Наша Родина просит помощи красноречия, потому что так много ее славных подвигов поминается глубокой молчанием.
Феофан Прокопович, украинский богослов, писатель, поэт, математик, философ, переводчик, публицист, ученый

«Овод» из украинской степи

29 июля, 2004 - 20:24
ДОМ ПО УЛ. ПРИНЦА УЭЛЬСКОГО, В КОТОРОМ С 1894 года ПРОЖИВАЛ СЕРГЕЙ КРАВЧИНСКИЙ / СЕРГЕЙ КРАВЧИНСКИЙ В 27-летнем ВОЗРАСТЕ

Жизнь выходца из украинских степных просторов, обладавшего литературным даром, Сергея Кравчинского, пришлась на период посткрепостнического «хождения в народ», активизации общественной жизни, радикализации методов политической деятельности в Российской империи. Родился он 13 июля (по новому стилю) 1851 года в селе Новом Стародубе Александрийского уезда Херсонской губернии (ныне — Петровского района Кировоградской области). Его отец, Михаил Тадеевич, по национальности был белорусом, служил военным врачом. Мама, Любовь Яковлевна, украинка, передала детям любовь к родной песне, поэзии «природы края».

На смену детским впечатлениям степной Александрийщины пришли годы учебы в Орловской военной гимназии, Московском Александровском военном училище, Михайловском артиллерийском училище в Санкт-Петербурге. В юнкерские годы Сергей не только овладевает теоретическими и практическими азами военного дела, но и интересуется литературой и историей, создает тайный кружок в среде будущих артиллеристов, участвует в нелегальных сходках.

19-летний Кравчинский все же получает звание подпоручика и едет на службу в резервную кавалерийскую бригаду, преподает в школе Харьковского военного округа. Но уже через год идет в отставку в звании поручика и поступает в столичный земледельческий институт на агрономическое отделение, не забывая степь, труд украинских хлеборобов. Впрочем, столичная среда содействует радикализации взглядов юноши. Его ровесники увлекаются взглядами Чернышевского и Добролюбова, кружком чайковцев. В 1872 году он вступает в этот кружок. Сергей — среди первых «ходоков в народ». По селам Тверской губернии он распространяет слухи, что вскоре у помещиков отберут землю. Его задерживает волостной старшина, но Сергей убегает, перейдя фактически на нелегальное положение.

Во второй половине 1874 года Кравчинский едет за границу. В Швейцарии он вынашивает идею создания народного журнала для села, переписывается по этому поводу с коллегой по политической борьбе, эмигрантом П. Лавровым. С целью изучения рабочего движения, социалистического мысли Европы посещает Англию, Бельгию, Италию, Францию, встречается с другими русскими диссидентами. Среди тех, с кем он тесно общался, был земляк Сергея Кравчинского, общественно-политический деятель Сергей Подолинский, который родился на границе Киевской и Херсонской губерний годом раньше Кравчинского.

5 июня 1875 года началось восстание в Герцеговине против турецкого ига. Освободительная борьба вызвала глубокие симпатии в Сербии, Хорватии, Словении, Черногории. Движение помощи охватило Россию. События на Балканах застали С. Кравчинского в Женеве. В июне он прибывает в Белград, где быстро адаптируется. Прибывший восторженно пишет о южных славянах: «А народ здесь прекрасный. Невозможно не привязаться к нему. Социальная пропаганда будет иметь огромный успех». После войны революционер даже собирается поселиться в Сербии или другом славянском государстве, мечтает о народном общеславянском двуязычном журнале. Прийдя к выводу, что «социализм немыслим в славянских землях до освобождения от турок», Степняк-Кравчинский идет в армию восставших в Герцеговину. Его назначают начальником артиллерии, которая состояла только из нескольких пушек (по другим данным — из одной). Как военный специалист (вот где понадобились знания, полученные в училищах), он составляет план кампании, одобренный повстанцами. В одном из писем украинец описывает сложные условия борьбы в горах: «Мы подошли к подножию крутой горы. Необходимо было пушку вытянуть на вершину, но как мы ни пытались... это нам не удалось, и мы закопали ее». Особенно было сложно в таких условиях степняку: «Я хотел сам взойти на гору, но... не смог. Сербы — опытные горцы. И один из их вождей, Пеко Павлович, внес меня на верхушку горы на своей спине. Там мы залегли...» Отсутствие революционных целей в национально-освободительной борьбе южных славян привело к тому, что в начале осени Кравчинский покинул Герцеговину, чтобы сконцентрировать свои усилия именно на социальной борьбе.

В 1877 году Сергей Кравчинский делает попытку поднять восстание вместе с итальянскими революционерами в провинции Беневенто, но неудачно. Его арестовывают. Только амнистия, объявленная королем Италии, спасает его от возможной казни. Через год Кравчинский возвращается в столицу Российской империи для продолжения борьбы против существующей власти исповедуемыми им радикальными методами.

В 1878 году в Петербурге Сергей Кравчинский убивает начальника жандармерии генерала Мезенцева. Сам царь издал указ о розыске террориста. Но еще несколько месяцев он остается в городе, удачно конспирируясь, пишет статьи в подпольную газету «Земля и воля». Но с началом арестов «землевольцев» вынужден эмигрировать за границу. На этот раз навсегда. В России Кравчинского объявляют государственным преступником, в донесении он значился как самый опасный руководитель революционеров в Петербурге. Преследовался он полицией России и за границей. Поэтому на чужбине Кравчинский с конспиративной целью становится Степняком. Этот литературный псевдоним, в котором проявилась тоска по родным местам, впервые появился в 1881 году под публикациями очерков из будущей книги «Подпольная Россия» в одной из итальянских газет. С этой фамилией общественно-политический деятель и писатель и был известен при жизни в Европе и Америке. Указанное же произведение отдельным изданием опубликовано в Милане в 1882 году. За границей Сергей Михайлович дает уроки русского языка, делает переводы, пишет новые работы. Но не забывает и родной, мамин язык. Проживая в Лондоне, читает стихотворения Тараса Шевченко, учит ему своего друга — писательницу Этель- Лилиан Буль, которую называл Булочкой. В 1890 году в Лондоне, дома у Кравчинских, она познакомится со своим будущим мужем Михаилом Войничем, бежавшим из сибирской ссылки. Этот польский революционер в Иркутске познакомился с сестрой жены Степняка Параской Карауловой, которая и дала английский адрес родственников. Михаил поселился в доме Кравчинских, когда те на несколько месяцев уехали в США.

За океаном Степняк читает студентам Бостона, Чикаго, Вашингтона лекции о Л. Толстом, И. Тургеневе, революционном движении в России, сибирских ссылках. Денег, которые он заработал за лекции, хватало, чтобы основать Фонд свободной русской печати. Это позволило печатать и закупать революционную литературу для России. Член комитета фонда М. Войнич так писал о планах этой структуры: «На очереди стоит первая брошюра Степняка — англо-американское движение, она должна выйти в свет еще в июле. Потом, если кто-нибудь даст специально деньги на издание романа Степняка и его «Подпольной России», то он сам их переведет». Поляк заведовал всеми организационными делами и книжным складом, который создали при фонде для отправки нелегальной литературы (в том числе и произведений Тараса Шевченко) в Россию.

Летом 1892 года Михаил женится на Этель, дав ей фамилию, под которой она и стала известной писательницей. Супруги Войничи вошли в состав трех организаторов Союза книгонош, которому помогал Кравчинский. В феврале 1895 года поляк писал: «Степняк теперь сидит над большим романом, который он рассчитывает закончить летом. С целью усилить репутацию Союза Сергей этот роман отдал нам». Высоко оценивал он и издание Фонда свободной русской печати: «Обе брошюры Степняка представляют эру в движении. Очень талантливые, и думаю, расшевелят публику». Речь тут шла о «Заграничной агитации».

Все творческие планы Сергея Кравчинского-Степняка оборвала случайная трагическая гибель при переходе железнодорожного пути в Лондоне в декабре 1895 года. Перед вокзалом Ватерлоо прошел траурный митинг. Его единомышленники на материке также отдали дань памяти общественному деятелю и писателю. В частности, редактируемая А. Бакичем сербская газета «Социал-демократ» поместила в первом номере за 1896 год некролог. С покойного уроженца украинских степей Этель Войнич спишет образ главного героя своего первого романа «Овод».

О месте Сергея Кравчинского в тогдашней общественной европейской жизни свидетельствует то, что он поддерживал связи с Фридрихом Энгельсом, Дж. Бернардом Шоу, Элеонорой Маркс-Эвелинг, Марком Твеном, Уильямом Хоуэллсом, Михаилом Драгомановым, Верой Засулич. «Подпольную Россию» читали, использовали из нее идеи или сюжеты Лев Толстой, Эмиль Золя, Владимир Ульянов. В советские времена его произведения стали доступны широким кругам земляков. Музей С. Кравчинского-Степняка действовал в его родном Новом Стародубе. В Кировограде одна из улиц носит имя писателя и политического деятеля. Кроме вышеназванного, его перу принадлежат: книга публицистических очерков «Россия под властью царей», роман «Андрей Кожухов», повести, драмы.

Сергей ШЕВЧЕНКО, доцент Кировоградского госпедуниверситета им. В. Винниченко
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ