Самые страшные в жизни те люди, которые прочитали одну книгу. С человеком же, который много читает, всегда будешь иметь о чем поговорить, и тебе рядом с ним ничего не будет угрожать.
Иван Малкович, украинский поэт и издатель, владелец и директор издательства «А-БА-БА-ГА-ЛА-МА-ГА»

Несокрушимые крылья «синей птицы»

18 мая свое 85-летие отмечает известная керамистка и шестидесятница Галина Севрук
15 мая, 2014 - 15:49

По случаю юбилея  мастера в художественной галерее «Митець»  проходит персональная выставка, которая представляет творчество (керамику, живопись, графику), в частности и работы 1960-х г.г.; некоторые из них выставлены впервые.

Об этой необычной женщине, искусство которой способно распахнуть ворота веков, рыцарь украинского шестидесятнического движения Иван Свитличный  писал: «Крізь тьму неволі, тьму облуди//Боги виходять в світ, у люди,// С ескортом віщих оберег!». Галине Севрук мы обязаны тем, что ее чрезвычайно емкое и одухотворенное дыханием прошлого искусство не дало нашей национальной памяти зарасти чертополохом забвения.

Родилась Галина Сильвестровна Севрук  в Самарканде, в семье архитектора Сильвестра Мартыновича Севрука и Ирины Дмитриевны Григорович-Барской, из славного рода Григоровичей-Барских, навечно вписанных в украинскую историю. В 1930 г. семья переехала в Украину (сначала в Харьков, а в конце войны — в Киев), ей суждено было закончить художественную школу при Киевском государственном художественном институте, впоследствии получить диплом живописного факультета этого заведения. Отказавшись портретировать партийных деятелей, превращая их в идолов, избрала достойный путь поиска душевной и художественной гармонии. Ее формирование как личности было обусловлено в первую очередь участием в Киевском клубе творческой молодежи, общением с теми, кого называем шестидесятниками-нонконформистами.

Ранние произведения Галины Севрук — дань традиционной живописи и графике — свидетельствовали, что  через стихию краски, линий и иррациональность ощущения она будет искать свой «философский камень». Однако логика творческих поисков и прозрений,  жажда  самовыражения открыли ей тайну «живой» глины — материала, который имеет символично божественное происхождение и одаривает избранных особым творческим горением. Тяготение к абстрактному зрительному воплощению художественных идей уступило увлечению неповторимой пластичностью и фактурностью глины.

В 1960-70-е гг. Г. Севрук работала в керамической мастерской-лаборатории мастера Нины  Федоровой. За попытки экспериментировать с глиной — ее пластикой, цветом, даже пропорциями фигур— коллектив неоднократно пытались разогнать, работников, в частности и Г. Севрук ( чуть ли не самую большую экспериментаторшу-авангардистку, которая осмелилась творить  нетрадиционные «иконы в глине»), поддавали всевозможным притеснениям за «измену» удобному для системы  методу соцреализма.

Декоративные стены, вдохновенные лучезарным замыслом Г. Севрук и ее высоким мастерством исполнения, поражают целостностью замысла, гармоничностью, «рассмеяностью» глины как совершенного материала для керамических шедевров. Еще в начале 1960-х гг. она прославилась мозаиками «Лісова пісня» (1963) и «Лілея» (1964); на границе Польши и Беларуси возвышается стела памяти брестской трагедии 1941 г. (1968 г.). В одном из центральных районов города Киото (побратима Киева) в 1978 г. был установлен памятный знак ее работы (со временем он был заменен на современный герб Киева).

В Алуште, Киеве, Одессе, Чернигове, Матусове также есть панно, рельефы и фриз-росписи, выполненные рукой Галины Севрук. Жалко, что не все уцелело: снесли стелу-стену «Дерево жизни» (1970) располагавшуюся на улице Владимирской, около одного из филиалов Центральной научной библиотеки им. В. Вернадского. В целом за период 35-летнего труда в экспериментальной лаборатории Академии архитектуры Галина Севрук создала свыше 30 крупных панно, став признанной художницей-монументалисткой. А еще—  почти полтысячи  уникальных камерных работ из керамики.

Даже в глухие застойные времена идеологических обвинений пани Галина не могла преодолеть в себе притягательную силу фольклорных, мифических мотивов, которые вдохновляли ее на плодотворные художественные находки. Древнейшие верования  пращуров побуждали к размышлениям о совершенстве/несовершенстве мира, гармонии и диссонансах. Эстетика диктовала этику и наоборот: эти понятия оставались неразрывными на протяжении целой ее жизни. В ее творчестве того периода появились модель памятника Марусе Чурай, философски насыщенные композиции «Григорий Сковорода», «Дерево жизни», «Легенда», «Семья» и др. Именно тогда, когда наперекор всему нужно было выстоять, не предавая себя, ее творческая копилка пополнилась изображениями языческих символов-оберегов,  возрождавших древнейший символический мир и они получили необычайную популярность среди почитателей ее таланта.

Ее работы — это еще и интересные психологические этюды, которые дают представление о человеческих характерах и настроениях. При этом самое пристальное внимание художницы привлекают люди неординарные, представители элиты: духовенство, государственные деятели, художники, ученые, писатели.

    Особой страницей в творчестве Г. Севрук стал цикл работ «Казацкая эпоха», призванных в разных ипостасях раскрыть феномен казацкого рыцарства, которые доныне отсвечивают нам чистым золотом настоящего искусства. Выполненные в классической форме, с вкраплениями геральдики, портреты исторических деятелей — И. Богуна, Б. Вишневецкого, П. Дорошенко, С. Кишки, М. Кривоноса, С.Наливайко, П. Сагайдачного, И. Сирка, Б. Хмельницкого — составляют золотой фонд украинского искусства на историческую тематику.

В ее творчестве портреты шестидесятников-побратимов, с которыми она достойно разделила свою судьбу: здесь и красивая, независимая, с обостренным чувством собственного  достоинства Алла Горская, и рыцарь шестидесятнического движения Иван Свитлычний на кладбище иллюзий, уставший, но непобежденный; и страждущая Надийка Свитлычная — одна, среди заснеженного леса, босая, встревоженная судьбой арестованного брата и маленького сына.

Не изменяла Г. Севрук и графике и живописи. Эти традиционные техники выручали ее в часы, когда нужно было пригасить боль и смятение, вылить их на бумагу или полотно. Это по большей части экзистенционно-философские работы раннего периода творчества, среди которых самыми выразительными являются трагически окрашенные полотна «Сломанные крылья», «Измена», «Одиночество», «Страдание», «Отец отходит»,  «По ту сторону». Написанные в период, когда тяжело умирал ее отец, они передают драматичность конечности человеческой жизни и, в то же время, размышления о смысле бытия.

Галина Севрук — лауреат премий им. Василя Стуса и Андрея Шептицкого. Однако искренне верится, что Украина наконец-то оценит ее Национальной премией имени Тараса Шевченко. Многочисленные творческие выставки в Украине, Канаде, Германии, России сделали ее имя известным среди тех, кто умеет ценить красоту, гармонию и совершенство. Произведения мастера хранятся во многих музеях и частных коллекциях Украины и за рубежом.

На открытии персональной выставки в галерее «Митець» Галина Сильвестровна назвала наибольшим своим счастьем внутреннюю свободу, которая не дала ей превратиться в рабыню страха, конъюнктуры или заработка, а навсегда осталась «Синей птицей» (по названию любимой картины)...

Фото Артема СЛИПАЧУКА, «День»

Людмила ТАРНАШИНСКАЯ, Институт литературы им. Т.Г. Шевченко НАН Украины
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ