Публика проявляет ненасытное любопытство ко всему, за исключением того, что действительно стоит знать.
Оскар Уайльд, выдающийся ирландский англоязычный поэт, драматург, прозаик, эссеист

Кино будет

5 мая, 2020 - 18:27

— Простите, пожалуйста, — сказал министр юстиции. — Все это очень хорошо, но это не реформа. Это только королевский дар школьникам. Если бы король Матиуш издал закон, что каждый ученик будет получать ежедневно от государства шоколад, тогда другое дело. Это была бы уже реформа. А так это — угощение, подарок, сюрприз.

Януш Корчак. Король Матиуш Первый

Итак, интригующая эпопея с назначением Михаила Саакашвили вице-премьером по реформам, похоже, завершается пшиком.

Так что же – кина не будет? Нет никакого Саакашвили, и никогда не было?

На самом деле всё гораздо сложнее. Не так уж важно, был бы грузинский экс-президент включён в украинскую систему власти, или нет. Куда важнее то, что разговор об этом вообще зашёл. Сам Саакашвили далеко не так значителен, как запрос на него или подобную ему фигуру. Но, к сожалению, эту мысль нельзя пояснить без критики нынешнего президента Украины (а ведь хотелось же воздержаться от неё).

В заслугу Владимиру Зеленскому можно несомненно поставить одно: пленных он, как и обещал, действительно обменивает. И Сенцов, и Сущенко, и захваченные Россией моряки, и многие другие украинцы его стараниями вернулись домой. Это – жирный плюс.

Но со времён его миропомазанного величества Матиуша I известно: не всякое доброе и полезное для людей дело можно назвать реформой. Между тем, в Украине существует не просто спрос – голод на реформы, и Зеленский получил власть именно как президент-реформатор. Которым он, похоже, не является.

Зеленского избирали в первую очередь для того, чтобы сломать олигархическую систему и превратить Украину в подлинно демократическую страну. Разумеется, это колоссальная задача, и за неполный год справиться с ней было бы невозможно в принципе. До сих пор вся украинская политика зависит от вопроса, кто на данный момент стоит у руля в правительстве: люди Ахметова, люди Пинчука, люди Коломойского? Мнением граждан интересуются только в тех случаях, когда серьёзные ребята не могут сами всё порешать между собой. И пока что не видно никаких предпосылок к тому, чтобы ситуация изменилась. Олигархия в обёртке демократии продолжает сохраняться.

Точно так же нет речи о масштабной чистке государственного аппарата от коррупционеров. Помните, наверное: «Весна придёт – будем сажать»? Та весна пришла и уже на исходе – но пока что никого значительного не посадили. «Почему Свинарчуки не за решёткой?», - спрашивал Зеленский у Порошенко на тех самых исторических дебатах. Теперь пришло время вернуть ему его же собственный вопрос. В самом деле, Владимир Александрович, почему Свинарчуки не за решёткой?

Сам собой напрашивается неутешительный вывод: проводить действительно радикальные преобразования президент Зеленский либо не может, либо не хочет, либо то и другое вместе.

А если не он, то кто? В Украине, в отличие от России, этот вопрос никогда не бывает риторическим. Если не он – значит, кто-то другой.     

Хоть это и дурной тон – цитировать себя хорошего, всё же придётся напомнить, что я писал ровно год назад:

«Жирондисты, конечно, не якобинцы. Они сознают необходимость глубокого переустройства общества и слома старого строя, но не готовы идти ради этого на крайние меры. Избрание Зеленского означает вовсе не отказ от идеалов Евромайдана, а напротив, переход революции на новый уровень. Существующая власть не смогла разрешить задачи революции, и потому нуждается в замене…

Понадобятся ли Украине свои якобинцы, а за ними – термидорианцы, а за теми – Бонапарт? Это зависит от двух вещей: насколько наши жирондисты во главе с Зеленским осознают стоящие перед ними задачи, и насколько радикальные меры они готовы принять для их решения».

Увы, мой оптимизм себя не оправдал. Украина сейчас – та же, что была при Порошенко и Януковиче, и нет видимых оснований полагать, что существующие проблемы в обозримом будущем решатся – их решением попросту никто не занимается. Президент сейчас другой, но он венчает собой всё ту же управленческую пирамиду. Люди, которых он привёл во власть, отличились в основном упорной борьбой за право ежемесячно получать к своему окладу (и так немаленькому) шестикратную надбавку – всё, разумеется, за счёт налогоплательщиков. Да, конечно, и их предшественники были не дураки похозяйничать в народном кармане – но хотя бы понимали, что этого нужно стыдиться. Политики новой формации избавились и от стыда. Других достижений за ними не числится.

А это значит, что история объявляет конкурс на вакантную должность украинского Робеспьера. Саакашвили – очевидный кандидат, но далеко не единственный. И вовсе не факт, что в итоге эта роль достанется именно ему. Но кому-то обязательно достанется.

Безусловно, Зеленский не заинтересован в появлении на политической сцене такой фигуры – он предпочёл бы оставаться единственным живым символом перемен. Но выбирать не приходится. И народ, и западные партнёры ждут каких-то зримых признаков того, что реформы действительно идут. Их отсутствие может плохо сказаться и на рейтинге, и, что самое неприятное, на финансовой поддержке из-за рубежа. А без этой поддержки Украине не обойтись, ведь она только до конца июня должна в общей сложности выплатить по внешнему и внутреннему долгу 141,76 миллиарда гривен, а с июля по сентябрь – 167,92 миллиарда. Излишне говорить, что казна такие расходы не потянет. Либо реформы, либо дефолт. Следовательно, без условного «Саакашвили» (беру эту фамилию в кавычки, поскольку речь здесь идёт не о конкретном человеке, а о политической роли, сыграть которую может и кто-то другой) никак нельзя.

Разговор не идёт о том, что грузинский экс-президент непременно отодвинет в сторону своего нынешнего украинского коллегу, займёт его место и наконец-то приступит к проведению реформ. Скорее, такой деятель призван сыграть роль катализатора, который ускоряет действие химической реакции, но сам при этом не расходуется – достаточно одного лишь его присутствия. И от «Саакашвили» ничего, кроме присутствия, не требуется. Он должен только всё время похлопывать президента по плечу: «Парень, ты не забыл о реформах?». Такова логика революции: чтобы стоящий у власти политик делал то, что от него требуется – его должен подталкивать в спину кто-то более радикальный.

До сих пор в Украине такого не было. Вопрос стоял предельно просто: «Ты за Зеленского – или против реформ?». Теперь становится ясно, что реформы возможны и без Зеленского... Спрос на них есть, значит, будет и предложение.

Для политика, вознесённого революцией к власти, существует огромный соблазн: поверить, что революция предназначалась единственно для его возвышения, а теперь её задача уже выполнена. Отрезвление в этом случае может оказаться очень жестоким. Будем надеться, что в нашей стране до этого не дойдёт, ведь по-украински слово «гільйотина» звучит ничуть не приятнее, чем по-французски.

В любом случае, кино – будет. Зрители купили билеты, расселись по местам, и уже начинают волноваться. Лучше их слишком не раздражать.

Новини партнерів




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ