Для государства полезно, чтобы знатные люди были достойными своих предков.
Цицерон, древнеримский политический деятель, выдающийся оратор, философ и литератор

Слова закончились. Перешли на язык жестов

И предыдущее поколение власть имущих, и претендующие на это в будущем являются представителями одной политкультуры
10 ноября, 1996 - 20:05
РИСУНОК АНАТОЛИЯ КАЗАНСКОГО / ИЗ АРХИВА «Дня»

«Я могу купить вас вместе с вашим президентством». Это слова Леонида Кравчука, первого президента независимой Украины, личности, бесспорно, исторического значения, которые он адресовал претенденту на эту должность, политику менее весомому, но значительно более громкому (в прямом смысле этого слова) — Инне Богословской. Чтобы закрепить эффект, Леонид Макарович добавил еще и довольно пикантный, как для статуса старейшины нации, жест. Таким образом, предложив аудитории «скинуться по гривне, чтобы экс-президент не кормился с рук премьера», Инна Богословская, известная своими провокаторскими способностями, достигла цели. Во всяком случае, на что-то подобное указывала ликующая улыбка на ее губах и слова «Я не дам вам торговать Украиной!». Сорвав, как ей показалось, маску с лица Леонида Кравчука, экс-регионалка еще и перекрестилась. И зря. Потому что подобные драматические жесты в исполнении украинских политиков не просто вызывают желание воскликнуть: «Не верю!», но по своему глубинному смыслу эквивалентны жесту, который за две минуты до того «выкинул» Леонид Макарович.

Состоялся этот, с позволения сказать, диалог в прямом эфире программы «Свобода слова» на ICTV в прошлый понедельник. Кстати, речь шла в программе о необходимости изменить качество политики и политиков в Украине и, как всегда, о морали. Если тема программы вообще кого-то интересует.

«Базарная» политическая культура проявила себя в украинском политическом прошлом и дала понять, что нам вряд ли удастся избавиться от нее и в ближайшем будущем. Круг замкнулся. Леонид Кравчук — как представитель уходящей элиты — и Инна Богословская — как представитель элиты, пытающейся прийти, — в рамках базарной политкультуры нашли язык, наиболее адаптированный для общения на нужном им уровне. Вы удивитесь, но это оказался язык жестов... «Нижеплинтусная» политкультура продолжает воссоздаваться и порождать соответствующих политиков. Как ни печально, но круг замкнулся даже не на этих персоналиях, а на аудитории, смотревшей на поведение «авторитетных личностей» не с полными ужаса глазами, а радуясь, со смехом, хлопая в ладоши — как на дешевом юмористическом концерте. И действительно, кто же на политические ток-шоу ходит слушать умные разговоры?

Семен Глузман, которого «День» попросил прокомментировать показушный понедельничный эфир, признался, что общественно-политические программы смотрит очень редко, хотя сделал комплимент «Свободе слова Андрея Куликова», которую он считает наиболее адекватной и приближенной к формату аналитической. Поэтому мы спросили Семена Глузмана, свидетельством чего, по его мнению, в большей мере является этот разговор: низкой политической культуры украинской власти и претендентов на нее или уровня разговора, который предлагают телевизионные студии?

— Однозначно сказать сложно, это комплексная проблема. И начинается она, конечно, с нас — от обычных людей, избирателей, — считает Семен ГЛУЗМАН, правозащитник, бывший диссидент и политзаключенный, известный психиатр. — Если мы закрываем на это глаза, если мы снова и снова включаем те же программы, если мы идем на выборы и ставим отметки напротив тех же фамилий, то, конечно, виноваты прежде всего мы сами. Я думаю, политики вели бы себя иначе, если бы не считали нас болотом. Как мне рассказали, одна из претендентов на «престол», любит использовать слово «биомасса».

Политики не стесняются тех миллионов, которые в это время словно присутствуют при их разговоре. Потому для них и не имеет значения, что и как они говорят. Ведь они «упакованы», обеспечены, у них все есть. Поэтому я и не люблю ток-шоу, где преимущество отдается таким спикерам, как Шуфрич.

Меня удивило поведение Леонида Кравчука. Так как, несмотря на все его недостатки, он — мудрый человек. Разумеется, это дурной пример для страны. Ведь каждый, кто наблюдает за разговорами такого уровня, делает вывод, что он может так же общаться со своими окружающими. Раз они так делают, значит и мне можно, раз они воруют миллионы, то и мне можно украсть тысячу...

При такой политической системе не может даже быть речи о новом поколении политиков. Их просто не пускают к власти. Прежде всего, как мне кажется, о политике как таковой еще вообще не говорится. Политических партий нет, поскольку ни одна из них не имеет своей идеологии, все они являются кланами, где господствует моно-мнение конкретного человека: как этот политик скажет — так и будет. А молодые политики в это время скачут на своих конях где-то в конце этих войск...

Мария ТОМАК, «День»
Газета: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ