Свобода не может быть частичной.
Нельсон Мандела, южноафриканский государственный и политический деятель

«Совесть нации»

В Киеве состоялся вечер памяти Евгения Сверстюка

«Для меня ты синоним совести, самая высокая, самая яркая звезда моего небобратства...» - так обращался в своем письме к Евгению Сверстюку Василий Стус. И таким запомнили украинского философа, писателя, эссеиста, литературоведа, президента Украинского ПЕН-клуба, члена Инициативной группы «Первого декабря», политзаключенного советского режима и миллионы украинцев. Почтить память Евгения Сверстюка, вспомнить и одновременно дать возможность узнать новые, малоизвестные аспекты его жизни был призван вечер памяти писателя, который состоялся в день его рождения – 13 декабря. В этом году он бы праздновал свое 90-летие.

«У ПОЛЬСКОЙ НАЦИИ В ПРОШЛОМ ВЕКЕ БЫЛ ИОАНН ПАВЕЛ II. ДУМАЮ, ЧТО РАВНОЗНАЧНАЯ ФИГУРА ДЛЯ УКРАИНЫ – ЕВГЕНИЙ СВЕРСТЮК»

«Евгений Сверстюк – это исключительная личность, которой наша нация может гордиться. Это философ, писатель. Но прежде всего, совесть нации... У польской нации в прошлом веке был Иоанн Павел II. Думаю, что равнозначная фигура для Украины – Евгений Сверстюк», - говорит украинский поэт, политик, общественный деятель Николай Горбаль. Он, как и другие приглашенные гости, - диссиденты Василий Овсиенко, Иосиф Зисельс, лауреаты премии имени Василия Стуса, - поделился воспоминаниями о выдающемся украинце перед заполненным до отказа залом Дома актера (некоторым даже не нашлось места, и они стоя слушали выступающих).

Например, народная артистка Нина Матвиенко рассказала, что Евгений Александрович сочетал в себе невероятной силы свет и печаль. И позже, когда ведущие читали воспоминания писателя (что стало стержнем, вокруг которого разворачивались другие события вечера), стало понятно, что так было еще с детства: «Весной среди расцветших вишен в нашем саду мама спрашивала тихонько: «Женя, почему ты такой печальный?». Моя печаль исходила от печальных повстанческих песен».

К сожалению, жизнь принесла ему еще немало вызовов и причин для печали. Причем не только во времена ссылки, но и уже после возвращения. Малоизвестными, но очень красноречивыми являются такие его слова из воспоминаний: «Где-то в 1985 или 1987 мне приходилось на Крещатике, недалеко от писательского магазина «Сяйво» ремонтировать двери какого-то ателье. И я переживал, что здесь могу встретиться с литературной братией. Затем понял – не встречусь. В «Сяйво» без денег и в спецодежде не пойду, да и не пустят. А на улице не узнают. Вот какая была пропасть».

«СЕЯЛ ЗЕРНА ПРАВДЫ СРЕДИ МОЛОДЕЖИ, ЧТОБЫ ВЫРАСТИТЬ ХОРОШЕЕ ЗЕРНО ТЕХ, КТО НЕ ФАЛЬШИВИТ»

Не раз во время вечера упоминался аристократизм духа Евгения Сверстюка, который «чуждался убогого и покорного», платя за это страшную цену. Как писал сам Е. Сверстюк: «Оглядываясь назад, задумываюсь: а не было ли у меня постоянного бега по тонком льду... А с другой стороны, все заложено во мне: и это что-то никогда не давало мне возможности приспособиться». В частности, Тарас Компаниченко привел такие слова писателя: «Он так хотел, чтобы было много «белых ворон». То есть ярких личностей, не боящихся идти против течения.

Наверное, именно поэтому так важен для Евгения Сверстюка был образ рыцарства, которое, как он считал, должно быть во все времена. В свои воспоминания он записывает одну из историй приятельницы, отец которой был сечевым стрельцом. Он сражался с поляками, получил ранения, но выжил. «После выздоровления молодой стрелец вечерами заходил в кофейню, одиноко сидел и курил сигарку. Однажды вечером в ту кофейню зашли и польские вояки во главе с полковником. Полковник оставляет солдат и подходит к стрельцу со словами: «Пан знает, кто я, я знаю, кто пан. Мы оба были в той битве. Пока те сопляки покалякают, согласен ли пан выпить со мною шампанского?». – «Согласен». – Они рассказали друг другу что-то о себе, затем встали, отдали друг другу честь. И это правдивая история. Она похожа на притчу. На фоне малых и сварливых возвышается культура. Там отдали честь храбрый – храброму, мудрый – мудрому», - пишет Евгений Сверстюк.

И всю свою жизнь он содействовал развитию этой культуры своим творчеством и обучением других. Не случайно на встрече выступила детская фольклорная группа «Дай Боже» - писатель очень любил детей. «Евгений Александрович сеял зерна правды среди молодежи, чтобы вырастить хорошее зерно тех, кто не фальшивит. Тех, у кого слова не расходятся с делом», - отметил Тарас Компаниченко. Заслуженный артист Украины призвал помнить о Евгении Сверстюке делом и поделился счастливой новостью, что традиция январского Васильева вечера, который всегда проводил Евгений Сверстюк, будет продолжена. Кроме того, на вечере была презентована книга дневников Евгения Александровича.

И хотя Евгения Сверстюка уже четыре года нет с нами, посеянные им зерна продолжают всходить в украинцах ростками «рыцарства духа». Их питает память о светлом пути выдающегося украинца.

Мария Чадюк, фото Бориса КОРПУСЕНКО

«День» у Facebook, , Google+

Новини партнерів
comments powered by HyperComments