Истина — пробный камень самой себе и лжи.
Бенедикт Спиноза, нидерландский философ, ученый, политический и религиозный мыслитель

Ирредентизм…

Где еще на европейском континенте хотят присоединиться к соседнему государству?
13 марта, 2014 - 19:03
Где еще на европейском континенте хотят присоединиться к соседнему государству?
Где еще на европейском континенте хотят присоединиться к соседнему государству? / Фото Reuters

В нынешней Европе насчитывается около тридцати стран, где существуют активные сепаратистские движения. Украина – одна из них. Однако сегодняшний расклад в Крыму следует рассматривать не столько в плоскости сепаратизма, сколько в контексте ирредентизма, под которым понимается стремление определенной группы воссоединиться с соседним государством. В крымском случае мы видим проявления экспансионистского или реваншистского ирредентизма, то есть речь идет о тех ситуациях, когда «массовиком-затейником» выступает соседнее государство, играя на соответствующих настроениях местного населения. Выделяют разные исторические примеры ирредентизма, среди которых – итальянский, венгерский, немецкий, русский. К последнему, помимо факторов Крыма и Юго-Восточной Украины, относят еще Северный Казахстан и Беларусь.

Проводя европейские параллели с текущим положением дел на Крымском полуострове, подробней стоит остановиться на современных тенденциях сепаратизма и ирредентизма, связанных со спецификой Валлонского региона Бельгии, румынской Трансильвании и Косово.

ВАЛЛОНИЯ И ФРАНЦИЯ

Политический кризис в Бельгии в 2007-2011 годах поставил страну на грань раскола: на политической карте мира мысленно уже рисовали две новые страны – Фландрию и франкоязычную Валлонию, с которой также ассоциировалось дальнейшее движение в сторону Франции. Тем не менее, бельгийцам удалось сохранить единство, помогли федеральные уступки центра в пользу региональных полномочий.

Эксперты связывали бельгийский кризис с мировым экономическим кризисом, который особенно ударил по фландрийской экономике. Отмечается, что это и обусловило во многом обострение внутригосударственных противоречий: более зажиточная Фландрия не желала «кормить» Валлонский регион, где наблюдался высокий уровень безработицы на фоне слабо развитой промышленности.

В 2011 году, согласно результатам исследования, проведенного Ifop, 22% французов были «полностью согласны» с присоединением Валлонии, 38% «скорее согласны, чем не согласны». В общем – 60% (на 6% больше по сравнению с подобным опросом, который проводился JDD в 2007 году). В свою очередь, сами валлонцы оказались более пессимистично настроенными к потенциальному присоединению их региона к Франции. Только 39% из них позитивно отнеслись к этой идее. (13% «полностью согласны», 26% просто «согласны»). Активно валлонский ирредентизм поддерживала глава французского «Национального фронта» Марин Ле Пен.

ТРАНСИЛЬВАНИЯ И ВЕНГРИЯ

В прошлом году разгорелся скандал между Венгрией и Румынией вокруг Трансильвании. Лидер партии «За лучшую Венгрию» Габор Вона поддержал идею будапештского протектората над трансильванскими венграми и пообещал, что его партия будет бороться за создание венгерской автономии в этом регионе Румынии и даже готова участвовать в возможном вооруженном конфликте между Бухарестом и Будапештом. В аналогичном русле ранее сделал свое заявление председатель самопровозглашенного Совета венгерской автономии Трансильвании Ласло Текеш. Реагируя же на все эти призывы, президент Румынии Траян Бэсэску пообещал «поставить Будапешт на место».

После того, как в 1920 году был подписан Трианонский договор, который подвел черту под существованием Австро-Венгрии с ее масштабными территориями в Центральной и Юго-Восточной Европе, 3 миллиона венгров стали этническим меньшинством в таких соседних государствах, как Австрия, Чехословакия, Югославия и Румыния. Что касается последней, то здесь проживает около 1,5 миллионов венгров (7% населения страны).

КОСОВО И «ВЕЛИКАЯ АЛБАНИЯ»

Приняв на днях «Декларацию о независимости Севастополя и Крыма», парламентарии АРК сослались на прецедент с Косово, а именно на то, что частичное признание независимости, с точки зрения ООН, не противоречит нормам международного права. Тем не менее, ни Россия, ни Украина косовской независимости не признали. Формально территория Косово находится под сербской властью в качестве автономного края. Но де-факто этот край не контролируется Сербией, а его часть, где преобладает сербское население, не желает подчиняться Приштине.

Косовский ирредентизм связан с идеей «Великой Албании» – движение за воссоединение всех тех территорий, где албанская этническая группа количественно превышает население, представляющее титульную нацию. Основная часть таких территорий находится в границах бывшей Югославии. Идеологические сторонники «Великой Албании» видят в своем проекте северо-западные районы Македонии, южные районы Сербии, в том числе Косово.

В прошлом году в Албании приняли закон, позволяющий получить гражданство всем этническим албанцам, проживающим на Балканах. Исключением стали как раз косовары. Как отмечают специалисты, косовской диаспоре в Албании решили не давать паспортов из-за опасения ухудшить отношения с ЕС, поскольку Брюссель ранее пригрозил оставить всех албанцев без права на безвизовый режим, если косоварам дадут албанское гражданство.

ИКАРИЙСКИЙ КУРЬЕЗ И КРЫМ

Два года назад распространились слухи, что жители греческого острова Икария настолько устали от экономического кризиса, что хотят отсоединиться от Греции и войти в состав… Австрии, находясь на расстоянии 2000 км от Вены. Мол, «в Турцию, Германию и Италию не хотим, остается только Австрия». Поводом для этих разговоров послужила публикация в австрийской газете Heute. Но греческие власти опровергли эти слухи, а мэр Икарии заявил, что никакого «движения за освобождения» на острове нет.

Впрочем, как показывает сегодняшняя крымская практика, наличие особо активных движений внутри определенной группы – это необязательное условие для ирредентизма. Основную «организационно-зажигательную» функцию может выполнять руководство соседнего государства, используя не только национально-культурную, но и социально-экономическую ситуацию. Ведь сейчас, судя по всему, многие из тех крымчан, которые убеждены, что им в составе РФ будет лучше, прежде всего, отталкиваются от социально-экономических мотиваций, для которых национально-культурный аспект и страх перед мифическими «бандеровцами» служит просто некой политико-идеологической надстройкой.

Рубрика: 
Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments