Истинное величие состоит в том, чтобы владеть собой.
Жан де Лафонтен, французский поэт и писатель

Украинский разлом-2

О картине Николая Самокиша, о Максиме Кривоносе, Яреме Вишневецком и современном контексте их борьбы
7 сентября, 2017 - 15:01
МАКСИМ КРИВОНОС И ЯРЕМА ВИШНЕВЕЦКИЙ. ДВА ЖЕСТОКИХ, НЕПРИМИРИМЫХ ВРАГА. ОДИН БЫЛ — ЗА НЕЗАВИСИМУЮ ГЕТМАНЩИНУ, ВТОРОЙ — ЗА «СТАБИЛЬНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПОРЯДОК» РЕЧИ ПОСПОЛИТОЙ. ПРИЧЕМ ОБА БЫЛИ УКРАИНЦАМИ...

Окончание. Начало читайте «День» № 153-154

В отличие от Кривоноса, родословная Вишневецкого достаточно хорошо известна. Перед нами — князь-шляхтич литовско-русского рода, потомок Рюрика и Гедимина, по некоторым данным — родственник Чингизидов (!), а кроме того — византийских императоров, князей Глинских и Острожских, молдовских хозяев, первых старост черкасских, царей московских (именно так!), потомок одного из основателей войска Запорожского — легендарного Дмитрия Байды-Вишневецкого... Согласитесь, генеалогия незаурядная. Однако нас интересует не только и не столько она, как драматические повороты судьбы этого поистине яркого героя украинской и польской истории.

Парадоксально, но чем больше отдалялась во времени Хмельнитчина и связанные с ней трагические события, тем более стойкой и более мощной становилась неприязнь (мягко говоря) к Яреме Вишневецкому представителей самых разнообразных течений историографии — от народнической, радикально-националистической и вплоть до официальной «УССР-овской». Все эти историки при создании образа «князя Русского» (Вишневецкий владел этим титулом с 1646 года) прибегали исключительно к самым черным краскам: «враг православия», «палач казаков», «эксплуататор трудового украинского люда», «лакей Речи Посполитой» и тому подобное. Лишь в последние годы в периодике и на книжном рынке исторических изданий начали появляться в большей или меньшей степени аргументированные труды, авторы которых (назовем, например, Юрия Рудницкого, статья которого так и называлась: «Ярема Вишневецкий. Попытка реабилитации». См. «День», 09. 06. 2007) делают попытки рассмотреть историческое наследие Вишневецкого взвешенно и объективно. Известный историк, профессор Наталия Яковенко в свое время созналась, что именно Ярема Вишневецкий является ее любимым персонажем украинской истории. Впрочем, это, по-видимому, вовсе не должно означать, что при анализе деяний князя Яремы (в польской интерпретации — Еремии) отныне должен преобладать розово-голубой цвет, вместо прежнего черного. На это просто нет никаких оснований! Целесообразнее и разумнее просто тщательным образом рассмотреть поданные выше «обвинения» против этого человека. Причем примитивные оценки («обвинения ошибочные — или же полностью объективные») вряд ли в данном случае будут уместны.

1. ВИШНЕВЕЦКИЙ — ВРАГ ПРАВОСЛАВИЯ

Ярема, сын киевского кастеляна Михаила Вишневецкого и молдованки Раины Вишневецкой-Могилянки (была дочкой властителя Молдовы; брат ее, Петр Могила, стал выдающимся церковным деятелем, митрополитом Киевским), сын бесспорно православных по вероисповеданию родителей, перешел из православия в католицизм в 19-летнем возрасте, в 1631 году. Перешел вопреки уговорам, даже мольбе (и проклятиям тоже) своих православных родственников («Князь Еремия, — писал Пантелеймон Кулиш, — объявил себя католиком незадолго до того, как брат его матери, Петр Могила, стал киевским митрополитом. Известно трогательное обращение гонимого Могилой Копинского, адресованное к отступнику»). Есть разные объяснения того, почему именно юноша Еремия обратился к католичеству: воспитание в католической среде, путешествие по Европе (он учился сначала во Львовской иезуитской коллегии; невероятно, но факт: немного раньше, именно там получал образование и Богдан Хмельницкий), а именно посещение Италии, Испании, Голландии, также прагматично-карьеристские устремления (ведь католическое вероисповедание более чем способствовало такой карьере в Речи Посполитой, более того — фактически было непременным условием; добавим, что сын нашего героя, Михаил Вишневецкий, таки стал польским королем!) в конечном итоге — воспоминания о ранней смерти отца, отравленного православным священником, который дал Вишневецкому-старшему яд во время причастия.

Но это все — гипотезы. Рассмотрим «сухие» факты. Князь в целом придерживался принципов веротерпимости. Примеры «католической экспансии» во владениях Вишневецкого являются не очень разлогими — это разве что Михайловский костел и бернардинский кляштор в Лубнах («столице» его земель) и три каплицы в больших городах. И это все примеры за почти 20 лет его правления. Однако историческим фактом является и другое: князь Русский неоднократно одаривал православные монастыри привилегиями и землю. В значительной степени благодаря покровительству Еремии игумен православного Мгарского монастыря (Лубенщина) Калистрат смог противостоять попыткам католических иерархов завладеть этой обителью. В то же время следует подчеркнуть: для Яремы католичество было «державотворческой» религией Речи Посполитой — а верность именно ей князь сохранял до последних дней жизни. Отсюда и его конфессиональная позиция.

2. ВИШНЕВЕЦКИЙ — ПАЛАЧ КАЗАКОВ

В фильме Ежи Гоффмана «Огнем и мечом» (на основе прославленного романа Генрика Сенкевича) есть такой эпизод. Князь Ярема (он, именно он) приказывает самым жестоким образом истязать казацких послов, которые прибыли к нему на переговоры, — снимать с них кожу, садить на кол... Умирая в муках, казаки из последних сил произносят: «Будьте вы прокляты, ляхи!..» (конечно, Ярема в первую очередь — этот потомок украинского (!) шляхетского рода, потомок Рюриковичей).

Это — не драматический домысел Гоффмана, а сущая правда истории (к слову, у Сенкевича образ нашего героя воспроизведен с несравненно большей симпатией). Сын Яремы, король Речи Посполитой Михаил (1668—1672), с полным основанием называл отца «грозой казаков», Богдан Хмельницкий называл князя Еремию «лютым врагом казачества» (вместе с Александром Конецпольским): «Эти два пана всему плохому являются причиной — своей алчностью и жадностью всю землю до основания перевернут». Жертвами «экзекуций» Яремы стали тысячи, возможно, десятки тысяч восставших казаков и тех, кто им сочувствовал.

Этому нет и не может быть оправданий. Но можно попробовать понять «логику» его жестокости. Для князя, который превыше всего ставил государственные интересы Речи Посполитой, как он их понимал (не забывая, конечно, и об интересах собственных!), притом что не раз остро ссорился и с сеймом, и с королем (потому что отстаивал интересы оппозиционно настроенных «королевят»), для Яремы Вишневецкого «не хотелось бы и жить в такой отчизне, и лучше умереть, чем позволить поганству и забулдыге господствовать над нами» (из письма к Адаму Киселю). Поэтому для Яремы вся многотысячная армия восставших казаков, крестьян, мещан была «поганцами», «забулдыгами», короче говоря — «чернью», которая влиять на жизнь в государстве не имела никакого права. Отсюда и современные ракурсы оценки деятельности Вишневецкого: те, кто рассматривает Хмельнитчину как малоэффективный и не очень-то оправданный «бунт» против в целом цивилизованного и в основном европейского государства — Речи Посполитой — те рассматривают сделанное нашим героем в позитивном ключе. И это понятно...

3. ВИШНЕВЕЦКИЙ — ЭКСПЛУАТАТОР ТРУДОВОГО УКРАИНСКОГО ЛЮДА

Ярема был, возможно, самым богатым магнатом всей Речи Посполитой (по крайней мере, одним из самых богатых). Его владения равнялись территории достаточно большой европейской стране; эти земли часто тогда так и называли — «Вишневетчина» (государство в государстве). Речь идет об огромных территориях — всей современной Полтавщины, значительной части Черниговщины, Сумщины, вообще о Левобережной Украине, идеологом колонизации и «цивилизации» которой (конечно, в рамках и в понимании Речи Посполитой!) Вишневецкий был. «Столица» этой просторной «Вишневетчини», как уже упоминалось, находилась в Лубнах.

Безусловно, князь достиг на этом пути достаточно больших успехов. Так, за 16 лет существования «Вишневетчини» численность населения края увеличилась, по некоторым оценкам, в 50 раз. Доктор философских наук, профессор Петр Кралюк считает, что «своей административно-хозяйственной деятельностью князь создал базу для формирования современной украинской нации. Именно населенная, освоенная Вишневецким территория стала той землей, где началось культурное становление украинской нации, а так называемый полтавско-киевский диалект лег в основу украинского литературного языка». Это — подходящее замечание, но стоит и кое-что уточнить. Именно «чернь» Левобережья очень активно поддержала восстание 1648 года — пламя вспыхнуло так быстро, что надменный «князь Русский» должен был как можно быстрее покинуть свои земли. Этот факт стоит помнить.

***

Ярема Вишневецкий принимал в составе польской королевской армии активное участие в битвах под Берестечком (1651 год, командовал левым крылом кавалерии), еще раньше, в 1649 году, возглавил оборону Збаража от казацкого войска. Умер он 20 августа 1651 года в возрасте 39 лет от какой-то загадочной болезни, хотя до тех пор на здоровье не жаловался (был отравлен ?). Но в настоящий момент хотелось бы сказать о другом. Юрий Шевелев в статье «Москва, Маросейка» подчеркнул, что наибольшими врагами Украины являются: а) московская агрессивная экспансия; б) «кочубейщина»; в) провинциальное «малороссийство». Не меньшими врагами, возможно, являются, по нашему мнению: 1) высокомерие элит; 2) варварство «народных масс» («грабь награбленное»); 3) вызванное этим отчуждение народа и его элиты. Все это и создает тот «украинский разлом», который и сейчас является таким же опасным, как 370 лет тому назад.

Игорь СЮНДЮКОВ, «День»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ