Это была лишь прелюдия, там, где сжигают книги, впоследствии сжигают и людей
Генрих Гейне, немецкий поэт

Булгаковы и... Япония

Новая выставка открылась в день именин писателя — День святого Архистратига Михаила, покровителя Киева

Экспозиция в Литературно-мемориальном музее Михаила Булгакова называется «Японские страницы из жизни семьи Булгаковых». Выставка проводится при содействии Национального музея искусств имени Богдана и Варвары Ханенко (в рамках «Года Японии в Украине»).

В мемориальном пространстве музея впервые представлена картина «Морской пейзаж» работы японского художника Андо Хиросиге (1797—1858) из фондов Восточной коллекции Музея Ханенко. Оригинальное полотно А.Хиросиге, изображающее гору Фудзи, помогла нам реконструировать деталь интерьера гостиной комнаты по фотографии 1914 года и привнести тонкий восточный колорит. Идея представить именно этот экспонат из художественного музея в нашем литературном музее возникла не случайно. Мы даже не подозревали, что связи окажутся такими близкими и значимыми.

Консультируясь с коллегами из в Музея Ханенко относительно предметов декоративно-прикладного искусства из архива Надежды Афанасьевны Булгаковой-Земской (сестры Михаила Булгакова), мы узнали, что в Восточном отделе находится пять предметов из уникальной коллекции дяди Булгакова (выдающегося ученого-ориенталиста Алексея Матвеевича Позднеева). А фотографии из нашего архива, на которых с Булгаковыми изображен младший Позднеев — Дмитрий Матвеевич — с семьей в Японии, вызвали огромный интерес у искусствоведов, которые помогли нам атрибутировать некоторые детали на фото.

В МЕМОРИАЛЬНОМ ПРОСТРАНСТВЕ МУЗЕЯ ВПЕРВЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНА КАРТИНА «МОРСКОЙ ПЕЙЗАЖ» РАБОТЫ ЯПОНСКОГО ХУДОЖНИКА АНДО ХИРОСИГЕ (1797—1858) ИЗ ФОНДОВ ВОСТОЧНОЙ КОЛЛЕКЦИИ МУЗЕЯ ХАНЕНКО

 

Недавние публикации, библиографические очерки об этих ученых-востоковедах раскрывают подробности сложных и трагических судеб их семей в годы Гражданской войны и в период Сталинских репрессий. Оба последовательно являлись директорами Восточного института, который был создан во Владивостоке по инициативе Алексея Матвеевича Позднеева.

Многодетные семьи потомственных священнослужителей Булгаковых и Позднеевых дружили не одно поколение и породнились через браки детей. Сохранилась переписка отца Михаила Булгакова со средним братом, Владимиром Матвеевичем Позднеевым. Письма дочери последнего, Ольги, содержат интересные сведения о жизни Булгаковых в Киеве, в Буче, а также об их переездах во время Первой мировой войны.

УЖЕ В НАШИ ДНИ, В МЕМОРИАЛЬНОЙ КОМНАТЕ, ГДЕ ЖИЛИ МАЛЬЧИКИ БУЛГАКОВЫ, БОЛЕЕ 20 ЛЕТ НАЗАД ПОЯВИЛАСЬ ЯПОНСКАЯ КУКОЛКА

 

В семье Булгаковых останавливался, будучи в Киеве по делам (в 1905 году), Алексей Матвеевич Позднеев. В ту пору при Киевской Духовной академии уже существовал Музей древностей, в котором сохранялись артефакты разных культур, в том числе и Востока.

Кстати, Дмитрий Позднеев учился в Киевской Духовной академии, преподавателем которой в то время был отец маленького Миши. После академии он окончил факультет восточных языков Петербургского университета, в 1910 году создал первый «Японско-русский иероглифический словарь», написал множество статей и книг, касающихся истории, географии, экономики, культуры Страны восходящего солнца.

Переписка Надежды Афанасьевны Булгаковой и Дмитрия Матвеевича Позднеева (1929 г.) подтверждает связь самого Михаила Булгакова с профессором востоковедения, расстрелянным в 1937 году и забытым на долгие годы.

Родной брат отца Михаила Булгакова, Петр Иванович Булгаков, служил настоятелем Посольской церкви в Токио и прожил с семьей в Японии с 1906 по 1924 год. Дети Петра Ивановича и его жена Софья Матвеевна (урожденная Позднеева) гостили у Булгаковых, жили у них на даче в Буче. Два сына, Костя и Коля, жили с Булгаковыми в квартире №2 на Андреевском спуске, 13, и учились в Первой киевской гимназии. Булгаковы их называли «японцами»: «Костя японский» и «Коля японский».

В процессе работы над архивом Надежды Булгаковой нашлись документы и фотографии, рассказывающие о дальнейших событиях жизни семьи Петра Ивановича Булгакова за границей.

АВТОР ИДЕИ И КУРАТОР ВЫСТАВКИ СВЕТЛАНА ПУГАЧ

 

Уже в наши дни, в мемориальной комнате, где жили мальчики Булгаковы, более 20 лет назад появилась японская куколка. На этот музейный экспонат обращали внимание в основном японцы и люди, изучающие японскую культуру. Как незнакомый иероглиф, она привлекла внимание однажды пришедшего в наш музей известного писателя, ученого-япониста и переводчика Бориса Акунина. Он спросил: «Откуда это у вас»? И долго с интересом разглядывал куклу...

Булгаковедам давно известны некоторые «японские» странички из жизни Булгаковых. Но для широкой публики и для самих японцев, которые читают многие произведения Михаила Афанасьевича на родном языке, а «Мастера и Маргариту» уже в третьем переводе, это неожиданные факты! Новые материалы, документы, фотографии и артефакты, проливающие свет на непосредственную связь семьи Булгаковых с Японией, представлены в каждой комнате постоянной экспозиции нашего музея.

Выставка «Японские страницы из жизни семьи Булгаковых» продлится до 17 декабря.

По желанию, можно заказать тематическую экскурсию, чтобы, зная эту «японскую историю», прочитать уже совсем по-другому строки Михаила Булгакова: «Куда я еду? Куда? На мне моя последняя рубашка. На манжетах кривые буквы. А в сердце у меня иероглифы тяжкие. И лишь один из таинственных знаков я расшифровал. Он значит: горе мне! Кто растолкует мне остальные?!» («Записки на манжетах» 1923 г.)

Светлана ПУГАЧ, старший научный сотрудник Музея Михаила Булгакова. Фото Артема СЛИПАЧУКА, «День»

«День» у Facebook, , Google+

Новини партнерів
comments powered by HyperComments