Самая большая и важная часть воспитания каждого - это то, что мы даем себе сами.
Эдвард Гиббон, британский историк, член Парламента Великобритании

ВОПРОС «Дня»

— Что такое так называемое жлобство? Приходилось ли вам сталкиваться с его проявлениями в повседневной жизни?
3 августа, 2001 - 00:00

Валентина КИРИЛЛОВА , директор издательства Соломии Павлычко «Основи»:

— Жлобство — сугубо человеческая хроническая болезнь, наличие которой у себя каждый индивид категорически отрицает. В известной степени жлобство похоже на алкоголизм. Так же, как алкоголик всегда говорит: «Я здоров, захочу бросить пить — брошу», — так и жлоб тоже никогда не признает себя жлобом. Хотя различие между алкоголизмом и жлобством — в том, что алкоголизм лечится, жлобство же — никогда.

Жлобство является общечеловеческой чертой и свойственно людям независимо от их расовой принадлежности, места жительства, вероисповедания и, более того, социального статуса. Можно определить известные черты человека-жлоба: неумение и нежелание оценивать свои поступки и хотя бы иногда смотреть на себя глазами других, нечестность, тщеславие, неоправданная жадность, недостаток знаний.

Безусловно, в моей жизни не обходится без жлобов. Последним опытом, который очень хорошо запомнился, было мое вынужденное двухнедельное проживание в английской семье, два члена которой были по отношению ко мне откровенными хамовитыми жлобами.

Моя позиция по данному поводу очень простая: если можно не иметь дело с таким человеком — обойди его, если приходится общаться — абстрагируйся.

Важно понимать, что понятие жлоба и жлобства очень субъективно, и не исключено, что давая характеристику человеку-жлобу, в то же время получаешь такую же. Нужно только свою оценку держать при себе — пусть каждый оценивает сам, иначе будешь выглядеть откровенным жлобом.

Владимир ПАНИОТТО , доктор философских наук, директор Киевского международного института социологии, профессор НаУКМА:

— Мне кажется, что «жлобство» — это слово, которое мы заимствовали из русского языка (раньше его у нас не было). Я даже не знаю, откуда оно происходит. Я думаю, что сейчас это понятие допускает очень разные толкования. На мой взгляд, это нечто, противоположное интеллигентности (если «неинтеллигентность» — это как бы средняя позиция и соответствующее ей слово, то «жлобство» — именно нечто противоположное). Интеллигентность предусматривает два параметра. Первый — степень образованности человека, уровень культуры и т.д. Но только этого недостаточно — человек может быть образованным, но при этом все равно неинтеллигентным. Поэтому второй параметр — это тактичность, толерантность, уважение к другим людям. И вот отсутствие, вернее, не отсутствие, а полную противоположность этим качествам и принято сейчас, как мне кажется, называть жлобством. А что касается того, встречался ли я с этим, то, честно говоря, редко встречаюсь — в общественном транспорте я практически не езжу, а на работе меня жлобы не окружают. Но иногда с этим явлением все-таки приходится сталкиваться — вот, например, во время одной из поездок на поезде оказалось, что наши места уже занял отец с сыном- мальчишкой (у них были билеты на те же места). Он потер руки и с искренней радостью на лице сказал: «Ну, вы теперь побегаете». Вот именно то, что эта радость была такой искренней (от того, что он оказался таким предусмотрительным, пришел раньше, и теперь ему не нужно бегать, а кто-то побегает) и было проявлением того самого «жлобства».

Виктория ПОСМИТНАЯ , семикратная чемпионка Украины по пауэрлифтингу, заслуженный мастер спорта:

— На мой взгляд, жлобство проявляется, прежде всего, в мелочах. Больше всего мне, например, не нравится, когда человек что-то жалеет для себя — если человек жаден по отношению к себе, если он себя ограничивает в чем-то, то этот человек — жлоб. Естественно, подобных людей я не называю этим словом. Просто стараюсь держать их на расстоянии (мне кажется, этих людей уже не исправить). Подобные люди, ограничивающие себя, себе же, в первую очередь, и делают хуже: очень жалко иногда бывает человека, который не позволяет себе выпить, например, стакан сока, потому что он стоит, допустим, одну гривню восемьдесят копеек (хотя я знаю, что он может себе это позволить). Если человек ведет себя так по отношению к себе, то что уже говорить о его отношении к другим людям?

Оксана ЗАБУЖКО , писательница:

— Я думаю, что, наверное, это смесь хамства и убежденного невежества. Иначе говоря, того невежества, которое не желает знать ничего иного, кроме своего «я» — своего большого, толстого, жирного «Я». И примеры этому мы видим постоянно: не то, что на улицах (если бы то только на улицах!), а на экране телевизора, в украинской политике, в украинской культуре — абсолютно во всем. Т.е. куда ни подашься, жлобство является руководящим принципом нашей жизни. У нас, по моему мнению, утрачена (не только в управленческой сфере, а вообще на всех уровнях институционной жизни — именно институционной, не частной) элементарная вера в то, что человека может волновать что- нибудь еще, кроме собственных, опять-таки жлобских, т.е. желудочных, интересов. На человека, который хочет что-то сделать, употребляя римское выражение, «ради общего блага», просто смотрят, как на идиота. Тут же возникает подозрение: а что он из этого хочет себе «урвать»? А если человек говорит: «При чем здесь «урвать»? Давайте посмотрим, что мы могли бы сделать вместе, потому что есть такая-то и такая-то возможность», — то, соответственно, возникает встречный огонек в глазах — а что я из этого буду иметь? Если ничего, то вас просто не слышат. Это и есть жлобство — явление более чем повседневное. Хотите выразительный пример? Пожалуйста: культурная политика украинского государства в книгоиздательской сфере. Это пример того, как жлобство оборачивается экономическими потерями в масштабах целой страны.

Владимир ВОЙТЕНКО , доктор медицинских наук, профессор:

— Ни в словаре русского языка Даля, ни в украинском словаре Гринченко слов «жлоб» и «жлобство» нет. Но, исходя из собственной практики, мы все же приблизительно представляем себе, что это такое. Я дал бы определение жлобства как агрессивного невежества. Мы можем столкнуться с ним в трамвае, на улице, но главное — не это. Главным является то, что характеризует жлобство в общественной жизни. И, мне кажется, начало этому положили еще большевики. Большевик — это всегда жлоб, и даже первый в нашей истории известный жлоб — это матрос Железняк, который сказал на Учредительном собрании: «Караул устал». И пошло, и пошло, и пошло... По-видимому, очень близко возле слов «жлоб» и «жлобство» стоит то, что характеризуется словами «хам» и «хамство», а Хам, как известно из Библии, — это человек, смеявшийся над наготой своего отца.

В нашей сегодняшней ситуации жлобства хватает у нас с головой. Речь, в частности, о том, когда очень высокий начальник говорит «ты» всем начальникам, меньшим, чем он сам. Мне кажется, что это жлобство в нашей общественной жизни является одной из главных преград на нашем пути к цивилизации. Я, кстати, когда-то имел возможность беседовать на эту тему с одним японским предпринимателем. Он сообщил мне, что у них ничего подобного нет и в помине, а если старший начальник хочет унизить человека, он обращается к нему подчеркнуто вежливо (!), а не использует все то самое, что характеризует жлобов. По моему мнению, сегодня наибольшие признаки жлобства мы имеем в армии (так всегда было, очень жаль, но так оно и осталось) и в наших административных органах, которые якобы руководят нами, а на самом деле не знают, что с нами делать, и из-за этого матерятся.

Подготовил Михаил МАЗУРИН, «День»
Газета: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ