Поскольку украинская нация несколько веков искала своего освобождения, постольку мы расцениваем это как непобедимое ее желание выявить и черпать свой национальный окрас.
Микола Хвылевой, украинский прозаик, поэт, публицист

Ничего, ничего, ничего

14 апреля, 2021 - 12:33

Удивительно: до сих пор приходится встречать мнение о комиксе как о поверхностном, детском развлечении. Лучшее опровержение этого предрассудка — конкретные примеры. Вот один из них, о котором давно хочу рассказать.

«Братство Дада» — банда из комиксов DC Comics. Впервые появилась в выпуске «Роковой патруль» в 1989. Братство предано всем абсурдным и странным вещам. Свое название заимствовало у художественного движения Дада, который в начале ХХ века устроил революцию в искусстве под лозунгом «Дадаисты не являются ничем, ничем, ничем, несомненно, они не достигнут ничего, ничего, ничего». Группа не признает понятий добра и зла, она просто вне их; «братьев», пожалуй, лучше всего описать как анархических разбойников.

Основатель Братства — бывший ученый Мистер Никто. По своим способностям он более или менее близок к классическому злодею, хотя и со странностями: сводит своих жертв с ума с помощью очень реалистичных галлюцинаций или беспечных рождественских песенок Перри Комо; превращает оппонентов в мексиканских кукол-пиньят; производит миниатюрные карманные вселенные, где прячет людей.

Собрав банду, эта изобретательная особа провозглашает:

«Добро»! «Зло»! Устаревшие концепции устаревшего времени. Разве мы не являемся окончательным доказательством того, что нет добра, зла, правды, причины? Разве мы не являемся доказательством того, что Вселенная — это слюнявый идиот, не имеющий чувства стиля? С этого дня мы будем праздновать полный абсурд жизни, гигантский фокус-покус существования. С этого дня пусть царит неразум».

Сообщники — личности не менее красочные.

Туман, он же Байрон Шелли (в честь лорда Байрона и Перси Биш Шелли) превращается в психоделическое облако, способное поглощать людей. Те, кого он поглотил, все еще способны общаться, и эти внутренние голоса сбивают его с толку.

Неистовство (Frenzy): неграмотный сирота. Носит пышный наряд, покрытый символами, цилиндр с зеленым цветком и два велосипедных колеса на спине. Может превратиться в живой циклон и похож повадками на раннего Чарли Чаплина.

Лунатик — британская девушка, обладает огромной силой, но только когда спит. Пьет снотворное и носит наушники, в которых играет слащаво-убаюкивающий Барри Манилов. Вокруг глаз у нее нарисованы очертания двух лиц.

Викторина (The Quiz) — японка со страхом грязи. Имеет те силы, о которых вы не думаете. Чтобы заставить ее потерять силу, нужно подумать об этом. Из-за страха перед грязью носит противогаз и длинное платье, покрытое знаками вопроса. Превращает врагов в стекло и в унитазы, наполненные цветами.

Агент «!» — бездомный в костюме, украшенном восклицательными знаками. Его грудь — золотая клетка, содержащая миниатюрный реактивный самолет с птичьими ногами. Несмотря на странный облик, его способность — появляться без сюрпризов, благодаря чему его действия никого не удивляют и на них никто не обращает внимания.

Псевдоним Размытие (Alias the Blur). Когда-то актриса Ильза Краус влюбилась в собственное отражение. По мере того, как она взрослеет, отображение меняется, и Ильза убеждена, что ее любовь похитили и подменили; она шрамирует зеркало кислотой, прежде чем застрелиться. Разрушенное зеркало оказывается на мусорнике, но его пробуждают вибрации мечтаний Мистера Никто. Так и рождается Псевдоним Размытие, разбитый монстр-призрак, способный ускорять процесс старения того, кто смотрит в его зеркало.

Число Нет, также известное как Секретная личность, не является ни конкретным человеком, ни вещью. Число Нет — это нечто или некто, могущее помешать вам, та самая мелкая преграда, случающаяся в самый неподходящий момент. Как сказал Мистер Никто: «Все и вся, в то или иное время, являются Числом Нет». Его никогда официально не убивают, потому что непонятно, существует ли оно вообще.

Любовная перчатка, он же Бобби Кармайкл, ярый меломан-шестидесятник, в одну ночь видит влажный сон о таинственном дереве с перчатками вместо листьев. Проснувшись, он обнаруживает, что левая рука исчезла, а вместо правой — красная перчатка с песчанистой текстурой, прикрепленная к его плечу коллекцией валентинок. Это Любовная перчатка. Он использует ее как обычную руку, но может дотянуться и на большее расстояние. Бобби регулярно посещает Дерево и берет с него левые перчатки с дополнительными мощностями.

Часть лица Игрушки закрыта чем-то вроде маски Ганнибала Лектера, только в сочетании с головой Мистера Картошки, популярной детской игрушки. Набор пластиковых губ прикреплен к маске, а зубные щетки торчат как уши. Носит рубашку с надписью «Играй со мной». Везде опаздывает. В том числе на собственное убийство. Происхождение и силы неизвестны, да это и неважно.

Наиболее преступление компании — похитили магическую картину и использовали ее для переноса Парижа в другую реальность, основанную на философских концепциях и школах искусства. Их план был сорван супергероями правопорядка, но они решили остаться в альтернативной фантасмагории.

Позже Мистер Никто бежал из картины с помощью четырех новых членов Братства. Они похитили велосипед, во время поездки на котором создатель ЛСД Альберт Хофман впервые испытал влияние этого галлюциногенного наркотика и использовали его для обеспечения президентской кампании Мистера Никто.

В этой истории еще много ярких моментов, вроде лозунга «Пролетарии всех стран, воспламеняйтесь! Вам нечего терять, кроме своего ума!» Но главное, что она наглядно доказывает: плохих жанров нет.

Конечно, хочется увидеть «Братство Дада» на экране. Правда, режиссера, способного адекватно это снять, мне представить еще труднее, чем Число Нет.

Газета: 
Новини партнерів




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ