Свобода не может быть частичной.
Нельсон Мандела, южноафриканский государственный и политический деятель

Чужие

19 июня, 2019 - 11:06

В Довженко-центре проходит первая в Украине выставка лауреата премии «Оскар» за лучшие визуальные эффекты, швейцарского художника Ганса Рудольфа Гигера (1940—2014).

Г.Р. Ґиґер прославился дизайном одного-единственного фильма — хоррора «Чужой», выпущенного в Голливуде британским режиссером Ридли Скоттом. Антагонист картины — неуязвимое чудовище, истекающее концентрированной кислотой и размножающееся путем откладывания эмбрионов в организмы жертв — очаровал зрителей раз и навсегда.

Помимо рисунков, фотографий и статуэток на выставке экспонируется двухметровая металлическая скульптура — Чужой в натуральную величину. Конечно, все с ним фотографируются, сосредоточено уставившись в угрожающую безглазую морду.

Заметно, что Гигер вдохновлялся самыми опасными существами — хвост, например, позаимствован у скорпиона, когти — у льва или тигра, передние лапы напоминают человеческие руки, позвоночник — скелет змеи.

Но главное — механика, точнее, машинность, имплантированная в биологию. Челюсти держатся на каких-то кабелях. По бокам конечностей выпирают позвонки, в которых узнаются клапаны саксофона (!) И, наконец, голова — вылитый бензобак от мотоцикла неизвестной марки.

Итак, скорпион + человек + тигр + змея + мотоцикл + саксофон. Зловеще и остроумно одновременно. Есть мнение, что даже и сексуально. Гигера приписывают к сюрреалистам, и не без оснований: такие безумные сочетания, приправленные эротизмом, были одной из доминант их стиля. Но не они это придумали. Гибридные существа появляются еще на полотнах Босха. А первенство в сочетании живого с машинным принадлежит предшественникам сюрреализма — дадаистам. Причина понятна: только что закончилась Первая мировая война — первая также в масштабах применения машин. Следствие — миллионы искалеченных на протезах, костылях, инвалидных колясках. Искусство не могло не реагировать.

Через полвека применение машин для уничтожения превратилось в рутину, а искусство на масштабы убийств все так же не влияло.

Послевоенные, посттравматические, невротические гибриды ранних авангардистов были слишком человеческими. Соединив по тому же принципу известные формы, противопоставив это наше цивилизации, добавив щепоть иронии, Гигер создал идеального чужака.

Машины, мирные и военные, банализировавшись, стали частью пейзажа. И в этом пейзаже начали заводиться различные создания, даже дадаистам не снившиеся. И создания эти нас вполне эффективно развлекают.

Пока что развлекают.

Газета: 
Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

comments powered by HyperComments