Не мыслям надобно учить, а мыслить.
Иммануил Кант, немецкий философ, писатель, антрополог, физик, библиотекарь, педагог, родоначальник немецкой классической философии

«Секретный остров» на голодном пайке

Журналист «Дня» побывал на суше, которой нет на карте
14 августа, 1998 - 00:00

Этот остров не обозначен ни на одной из гражданских карт.
Его «не было», несмотря на то, что расположенный в двух морских милях от
Очакова, в устье Днепровско-Бугского лимана, он в ясную погоду хорошо виден
с берега. А тем более с проходящих по фарватеру судов. При этом было известно
только его название — Майский. Особо любопытным объясняли, что на острове
расположена строительная часть.

Иногда «стройбатовцы» появлялись в городе. Странные они какие-то были
— рослые, плечисто-мускулистые, эдакие «советские рэмбо». Впрочем, больше
шокировала не внешность, а то, что в самоволку они бегали... вплавь, особо
не задумываясь ни о высоте волны, ни о температуре воды.

«ГДЕ-ТО ПОД ОДЕССОЙ»

Первые современные упоминания о Майском относятся к 70-м годам, когда
в американской прессе промелькнуло сообщение, что «где-то под Одессой»
есть остров, на котором готовят советских морских диверсантов. Тогда с
отповедью в газете «Красная звезда» выступил лично министр обороны СССР
маршал Ахромеев: чего, мол, только не придумают враги, дабы опорочить советский
строй. В те времена шпионы и диверсанты были американскими (китайскими,
английскими и т. д.), а в Союзе — исключительно разведчики.

Открыто об острове Майский заговорили в начале

90-х, когда после развала СССР начался раздел флота. Тогдашний командир
Майского, капитан 1-го ранга Анатолий Карпенко принял украинскую присягу
и привел к ней свою бригаду. Тогда же и стало известно, что на острове
находится военно-морской центр специального назначения, главная задача
которого — подготовка личного состава к действиям в тылу противника. Иными
словами, обучение тех самых диверсантов, о которых упоминали американцы.
Выяснилось, что и элитное подразделение, и сам остров — уникальны.

«ОТСЕЛЬ ГРОЗИТЬ МЫ БУДЕМ...»

Ввиду особой секретности история возникновения острова то ли утеряна,
то ли не разглашается. Известно, что он был создан искусственно — как форпост,
преграждавший путь по фарватеру турецким кораблям в Днепровско-Бугский
лиман. Что касается «авторства», то здесь существуют две версии. По одной
из них, идея принадлежала генералиссимусу А.Суворову и была поддержана
Екатериной II, остров насыпали в течение 25 лет. Другие источники приписывают
создание острова выдающемуся инженеру, генерал-адъютанту Е.Тотлебену. Так
или иначе, известно, что остров существовал уже во время русско-турецкой
войны 1877—78 годов.

Он создавался на сваях, вбитых в грунт по конфигурации острова протяженностью
1400 метров. Между свай были насыпаны камни и глина, а сверху песок, завезенный
из Очакова и Кинбурнской косы, между которыми и располагается Майский.
Вокруг, чтобы остров не разрушался штормовыми волнами, был сооружен каменный
оградительный мол. К 1881-му году остров имел причал, склады, 40 казематов,
пороховые погреба и даже железнодорожную ветку. Однако предметом особой
гордости были дальнобойные орудия и мортиры. Установленные на подвижных
платформах для кругового обстрела, они специальным механизмом поднимались
из казематов, а после стрельбы опускались глубоко под толщу бетона, камней
и песка, что делало их неуязвимыми для ответного огня. Благодаря этому,
десятилетия спустя, во время Великой Отечественной, в течение нескольких
месяцев Майский был неприступен. А инженеры конца ХIХ века называли искусственный
остров «выдающимся гидротехническим сооружением, не имеющим аналогов в
мире».

С островом связано имя легендарного лейтенанта П.Шмидта, возглавившего
флотское восстание в ноябре 1905 года и взявшего на себя командование Черноморским
флотом. Арестованного 15 ноября П.Шмидта отправили из Севастополя в Очаков,
а затем на остров, где держали в одном из казематов до 6 марта 1906 года.
Отсюда его увезли на расстрел на другой остров — Березань. На Майском есть
и музей Шмидта, и памятник «Потемкину» — основание фок-мачты легендарного
броненосца. Впрочем, эти «достопримечательности» созданы отнюдь не для
туристов: с 50-х годов на острове дислоцируется секретная часть специального
назначения.

«ТЯГОТЫ И ЛИШЕНИЯ АРМЕЙСКОЙ СЛУЖБЫ»

Ранним утром катер из очаковского военного порта доставляет нас вместе
с квартирующими в городе офицерами и мичманами на Майский за полчаса. От
любопытных глаз остров прикрыт буйной растительностью. Если смотреть сверху
— просто покрыта травой земля. Большинство построек как бы «вмонтированы»
в остров сбоку — они остались еще с прошлого века. Там всегда прохладно,
что особенно приятно в убийственный сорокаградусный зной, время от времени
заходим в казематы, где градусов семнадцать, не больше — остывать.

Жизнеобеспечение на острове автономное. Вода очень вкусная, мягкая —
добывается из скважины глубиной около 100 метров. Постоянно урчит дизель,
вырабатывающий электроэнергию. Есть небольшое подсобное хозяйство — три
коровы, на днях родился теленок. Впрочем, несмотря на все удобства, здесь
как нигде умеют переносить «тяготы и лишения армейской службы».

Тренировки на выживаемость проводятся, как правило, на расположенной
относительно недалеко Тендровской косе. О большинстве упражнений распространяться
не принято, тем не менее спецназовцы поделились некоторыми секретами. Например,
как добыть воду в условиях пустыни. Выкапывается в песке яма, на дно которой
устанавливается какой-либо сосуд. Сверху яма накрывается пленкой, но не
ровно, а «конусом», вершина которого устремлена вниз, в отверстие посудины.
В итоге влага из земли конденсируется на пленке и по капле скатывается
в сосуд, за сутки так может накапать до полулитра — при выполнении определенных
правил вполне достаточно для жизнеобеспечения организма.

Отменное здоровье — лишь одно из требований при отборе военнослужащих
в эту часть. Обязательна психическая устойчивость. Желателен спортивный
разряд. Не помешает и знание языков стран Черноморского бассейна. Всему
остальному учат здесь: различным видам единоборств, стрельбе из самого
разного оружия (особенно популярны бесшумные образцы, с глушителями), управлению
спецтехникой и средствами связи. Есть горная подготовка. Обязательны прыжки
с парашютом — как на землю, так и на воду. А учитывая специфику части,
одной из профильных дисциплин является водолазная подготовка.

Один из старейших офицеров части, прослуживший на Майском с 1977 года,
заместитель командира по водолазной подготовке капитан 1-го ранга Владимир
Шугайло о выполнении боевых задач предпочитает не распространяться. Больше
— о «мирных» заданиях, которые выполняли и выполняют спецназовцы. Во время
Фестиваля молодежи и студентов на Кубе обеспечивали подводную охрану кораблей
от возможных диверсий. Участвовали в ликвидации последствий катастрофы
с теплоходом «Нахимов» — обеспечивали проходы для гражданских водолазов.
Работали во время аварии канализации в Харькове. Плюс многочисленные подводные
разминирования: уничтожали торпеды под Одессой, авиабомбу в районе херсонского
элеватора, мину времен Первой мировой войны в устье Дуная под Измаилом...

Перспективное направление работы спецназовцев-водолазов — борьба с морским
терроризмом. Свои навыки они продемонстрировали во время показательного
выступления. Тогда террористы захватили заложников на корабле, потребовали
выкуп. Им повезли мешок денег, во время передачи которых из-под воды повыскакивали
спецназовцы и перестреляли всех «бандитов». «Заложники» остались живы.

ГОЛОДНЫЙ ПАЕК

На скамейке перед казармой сидели мичманы и рассуждали о пользе голодания.
Рассуждения подтверждались примерами из собственной практики: с 1 августа
офицеры и мичманы части сидят на голодном пайке.

Специфика службы на Майском такова, что многие офицеры и мичманы, особенно
холостые, живут здесь же, на острове — в казармах. Здесь же и столовались.
В былые годы существовало специальное постановление Кабмина СССР, которое
позволяло офицерам и мичманам Майского ввиду спецификации службы питаться
наряду с матросами по норме №3 — так называемый «морской паек». Теперь
островитян уравняли со всеми прочими частями: хочешь питаться в местной
столовой — плати. И с 1 августа офицеров и мичманов сняли с довольствия.
Они бы и рады платить, да вот только без жалованья сидят несколько месяцев.
Тем, кто живет в Очакове, у кого родственники — чуть легче. Кто один живет
на острове, перебивается, чем может.

Впрочем, отсутствие денег отражается не только на желудках, но и на
службе: нет горючего для катеров и вертолетов, физически и морально устарела
техника, нет кислорода для заправки подводных аппаратов, срок эксплуатации
гидрокостюмов перевалил за 20 лет. Поэтому многие уходят, увольняются.
На вопрос: «Куда?» их сослуживцы лишь пожимают плечами и улыбаются: «В
наше время специалисты с хорошей инженерно-саперной, водолазной подготовкой,
навыками стрельбы без работы не останутся». Но не остаются без работы и
те, кто продолжает служить на Майском — в части, которая по-прежнему считается
элитным и наиболее боеспособным подразделением украинской армии.

Даниил КЛЯХИН, «День», Николаев
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments