Люди, у которых есть свобода выбора, всегда выберут мир.
Рональд Рейган, 40-ий Президент США

«Овод» из украинской степи

29 июля, 2004 - 20:24
ДОМ ПО УЛ. ПРИНЦА УЭЛЬСКОГО, В КОТОРОМ С 1894 года ПРОЖИВАЛ СЕРГЕЙ КРАВЧИНСКИЙ / СЕРГЕЙ КРАВЧИНСКИЙ В 27-летнем ВОЗРАСТЕ

Жизнь выходца из украинских степных просторов, обладавшего литературным даром, Сергея Кравчинского, пришлась на период посткрепостнического «хождения в народ», активизации общественной жизни, радикализации методов политической деятельности в Российской империи. Родился он 13 июля (по новому стилю) 1851 года в селе Новом Стародубе Александрийского уезда Херсонской губернии (ныне — Петровского района Кировоградской области). Его отец, Михаил Тадеевич, по национальности был белорусом, служил военным врачом. Мама, Любовь Яковлевна, украинка, передала детям любовь к родной песне, поэзии «природы края».

На смену детским впечатлениям степной Александрийщины пришли годы учебы в Орловской военной гимназии, Московском Александровском военном училище, Михайловском артиллерийском училище в Санкт-Петербурге. В юнкерские годы Сергей не только овладевает теоретическими и практическими азами военного дела, но и интересуется литературой и историей, создает тайный кружок в среде будущих артиллеристов, участвует в нелегальных сходках.

19-летний Кравчинский все же получает звание подпоручика и едет на службу в резервную кавалерийскую бригаду, преподает в школе Харьковского военного округа. Но уже через год идет в отставку в звании поручика и поступает в столичный земледельческий институт на агрономическое отделение, не забывая степь, труд украинских хлеборобов. Впрочем, столичная среда содействует радикализации взглядов юноши. Его ровесники увлекаются взглядами Чернышевского и Добролюбова, кружком чайковцев. В 1872 году он вступает в этот кружок. Сергей — среди первых «ходоков в народ». По селам Тверской губернии он распространяет слухи, что вскоре у помещиков отберут землю. Его задерживает волостной старшина, но Сергей убегает, перейдя фактически на нелегальное положение.

Во второй половине 1874 года Кравчинский едет за границу. В Швейцарии он вынашивает идею создания народного журнала для села, переписывается по этому поводу с коллегой по политической борьбе, эмигрантом П. Лавровым. С целью изучения рабочего движения, социалистического мысли Европы посещает Англию, Бельгию, Италию, Францию, встречается с другими русскими диссидентами. Среди тех, с кем он тесно общался, был земляк Сергея Кравчинского, общественно-политический деятель Сергей Подолинский, который родился на границе Киевской и Херсонской губерний годом раньше Кравчинского.

5 июня 1875 года началось восстание в Герцеговине против турецкого ига. Освободительная борьба вызвала глубокие симпатии в Сербии, Хорватии, Словении, Черногории. Движение помощи охватило Россию. События на Балканах застали С. Кравчинского в Женеве. В июне он прибывает в Белград, где быстро адаптируется. Прибывший восторженно пишет о южных славянах: «А народ здесь прекрасный. Невозможно не привязаться к нему. Социальная пропаганда будет иметь огромный успех». После войны революционер даже собирается поселиться в Сербии или другом славянском государстве, мечтает о народном общеславянском двуязычном журнале. Прийдя к выводу, что «социализм немыслим в славянских землях до освобождения от турок», Степняк-Кравчинский идет в армию восставших в Герцеговину. Его назначают начальником артиллерии, которая состояла только из нескольких пушек (по другим данным — из одной). Как военный специалист (вот где понадобились знания, полученные в училищах), он составляет план кампании, одобренный повстанцами. В одном из писем украинец описывает сложные условия борьбы в горах: «Мы подошли к подножию крутой горы. Необходимо было пушку вытянуть на вершину, но как мы ни пытались... это нам не удалось, и мы закопали ее». Особенно было сложно в таких условиях степняку: «Я хотел сам взойти на гору, но... не смог. Сербы — опытные горцы. И один из их вождей, Пеко Павлович, внес меня на верхушку горы на своей спине. Там мы залегли...» Отсутствие революционных целей в национально-освободительной борьбе южных славян привело к тому, что в начале осени Кравчинский покинул Герцеговину, чтобы сконцентрировать свои усилия именно на социальной борьбе.

В 1877 году Сергей Кравчинский делает попытку поднять восстание вместе с итальянскими революционерами в провинции Беневенто, но неудачно. Его арестовывают. Только амнистия, объявленная королем Италии, спасает его от возможной казни. Через год Кравчинский возвращается в столицу Российской империи для продолжения борьбы против существующей власти исповедуемыми им радикальными методами.

В 1878 году в Петербурге Сергей Кравчинский убивает начальника жандармерии генерала Мезенцева. Сам царь издал указ о розыске террориста. Но еще несколько месяцев он остается в городе, удачно конспирируясь, пишет статьи в подпольную газету «Земля и воля». Но с началом арестов «землевольцев» вынужден эмигрировать за границу. На этот раз навсегда. В России Кравчинского объявляют государственным преступником, в донесении он значился как самый опасный руководитель революционеров в Петербурге. Преследовался он полицией России и за границей. Поэтому на чужбине Кравчинский с конспиративной целью становится Степняком. Этот литературный псевдоним, в котором проявилась тоска по родным местам, впервые появился в 1881 году под публикациями очерков из будущей книги «Подпольная Россия» в одной из итальянских газет. С этой фамилией общественно-политический деятель и писатель и был известен при жизни в Европе и Америке. Указанное же произведение отдельным изданием опубликовано в Милане в 1882 году. За границей Сергей Михайлович дает уроки русского языка, делает переводы, пишет новые работы. Но не забывает и родной, мамин язык. Проживая в Лондоне, читает стихотворения Тараса Шевченко, учит ему своего друга — писательницу Этель- Лилиан Буль, которую называл Булочкой. В 1890 году в Лондоне, дома у Кравчинских, она познакомится со своим будущим мужем Михаилом Войничем, бежавшим из сибирской ссылки. Этот польский революционер в Иркутске познакомился с сестрой жены Степняка Параской Карауловой, которая и дала английский адрес родственников. Михаил поселился в доме Кравчинских, когда те на несколько месяцев уехали в США.

За океаном Степняк читает студентам Бостона, Чикаго, Вашингтона лекции о Л. Толстом, И. Тургеневе, революционном движении в России, сибирских ссылках. Денег, которые он заработал за лекции, хватало, чтобы основать Фонд свободной русской печати. Это позволило печатать и закупать революционную литературу для России. Член комитета фонда М. Войнич так писал о планах этой структуры: «На очереди стоит первая брошюра Степняка — англо-американское движение, она должна выйти в свет еще в июле. Потом, если кто-нибудь даст специально деньги на издание романа Степняка и его «Подпольной России», то он сам их переведет». Поляк заведовал всеми организационными делами и книжным складом, который создали при фонде для отправки нелегальной литературы (в том числе и произведений Тараса Шевченко) в Россию.

Летом 1892 года Михаил женится на Этель, дав ей фамилию, под которой она и стала известной писательницей. Супруги Войничи вошли в состав трех организаторов Союза книгонош, которому помогал Кравчинский. В феврале 1895 года поляк писал: «Степняк теперь сидит над большим романом, который он рассчитывает закончить летом. С целью усилить репутацию Союза Сергей этот роман отдал нам». Высоко оценивал он и издание Фонда свободной русской печати: «Обе брошюры Степняка представляют эру в движении. Очень талантливые, и думаю, расшевелят публику». Речь тут шла о «Заграничной агитации».

Все творческие планы Сергея Кравчинского-Степняка оборвала случайная трагическая гибель при переходе железнодорожного пути в Лондоне в декабре 1895 года. Перед вокзалом Ватерлоо прошел траурный митинг. Его единомышленники на материке также отдали дань памяти общественному деятелю и писателю. В частности, редактируемая А. Бакичем сербская газета «Социал-демократ» поместила в первом номере за 1896 год некролог. С покойного уроженца украинских степей Этель Войнич спишет образ главного героя своего первого романа «Овод».

О месте Сергея Кравчинского в тогдашней общественной европейской жизни свидетельствует то, что он поддерживал связи с Фридрихом Энгельсом, Дж. Бернардом Шоу, Элеонорой Маркс-Эвелинг, Марком Твеном, Уильямом Хоуэллсом, Михаилом Драгомановым, Верой Засулич. «Подпольную Россию» читали, использовали из нее идеи или сюжеты Лев Толстой, Эмиль Золя, Владимир Ульянов. В советские времена его произведения стали доступны широким кругам земляков. Музей С. Кравчинского-Степняка действовал в его родном Новом Стародубе. В Кировограде одна из улиц носит имя писателя и политического деятеля. Кроме вышеназванного, его перу принадлежат: книга публицистических очерков «Россия под властью царей», роман «Андрей Кожухов», повести, драмы.

Сергей ШЕВЧЕНКО, доцент Кировоградского госпедуниверситета им. В. Винниченко
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments