Я - для того, чтобы голос моего народа достойно вел свою партию в многоголосом хоре мировой культуры.
Олекса Тихий, украинский диссидент, правозащитник, педагог, языковед, член-основатель Украинской Хельсинской группы

Полет «воробышка»

Впечатление о новом мюзикле, поставленном на франковской сцене
26 мая, 2008 - 20:27
В ИНТЕРПРЕТАЦИИ ТАТЬЯНЫ МИХИНОЙ ОБРАЗ ПИАФ ОБРЕЛ БОЛЬШОЙ ДРАМАТИЗМ / РОЛЬ ЭДИТ ПИАФ — АКТЕРСКИЙ ДЕБЮТ ПЕВИЦЫ И КОМПОЗИТОРА ВИКТОРИИ ВАСАЛАТИЙ

Как редко сегодня приходится чувствовать искренний восторг и волнующее восхищение театральным спектаклем. Чаще возникает либо душевное неудобство, либо сдержанное раздражение. И вдруг! «Нечаянная радость» — какой-то спектакль радует глаз, слух, вкус, ум, хватает за душу и ведет за собой в красоту, мудрость, куда-то в высоту натуры...

Так новый спектакль киевских франковцев «Эдит Пиаф. Жизнь в кредит» о легендарном французском певучем «воробышке» взял зрительское сердце в теплые ладони, сжал его болью и восторгом и отпустил в полет жизнь, оставив после себя сладкое воспоминание. А как это произошло?

Очень просто. Удачно сложился звездный творческий треугольник. Звезда поэта-песняра и драматурга Юрия Рыбчинского давно и мощно светится на небосклоне украинской, славянской (и не только) эстрады. А также в различных театральных созвездиях. Его драматургию видели сцены многих театров. На его тексты поют Тамара Гвердцители и Александр Малинин, Филипп Киркоров и Таисия Повалий, София Ротару и Валерий Леонтьев. Их кладут на музыку Игорь Демарин, Геннадий Татарченко и другие. Из-под его крыла полетели в успех и славу Павел Зибров и Наталья Могилевская. И поэт очень любит творчество Эдит Пиаф и город Париж...

Звездная девочка с редкой фамилией Васалатий родилась в живописной глубинке Винницкой области где-то четверть века назад у музыкальных родителей. Ребенок с победоносным именем Виктория вырос в музыке. Она получила несколько побед на международных песенных конкурсах, открывших ей дверь в художественный вуз. А известный искатель и протектор молодых талантов Юрий Рыбчинский подхватил «звездочку» в свое могущественное и плодотворное магнитное поле.

Виктория не только красиво пела своим «меццо» тембра Пиаф, но и творила мелодичную музыку. Стихи Ю. Рыбчинского и мелодии В. Васалатий создали целый репертуар для метров и «полуметров» украинской эстрады. Среди прочего — и песню об уличной певице, мечтающей стать королевой шансона. Сама Виктория ее пела с большим успехом на «Песенном вернисаже», на «Песне года»... И вот это «зернышко» проросло...

А «звезда» режиссера, актера, драматурга, барда и просто художника ренессансного типа Игоря Афанасьева взошла еще в аудиториях Театрального института им. И. Карпенко- Карого и за пятнадцать лет не потускнела на Нью-йоркском небосклоне. Теперь светится и за океаном, и в Москве, чтобы с особенным теплом вспыхивать время от времени в родном Киеве постановками неординарных спектаклей. Как вдруг в Москве случайно встретились Афоня (так еще со студенческих лет друзья называют Афанасьева) и Юра (Рыбчинский), выяснив, что основа будущего мюзикла о Пиаф уже есть и вдохновляет обоих. Как известно, случай — это продолжение закономерности...

А дальше флагман украинского Театра им. И. Франко, имевший в числе своих успешных работ и «Конотопскую ведьму» (режиссура И. Афанасьева), и «Белую ворону» (текст Ю. Рыбчинского), и «Энеиду», и модернизованную «Наталку Полтавку», а в своем штате поющую талантливую трупу, предоставил возможность звездному треугольнику в краткие сроки сотворить чудо... Развлечения не ждите. То есть оно есть, но это мюзикл не развлекательный, а драматический, глубоко философский — по содержанию и по форме.

Юрий Рыбчинский поставил свою Эдит перед трагическим выбором: Белая леди (Смерть) хочет отобрать у Пиаф голос, чтобы присвоить этот гений. А если певица его не отдаст, Смерть отберет у нее любимых. То есть на многочисленные любовные связи французского «воробья», которые так охотно и смакуя обсасывают другие авторы и театры, Рыбчинский взглянул как на философскую категорию выбора между личным счастьем и служением призванию, что на высоте гения становится миссией.

В текстах музыкальных монологов звучат простые, но глубокие сентенции. Они воспринимаются легко, а ранят глубоко, попадая в сердце. Тем более, что звучат в талантливом эмоциональном драматическом исполнении Татьяны Михиной или и самой Виктории Васалатий. Да-да, композитор здесь играет центрального персонажа. Талантливый человек часто талантлив широко. Не имея профессионального актерского образования, но поработав с режиссерами педагогического дарования Игорем Афанасьевым и его коллегой Валентином Козьменко-Делинде (он также и художник-постановщик спектакля), Виктория открыла в себе качества драматической актрисы — публичную свободу, партнерство, действенность и свободное существование в рамках определенного характера и предложенных обстоятельств.

Главной силой, преследующей героиню, является Белая леди. Эта Смерть в элегантном исполнении Татьяны Олексенко ужасно красива и страстно холодна. Это действительно — Снежная Королева человечества. А изысканная Людмила Смородина в этой роли так страстно стремится победить Пиаф, что кажется — в этой смерти слишком много жизни.

Другие персонажи спектакля являются, практически, эпизодами или функциями, касательными к судьбе Эдит Пиаф. Но из каждого актеры-франковцы лепят выразительный тип и характер. Порывистая, прыгающая (и этим тоже похожая на птичку) сестра Эдит Симона (Ксения Баша-Довженко или Анжелика Савченко), преданна и жертвенна. Большой теплый «медведь» папа Лепле, первый продюсер Пиаф, весь какой-то уютный (Лесь Заднипровский) и насмешливо мужественный (Александр Логинов). Циник-сибарит и милый авантюрист Гольдин, хозяин престижного мюзик-хольного зала АВС (Владимир Нечепоренко). Похожий на торнадо Раймон Ассо, первооткрыватель таланта Пиаф (Александр Форманчук), мать Эдит, радостная беременная проститутка, у которой в животе дитя поет (Ольга Кондратюк), трепетный и нежный солдат Луи Гассион, отец Пиаф (Вадим Поликарпов), и все остальные большие и маленькие персонажи — это маленькие бриллианты в ценной диадеме спектакля.

Стоит отметить, что это зрелище проникнуто и сильными чувствами, и юмором, и культурными аллюзиями. Рефреном проходит через все действие легко узнаваемая фигура легендарного грустно-иронического мима, современника Пиаф, Марселя Марсо (Андрей Водичев или Тарас Жирко) с большой слезой на выбеленном лице и цветочком, бабочкой или птичкой в руках. Белая леди в ее мужского покроя белом костюме и шляпе напоминает прославленную Марлен Дитрих, таинственную звезду европейского кино того же времени. Таких образных ссылок в спектакле немало.

Такт авторов спектакля проявился и в том, что в нем нет ни одной (!) песни самой Пиаф. Разве лишь звучат вечные темы, дрожащие в душе и искусстве легендарной певицы, а узнаваема конкретно лишь одна из них — «Легионер». Поскольку речь идет только о начале жизни певицы до ее триумфального дебюта в АВС, песни, которые Эдит пела на улицах, никому не известны. Поэтому у Рыбчинского и Васалатий было пространство для фантазий. Это было пространство Парижа, Франции, мелодичного шансона под аккордеон, пространство души и судьбы «маленького воробья» с большим сердцем — Эдит Пиаф.

Спектакль и начинается с аккордеониста, шагающего по залу (выдающийся театральный музыкант Владимир Гданский), наигрывая лирическую мелодию. Мелодичность — вот принцип и стиль музыкального текста спектакля. Виктория Васалатий оказалась выдающейся мелодисткой. Ее мелодии запоминаются, с ними идешь из театра, их хочется напевать — это классический шансон в современных интонациях. Видимо, именно это сейчас уместно. Разные хард-роки, рэпы, как по мне, несут энергию разрушения, демонтажа и отчаяния катастрофы. Им чужд юмор, они презирают лирику. Их децибелы отчаяния не имеют развития, это топтание на одном месте одного музыкального аккорда. Похоже на гопак на костях, на руинах, на попрание ценностей, оказавшихся фальшивыми, не оправдавшими надежд. Такая музыка мощными ритмами влияла лишь на физиологию человека, вступая в резонанс с его собственными биоритмами и не задевая душу. Она громко и ярко выражала эпоху развала государств, экономик, культур и морали. И немало достигла в этом.

Но наступают другие времена. Из руины потихоньку предстает перспектива нового мира — гармоничного и духовного. Виктория Васалатий его слышит и воспевает. Ее мелодии имеют протяжность, они развиваются, сплетаются и расходятся, выныривают и завершаются. Они просты и полны. И их очень украсила и развила тактичная аранжировка Анатолия Карпенко.

До этой глобальной гармонии, которую искал мир всю свою историю, еще далеко. Но дорогу осилит идущий. И франковцы философским мюзиклом «Эдит Пиаф. Жизни в кредит» делают по этой дороге свои творческие шаги.

Валентина ЗАБОЛОТНАЯ, специально для «Дня». Фото Руслана КАНЮКИ, «День»
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments