось и о том, что в той же демократической Америке некоторые религиозные конфессии сжигали «Гарри Поттера» на кострах, как книжку, изображающую колдовство. Это уже напоминает средневековье. Так можно дойти и до сжигания «Фауста» и «Лісової пісні», не говоря уже о «Мастере и Маргарите». Ограничивать искусство в выборе предмета изображения невозможно. Кстати, в передаче говорилось и о том, что не все инфернальные силы причиняют людям вред. Например, шептухи, знахарки, которых кое-кто считает ведьмами (между прочим «ведьма» от слова «ведать», «знать»), всегда почитались в народе. В нашей славянской демонологии существуют и смешные чертики, которые веселят людей. Праотцом их было существо из древнегреческой мифологии — из мифа о боге Дионисе (он же Вакх, он же Бахус), родившееся за восемь веков до нашей эры. Звали это существо Сатир — веселый, ласковый, с рогами, козлиной бородой и ногами — портрет, известный каждому современному школьнику. Сатир был постоянным спутником Диониса. Под патронатом Сатира, я думаю, написаны все сатирические и юмористические произведения — от Аристофана до Евгения Дударя.

— Существует мнение, что именно телевидение навязывает ребенку фальшивые ценности...

— Конечно, запретить телевидение уже невозможно. Но отучая детей от чтения, оно причиняет непоправимый вред. Ведь именно когда ребенок читает, развивается его воображение, фантазия, ребенок дорисовывает прочитанное. А экран дает готовенькие образы. Недаром психологи считают, что дети, которые почти не читают, а только смотрят телевизор, значительно менее развиты, нежели те, которые много читают. Пользуясь случаем, хочу призвать родителей — ограничивайте детей в просмотре телепрограмм! Приучайте их к книжке! Особенно дошкольников и младших школьников, на которых еще влияет ваше слово.

— А как вы относитесь к компьютерным играм?

— Сам никогда не играл. Но внуки мои играют. С удовольствием. И говорят, что это очень интересно, что это развивает фантазию. Возможно. Но чрезмерное увлечение таким развитием фантазии, которое часто наблюдается, бесспорно вредно и для глаз, и для нервной системы.

«О КУЗНЕЦАХ СЧАСТЬЯ»

— А какие ваши самые яркие впечатления, связанные со школой?

— Вообще-то, моя школьная жизнь была не очень нормальна. В пятом классе я никогда не учился, потому что в оккупации школ не было. И мама, которая преподавала русский язык и литературу, организовала маленькую подпольную школу. Не учился я никогда и в девятом классе. Нужно было наверстывать упущенное во время оккупации, и я прошел курс девятого класса за два летних месяца самостоятельно, сидя на балконе у дяди Гриши и тети Нади. И с восьмого перескочил экстерном в десятый. Закончил школу с серебряной медалью. У меня была одна четверка по физике, потому что я перед экзаменом пошел на пляж и простудился, на экзамен пошел с высокой температурой, да и физичка меня не любила за мою фатоватость. А вообще, невзирая на то, что мама моя была учительницей, правда, в другой школе, я не хотел идти в первый класс. Потому что читать и писать уже умел и потому, что был очень непоседлив. «Горе мне с вами и с вашей школой! — рыдал я. — Не высижу я целых сорок пять минут!» «Солнышко мое! — уговаривала меня моя любимая тетушка Зина, которая отводила меня в школу. — Не волнуйся! Я договорюсь с учительницей, и она позволит тебе вставать и ходить между партами». Только при таком условии я и пошел. И действительно — тетушка Зина поговорила с учительницей Линой Митрофановной и та согласилась. И вот сижу я на уроке рядом с девочкой Майей Малюченко. И минут через десять говорю: «Сейчас я встану и пойду гулять!» «Ой! Что ты?! Нельзя!» — схватилась за щеки Майя. «Это вам, говорю, нельзя, а мне можно!» Встаю я и шагаю между партами. Весь класс с изумлением смотрит на меня. А Лина Митрофановна продолжает урок, словно и не замечает. Иду я, задрав нос, свысока поглядываю на одноклассников: «Вот вы сидите, пигмеи, а я себе гуляю!» И не видел я, как один из мальчиков выставил из-под парты ногу, споткнулся я об эту ногу и растянулся на полу, звонко шлепнув ладонями. Стал на карачки и рот разинул. Класс разразился хохотом. Даже Лина Митрофановна не удержалась от улыбки. С тех пор я никогда не противопоставлял себя коллективу...

— Как правило, лучшие моменты жизни человека связаны с праздниками. Какие из них вам больше всего запомнились?

— Было это давно, еще до войны, шестьдесят с гаком лет назад. Тогда Павел Постышев только возобновил в Украине праздник новогодней елки, которую советская власть было запретила. И мама повела меня на первую в моей жизни елку — в Дом учителя. Дом учителя находился на Думской площади (сейчас майдан Незалежности) в бывшем Дворянском собрании (теперь на этом месте построен Дом профсоюзов). Я, зайдя, как разинул рот, так и не закрывал. Впечатление было колоссальное! Дед Мороз раздавал подарки, играла музыка, танцевали... И я во время танцев оставил свой подарок на стуле. А мама заговорилась с какой- то знакомой учительницей. И какой-то старшеклассник мой подарок, как теперь говорят, приватизировал. Вы же понимаете, как горько я плакал. И мама, чтобы утешить меня, купила мне в гастрономе на Крещатике, который и сейчас есть, шоколадную вафлю «Пралине». Ничего более вкусного я в своей жизни потом не ел. И, может, под впечатлением вафли «Пралине» приснился мне в ту ночь сладкий сон — словно в том же таки Доме учителя подошел ко мне Дед Мороз и говорит: «Не плачь, голубь! Я тебе сейчас покажу Кузнецов Счастья!» Подводит меня к огромнейшим часам, открывает над циферблатом двери, и я вижу двух маленьких кузнецов в красных фартуках, которые в такт тиканью часов бьют золотыми молоточками по золотой наковальне. «Это они куют людям счастливое время, минутки счастья!» — говорит Дед Мороз... Кузнецы Счастья приснились мне не случайно, потому что тогда по радио часто передавали советскую песню «Мы кузнецы, и дух наш молод — куем мы к счастию ключи!» И такая меня во сне радость охватила, так мне хорошо стало от того тиканья золотых молоточков! И тот сон запомнился мне на всю жизнь, и я всю жизнь мечтал о счастливом времени... Ах, ты, мечта! Ах, ты, мечта! Как та мечта сердце греет!.. И, конечно, я написал сказку о Кузнецах Счастья. Поэтому от всей души желаю всем читателям газеты «День», чтобы Кузнецы Счастья наковали вам как можно больше счастливых минут в 2003 году!..

СПРАВКА «Дня»

Всеволод НЕСТАЙКО — известный украинский писатель, чьи произведения для детей вошли в золотой фонд детской литературы. Согласно соцопросам, проведенным в 1990 — 1992 годах Государственной библиотекой для детей и Министерством культуры — лидер читательского интереса. Родился 30 января 1930 года в Бердичеве (Житомирская обл.). Отец — сечевой стрелец, арестованный в 1933 году. Мать — преподаватель русского языка и литературы. Первый рассказ для детей напечатал в журнале «Барвинок» в 24 года. В 1956 году вышла первая книжка «Шурка і Шурко». Самое популярное произведение — трилогия «Тореадори з Васюківки» («Пригоди Робинзона Кукурузо» (1964), «Незнайомець з 13-ї квартири» (1966), «Таємниця трьох невідомих» (1970)). В 1979 году Международный совет по детской и юношеской литературе внес трилогию в почетный список Г.-Х. Андерсена. Обладатель литературных премий имени Леси Украинки, Н. Трублаини, А. Копыленко. Сейчас в «Барвинке» печатает свою новую повесть-сказку «Ковалі Щастя або Новорічний детектив». Ведет программу на Национальном радио Украины «Радіобайка Всеволода Нестайка».

Юлия КАЦУН
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ