Свобода не может быть частичной.
Нельсон Мандела, южноафриканский государственный и политический деятель

Педагогика как приключение

Французский режиссер создал свою «Педагогическую поэму»
10 февраля, 2009 - 20:53
«КЛАСС» СНЯТ ПО КНИГЕ ФРАНСУА БЕГОДО — НАСТОЯЩЕГО УЧИТЕЛЯ, КОТОРЫЙ ВЫСТУПИЛ СОАВТОРОМ СЦЕНАРИЯ И СЫГРАЛ ГЛАВНУЮ РОЛЬ / ФОТО С САЙТА KINOPOISK.RU

Фильм «Класс» (оригинальное название «Entre les murs» переводится как «Между стен» и является цитатой из популярной песни) — первая французская лента за 21 год, награжденная «Золотой пальмовой ветвью» на Каннском кинофестивале; кроме того, картина также получила номинацию на «Оскар» в категории «Лучший иностранный фильм». Впрочем, значение этого фильма не только в призовой статистике. Речь идет прежде всего о новых героях и о новом взгляде.

Режиссер «Класса» Лоран Канте известен как автор социального кино. К этой категории может быть причислен один из его предыдущих фильмов — «Тайм-аут», получивший специальный приз на Венецианском фестивале в 2001 году. Но точно так же, как история о безработном, врущем всем, что у него есть работа, была поводом для дотошного исследования человеческой натуры, и в «Классе» показ школьных будней является лишь фундаментом для намного более интересного повестования.

«Класс» снят по книге Франсуа Бегодо — настоящего учителя, который не только выступил соавтором сценария, но и сыграл главную роль; более того, часть учеников и взрослых также сыграли самих себя. Итак, Франсуа приходит работать учителем французского языка и литературы в обычную школу. Его класс — это модель национального состава нынешней Франции: рядом за партами сидят белые, арабы, африканцы, как следствие — смесь традиций, темпераментов, социальных и культурных разногласий, но в первую очередь это дети, подростки в самый сложный для воспитания и обучения период. Канте сначала строит историю на отношениях притяжения и отталкивания, возникающих между учителем и коллективом учеников, но понемногу детализирует это множество, очерчивает непохожие характеры. Особенно Канте удалась первая половина картины, где Франсуа ведет со студентами оживленную лингвистическую дискуссию — это своего рода трактат в диалогах о природе языка — наверное, только французы с их мощной языковедческий школой могут воплощать подобные вещи на экране настолько увлекательно.

Язык, однако, диктует отношения — ведь у каждого из учеников быстро появляется свой собственный «дискурс», своя правда. Поэтому для Франсуа научить их хоть чему-то, приведя к единому знаменателю литературного, то есть своего, взрослого языка, становится сверхсложной задачей. И здесь уже драма языковая переходит в драму человеческую. С этого момента фильм несколько теряет энергию, которая распыляется в бесконечных обсуждениях того, кто прав, а кто виноват в конфликте Франсуа и студентов. Но, в конце концов, все заканчивается хорошо для фильма и для зрителя. Побеждает Просвещение. Разумное, доброе, вечное дает свои всходы, пусть и не во всех душах, а режиссеру вместе с учителем все-таки удается создать из разнообразия лиц, голосов и споров свою педагогическую поэму без вреда для главного языка — кинематографического.

Дмитрий ДЕСЯТЕРИК, «День»
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments